Хаос, гул и крик

28 марта 2012 г.
Текст: Алина Сальникова, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Я уже не в первый раз работала на выборах в качестве корреспондента газеты «Гражданский голос». И могу точно сказать, что все выборы разные: и по накалу страстей, и по нарушениям, и по реакции наблюдателей.

На первом же участке я столкнулась с очень любопытным фактом: на момент моего нахождения на участке № 1511 наблюдателей от «Единой России» было уже двое: один с правом совещательного голоса и наблюдатель. Но ожидался еще один наблюдатель, избирательная комиссия о его нахождении на этом участке знала (это учителя из этой школы).

На соседнем участке была аналогичная история. На вопрос, откуда наблюдатели пришли и кто их направил сюда, отвечали: «Мы прошли курсы, нам дали бумажку, с кем-то там договорились». Ничего точного и внятного. На момент моего отъезда с этого участка присутствовали три наблюдателя от «Единой России».

На участке № 1484 я провела больше времени: столкнулась с проблемой при регистрации. Желание председателя комиссии и секретаря сделать все правильно и по закону привело к путанице. У меня потребовали предъявить редакционное задание и аккредитацию. Именно на этом участке я приняла участие в проведении голосования вне помещения: в комиссию поступило 38 заявлений. При работе вне помещения для голосования все процедуры были соблюдены, члены участковой избирательной комиссии Тупилкин О.И и Гунько Н.С., которые проводили голосование на дому, работали профессионально четко, довольно быстро. При этом очень доброжелательно и с человеческим теплом относились к тем людям, которые не могли прийти проголосовать на участок.

На участок № 1630 я прибыла к шести вечера и увидела картину всеобщего напряжения. При этом наблюдатель от «Единой России» засыпала. В этот момент происходило голосование вне помещения, наблюдатели были не все. При регистрации я заметила, что списки избирателей сброшюрованы довольно странно. Наблюдатель от Миронова поведала мне историю жалобы на сброшюрованные списки, что ей словесно угрожали удалением с участка под предлогом: «ВЫ МЕШАЕТЕ НАМ РАБОТАТЬ».

Самое интересное, конечно же, происходило на последнем участке, № 1628, где я наблюдала за процессом закрытия и подсчетом голосов. С 19.00 до 20.00 на участке было все спокойно, я опросила наблюдателей, председателя комиссии.

Председатель охотно отвечала на все вопросы, подтверждая свои слова документами, и свободно разрешала интересоваться всем. Но после 20.00 спокойствие закончилось. После закрытия участка только в девятом часу пришла часть комиссии, которая находилась на голосовании вне помещения. В этом момент часть сброшюрованных списков избирателей были подсчитаны, часть их считала, параллельно председатель принимала неиспользованные бюллетени от членов комиссии. Хаос и гул начал нарастать. Председатель стала гасить бюллетени, а та часть комиссии все считала списки, заявления вне помещения для голосования, кто проголосовал и т.д.

Впервые, за все время работы на выборах, я видела такое. Как мне сказали: «Нормальная рабочая обстановка, каждый занят своим делом». Разделения этапов подсчета не было, поэтому было сложно наблюдать сразу 3 действия одновременно. Отсутствие организации в принципе.

Вскрыли переносные ящики!… А со списками числа все не сходились. Тут подняли вопрос о происходящем хаосе. Председатель говорила, что она не нарушала закона, что все идёт как надо, что она еще ничего не считала, а лишь подготовила все для этого.

ПОЛНОСТЬЮ ВСЯ РАБОТА ОСТАНОВИЛАСЬ, КОГДА ВСКРЫЛИ СТАЦИОННАРЫЕ ЯЩИКИ И РАЗОБРАЛИ В 2 КУЧИ (на участке происходило два голосования президентские выборы и довыборы в законодательное собрание Новосибирской области).

Председатель довольно эмоционально реагировала на замечания. Атмосфера накалялась… СПИСКИ НЕ СХОДИЛИСЬ В ТЕЧЕНИИ ЧАСА, книги пересчитывались не на один раз и всеми членами избирательной комиссии. Секретарь перестала держать себя в руках, и начала кричать на наблюдателя от КПРФ, который задавал вопрос за вопросом. К слову, этот человек — «фанатик» своего дела, во многом был прав, но и не видел грани разумного. На фоне всего этого стоял крик, председатель комиссии размахивала печатными изданиями ФЗ, он — своим блокнотом. Когда в итоге начали искать правду в ФЗ, опять я, не юрист, столкнулась с вопросом незнания ФЗ и непонимания юридической терминологии: чем отличается «принят, одобрен, введен в действие» и дата печати САМОГО ИЗДАНИЯ на титульном листе печатного варианта.

В конце концов, председатель приняла позицию «СДЕЛАТЬ ТАК, КАК СКАЗАЛ НАБЛЮДАТЕЛЬ», а он стоял «над их душами» со своей книжечкой или блокнотом. Несколько раз сказанное замечание по поводу не заполнения увеличенной формы протокола было проигнорировано на основе высказанного сомнения:« А ЕСЛИ ВДРУГ ЧТО-НИБУДЬ НЕ СОЙДЕТСЯ»?

Только около 23.20 комиссия приступила к непосредственному подсчету голосов. Голоса подсчитали, но контрольное соотношение протокола не сходилось, и минут 40 его пытались свести. И это произошло не с третьего, и не с четвертого раза.

Побывав на 8 участках за эти выборы, я пришла к выводу, что на разных участках все работают не одинаково. Многое зависит от личностных качеств, где-то всем наплевать, — лишь бы сделать все формально, а кто-то перегибает палку.