«Наше редакционное задание превышает наши полномочия»

5521-%d0%9c%d0%b0%d1%80%d0%b8%d1%8f%20%d0%9a%d0%b0%d0%bc%d0%b0%d0%ba%d0%b8%d0%bd%d0%b0
26 марта 2012 г.
Текст: Мария Камакина, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Для России этот год выдался довольно сложным. Наверное, каждый согласится, что выборы сильно вымотали наш народ. На президентских выборах я и мой партнер работаем первый раз. Общаясь в интернете среди молодежи, среди своих же ровесников, мы прекрасно понимали, как негативно настроен народ в отношении доминирующей правящей партии, а в частности к ее главному представителю. Ну и если учитывать то, что большое количество населения нашей страны стало активно поддерживать оппозицию, то результаты выборов оставались для нас очень интригующими. Вот мой рассказ о том, что мы смогли увидеть в этот день.

Начало сразу же показало, с чем нам придется столкнуться в тот день. Нас не пустили на открытие участка. Сначала просто отказали без аргументации, а после все-таки соизволили позвонить в ТИК. Наша регистрация длилась около получаса и открытие участка нам проследить не удалось.

Зарегистрировавшись на двух расположенных в одном помещении участках, в школе № 44, мы принялись во все глаза наблюдать за вновь и вновь прибывающими избирателями. Спустя час неспешного голосования мы были поражены случившимся инцидентом. Мимо регистрационных столов в направлении избирательных урн быстрым шагом прошел молодой человек в полицейской форме, и в его руках был уже заполненный бюллетень. На замечание члена приемной комиссии полицейский ответил грубостью. Опустив бюллетень, он поспешил удалиться.

Спустя немного времени нам посчастливилось пообщаться с наблюдателем от кандидата Зюганова. Это оказался на редкость хороший мужчина. Наблюдатель рассказал нам о том, что во время открытия участка №51 он ознакомился с реестром избирателей на выездное голосование. Посмотрев на страницы реестра он заметил пометки напротив фамилий жильцов дома №3 в микрорайоне ДСК.

Естественно, он спросил у председателя комиссии, откуда эти знаки, но никакого вразумительного ответа наблюдатель не получил. Конечно же, спустя минуту пометки были стерты. Наблюдатель рассказал нам, что у него имеется информация о том, что жительница этого дома покупала голоса. Результат-жалоба.

На участке №54, в этом же помещении, мы стали свидетелями группового голосования по открепительным талонам. Мужчина в форме и 3 женщины в гражданской одежде (которых он как бы невзначай называл медсестрами) проголосовали под надзором еще одного мужчины.

Далее по маршруту нам предстояло посетить участок №52. То, с чем мы столкнулись там, нас и веселило и вводило в замешательство одновременно. Но обо всем по порядку….

Вежливо представившись председателю комиссии и секретарю, мы предоставили им все имеющиеся у нас документы, которые помогли бы им понять, представителями какой газеты мы являемся. Председатель попросила нас посидеть и подождать — пока она решит, стоит ли нас пускать.

Мы ждали 10 минут, 20, 30, а она тем временем изучала бумаги на своём столе. Спустя 40 минут она подозвала нас и указала на выдержки из своих документов. Смысл заключался в том, что мы не имеем права находиться на участке и что «наше редакционное задание превышает наши полномочия». На любые аргументы с нашей стороны она отвечала очень грубо и резко. Писать письменный отказ председатель так же отказалась и постоянно угрожала нам полицией. Наш спор прервал молодой представитель правопорядка, и попросил разъяснить ситуацию. В итоге он стал с нами сотрудничать, что очень сильно нас удивило! Представитель полиции посоветовал нам позвонить в ТИК с телефона участка, но и в телефоне председатель нам отказала. Полиция и тут пошла нам навстречу. Сотрудница полиции отвела в помещение поста охраны и предоставила телефон. В ТИКе были очень удивлены поведением председателя комиссии и обещали позвонить на её участок. Для того, чтобы лучше представить дальнейшее развитие событий, хочу еще раз отметить, что председатель была крайне зла и чересчур агрессивно настроена.

Спустя 10 минут она подошла к нам с улыбкой и любезно попросила не снимать видео и не мешать проведению выборов. На память мы оставили ей наклейку от Ассоциации «ГОЛОС».

Дальнейшие 4 участка (41, 49, 50 и 53) были образцово-показательными и писать о них не имеет смысла.

Настало время финального участка №42. Мы сразу заметили, что наблюдатели от кандидата Путина имели очень странную внешность. Их бритые головы и манеры поведения позволили нам сделать вывод о том, что они не самые обычные люди на этом участке. Впоследствии мы узнали, что на выездное голосование ездили только наблюдатели от Путина. А когда мы увидели, что председатель то и дело что-то шепчет каждому из них на ухо, то поняли, что на этом участке явно что-то происходило, но узнать ЧТО ИМЕННО нам так и не удалось, так как наблюдатели от Путина никак не шли с нами на контакт. Подсчет голосов прошел очень быстро и в 22:30 мы уже были свободны.

Вот самое значимое из увиденного нами в тот день. Могу сказать с уверенностью, что действующий политической режим в России не изменится, пока у людей не появится настоящий выбор между достойными кандидатами. А пока выбора нет, мы будем довольствоваться тем, что есть. Остается лишь ждать, осуществятся ли обещания нашего «нового» прежнего президента.