«Никаких выборов, тем более честных, просто не было»

5502-206345_126133924128093_100001944592104_181853_4405457_n
27 марта 2012 г.
Текст: Андрей Пугачев, корреспондент газеты «Гражданский голос»
Фото: Источник: facebook.com

В настоящее время мы встречаемся, обсуждаем ход, результаты и последствия прошедшего 4 марта мероприятия – название ему трудно подобрать.

Я позволю себе поделиться собственными мыслями по данному вопросу. Я присутствовал не в качестве наблюдателя, но в качестве представителя СМИ на избирательном участке №809 в городе Чебоксары, в Республиканской Клинической Больнице. Основной особенностью данного участка является то, что он является участком, образованным в месте временного пребывания избирателей, т.е. голосующих по месту жительства там нет.

Периодически ловлю самого себя на мысли, что когда я слышу слово «выборы», представляю себе избирательную урну, шкалу с итогами и т.п., то есть путаю выборы с процедурой голосования и подсчета голосов. Это очень серьезная ошибка, допускать которую не следует. Выборы – понятие куда более широкое.

А процедура голосования и подсчета голосов – только его составные части. И когда мы говорим о честных выборах, мы, действительно, хотим и честного подсчета голосов. Что включает в себя данный этап? Ровно то, что комиссия достает бюллетени из урны, раскладывает по стопкам и считает в соответствии с поставленными в квадратиках знаками, а не по разнарядке. После этого составляет протокол, который и заносится в систему ГАС «Выборы». Все просто и банально. Я думаю, что на том участке, где я был, данные требования были соблюдены в полном объеме. При подсчете я присутствовал, копию протокола получил. С данными, внесенными в ГАС «Выборы» совпадает. Я был практически уверен, что этот протокол не будут переписывать. В нем и так все «в порядке» — за одного из кандидатов отдан примерно 81% голосов, при среднем результате этого кандидата в городе Чебоксары около 56% по данным ЦИК.

Достаточно ли этого, чтобы признать выборы честными? Конечно же, нет. Потому как это лишь малая часть.

Следующей составной частью честных выборов является честная процедура голосования. Т.е. избиратель приходит на участок (один раз) и по собственной воле без давления и уговоров голосует. Тут уже начинаются вопросы. Постараюсь изложить ряд собственных наблюдений:

  1. Еще до открытия участка около него начали собираться сотрудники медицинского учреждения. На вопрос, почему их так тянет проголосовать как можно раньше, отвечали, что смена у них закончилась, и они хотят уйти домой поскорее. На вопрос члена УИК от «СР» о том, почему они не голосуют по месту жительства, если их рабочее время это позволяет, отвечали довольно скомкано. Ну хочется им так. Ну да ладно. В конце концов, может и правда хочется. Отработал человек ночную смену, хочет пойти домой, отдохнуть – так лучше сразу исполнить гражданский долг, чем потом на участок ходить.
  2. Голосование было весьма организованным. Т.е. после открытия участка практически сразу образовалась большая очередь из людей в белых халатах. А так же синих и зеленых. Вот это мне уже понять сложней – если бы я, находясь на работе, мог там проголосовать – я бы, скорее всего так и поступил, но в тот момент, когда лично у меня было бы несколько свободных минут, возможно, даже в компании одного-двух коллег, но не настолько массово. С другой стороны, для объективности можно признать, что врачи и медсестры просто очень дисциплинированные люди.
  3. В качестве членов комиссии и наблюдателей (кажется, от ЕР и кандидата В.В. Путина) на участке присутствовали представители республиканской клинической больницы. К сожалению, список наблюдателей я не запечатлел и сказать точно, какую должность они занимают, не могу, но впечатление сложилось, что далеко не санитары. Среди прочих, присутствовал заместитель главного врача по хирургической помощи. С одной стороны, это обычная практика (по крайней мере, для назначения членов комиссии), но с другой, напомню, что на этом участке нет списков голосующих по месту жительства. Голосовали там, в основном, пациенты и сотрудники РКБ. В кабинку для голосования, посторонние, само собой, не лезли, но предположу, что их присутствие на участке коллег дисциплинировало. Особенно, если перед этим проводилась агитационно-разъяснительная работа.
  4. Как минимум, один случай организованного подвоза избирателей был. Я не называю это «каруселью» — нет оснований. Но организованную доставку избирателей на участок я запечатлел.
  5. Попался при подсчете один интересный испорченный бюллетень. Всего их было 5 или 6, но один запомнился определенной особенностью. Как и многие испорченные избирателями бюллетени, он гасился по принципу «не обижай ни одного из кандидатов – голосуй за всех сразу». Но вот только в первых четырех квадратиках стояли прочерки, а в пятом – четкая галочка. К сожалению, его я не сфотографировал. Понятно, что это еще ни о чем не говорит, но не логично, ставя пометки напротив всех кандидатов, выделять одного из них. С другой стороны, это один из способов выполнить указание «снять бюллетень на телефон». Типа проголосовал за кого сказали, сфотографировал и потом проявил внимание к остальным кандидатам.
  6. Ну и списки, списки, само собой, будь они неладны. Про это сказано очень много, смысла повторять нет. Понимаю, что мед. персонал, что работают по графику. Ну вот нет у меня внутренней уверенности ни в том, что это было их собственным желанием, ни в том, что по месту жительства, они из списка вычеркнуты и никто за них не проголосовал.

Могу ли я признать, что процедура голосования была честной? Нет, на 100% я в этом не уверен – уж слишком много сомнений. И это даже при том, что в данном изложении я опираюсь исключительно на собственные наблюдения и не говорю о тех нарушениях, которых не видел своими глазами.

Далее переходим к самому интересному, в состав честных входит еще целая куча ингредиентов:

  • Наличие политического пространства, в котором сосуществуют разные взгляды и подходы;
  • Равнодоступность регистрации для кандидатов;
  • Соблюдение общих для всех правил агитации, в том числе, доступ к СМИ;
  • Невозможность использования административного ресурса на всех уровнях — от распоряжения бюджетными средствами, позволяющего преподносить любое финансирование, чуть ли ни как личный подарок кандидата, до агитации со стороны органов государственной власти и местного самоуправления, убеждения или прямого давления на сотрудников организаций, учреждений и предприятий (прежде всего бюджетников) со стороны их руководителей

Этот список можно продолжать, но я от этого, пожалуй, воздержусь. Так же как от бесконечного числа примеров их нарушения — нет смысла пересказывать информацию, полученную из общедоступных источников.

На мой взгляд, слишком большое внимание к результатам прошедшего 4 марта мероприятия, является ошибкой. Сам себя порой ловлю на мысли: «Вот, по официальным данным у Путина 63 с чем-то процента. Ну, с поправкой на ветер «карусели», вбросы, переписывание протоколов и прочую «доработку напильником» получится 40–45%, все равно победил бы во втором туре, все равно большинство за него».

Гнать такие мысли прочь. Если концентрировать внимание на голосовании, всех этих списках, «каруселях», вбросах, то рано или поздно попадаешь в ловушку разговоров о всенародной поддержке, о численности разнонаправленных митингов, о веб-камерах, сделавших выборы кристально прозрачными, с помощью которых даже показательно отменили итоги голосования на паре участков.

Никаких выборов, тем более честных, просто не было. А значит, мысли о поражении оппозиции можно отбросить. Считаю, что это очень важно, так как именно наши мысли, наше понимание ситуации определяют наши действия.

Документы

5869-dscn4427
5873-dscn4426
5874-dscn4429

Фотографии незаполненных увеличенных копий протоколов как с 809 участка, так и с 644, куда мы заезжали. Время на фотографиях указано.

5872-dscn4428

Фотографии незаполненных увеличенных копий протоколов приложены как с 809 участка,так и с 644, куда мы заезжали. Время на фотографиях указано.