Могло быть по-другому

29 марта 2012 г.
Текст: Иван Смаглюков, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Небольшой обзор того, что происходило на избирательном участке 2112 в день голосования на выборах Президента РФ 4 марта 2012 года.

На мой взгляд, начать повествование нужно с работы наблюдателей от партий и кандидатов. На описанном ниже участке деятельность этих лиц, в целом, можно назвать неудовлетворительной.

Наибольшую активность проявили представители партий КПРФ (член УИК с ПРГ), «Яблоко» (член УИК с ПРГ), «Справедливая Россия» (наблюдатель). Стоит отметить, что пять из девяти наблюдателей по факту оказались просто «куклами»; двое хоть как-то принимали участие в визуальном подсчёте избирателей, пришедших на участок; один честно хотел помочь, но не знал чем, так как ему просто запретили это делать; и только один активно работал.

В самих наблюдателях была некоторая неразбериха, связанная с тем что многие присутствующие в основном отказывались признаваться, кого они представляют на самом деле, и какой статус имеют. В списке наблюдателей числилось 9 человек с указанием партии, однако присутствовало около 14–15 человек, которые постоянно меняли свою «ориентацию» от СР до представителей ЕР и Путина В.В. И это только те, кто имел статус наблюдателя и не являлся членом УИК, у которых также был свой список. Основной возрастной состав наблюдателей из списка — пожилые люди, из не определившихся — преимущественно женщины в возрасте до 45 лет.

Комиссия УИК состояла из 16 членов, в ней числились работник администрации г.Краснодара, представители партий и учителя.

Работу членов УИК 2112, считаю неудовлетворительной. Организация процесса выборов на участке была поставлена плохо, чему свидетельствуют предвыборные требования от партий и жалобы, полученные в ходе голосования.

Работа со списками велась неумело, допускались ошибки в ведении и заполнении документов строгой отчётности, списки голосующих вне помещения и списки присутствующих переделывались во время голосования. Допускались организационные и правовые ошибки в процессе по подсчёта голосов. В защиту учителей хочется отметить, что допускаемые ошибки объяснялись их юридической неграмотностью, незнанием законов и отсутствием должной подготовки. Представитель администрации в чине заместителя председателя УИК оказывал психологическое давление на членов УИК и на наблюдателей, что создавало нервозность в отношениях.

Качество работы наблюдателей могло изменить наличие юриста для быстрого и корректного оформления жалоб или методических указаний по их составлению.

Наличие активных наблюдателей помогло бы находить больше нарушений и тщательнее следить за ходом голосования. В условиях малого количества наблюдателей и отсутствия юриста, не хватало готовых для заполнения бланков жалоб, не хватало готовых схем действий при обнаружении тех или иных нарушений. Горячая телефонная линия помощи наблюдателям помогала, но, к сожалению, была часто занята.

Качество работы членов УИК могло изменить знание закона о выборах президента, а так же замена членов УИК из преподавательского состава на юридически грамотный персонал.

Нервозность работе членов УИК из числа преподавателей добавляла необходимость идти на работу к семи утра на следующий день после выборов, что является явным упущением в организационном процессе.

Результатами работы наблюдателей на участке 2112 считаю аннулирование голосования на выездной урне №1 по спискам голосующих вне помещения.

Само аннулирование существенно не влияет на итоги голосования по УИКу, было аннулировано 12 бюллетеней, но имело характер психологического воздействия на членов УИК. Отношение к наблюдателям стало более серьёзным и доверительным.

В качестве плохой оценки работы наблюдателей по УИК 2112, можно считать отсутствие попыток пресечь работу «карусели» из сотрудников ОМОН, и сравнительно большое число проголосовавших по дополнительному списку (106 человек). Малое число поступивших жалоб — 5 штук, по отношению к достаточно большому числу устных претензий и жалоб наблюдателей и членов УИК от партий.

Хочется так же отметить, что работа по голосованию вне помещения УИК проводилась в большей степени по гражданам, которые не вызывали самостоятельно выездную комиссию, около 25% из списка голосовавших на дому, не были найдены по месту проживания. Жильцы многоквартирных домов жаловались на то, что списки по голосованию на дому, составлялись не по всем желающим проголосовать. Как правило, такие списки составляли сотрудники социальных служб. Сведения о данных сотрудниках отсутствуют в журнале заявок голосующих на дому, список переписывался, в бланки предоставленные ТИКом не соответствовали государственному образцу, в них отсутствовала информация о заявителе по голосованию вне УИК.

Наличие достаточно большого числа якобы наблюдателей от якобы партий, наводило на мысль о запасном составе, который мог ввестись в работу УИК для «улучшения результатов голосования и явки избирателей».

Удаление, кстати сказать, происходило достаточно оригинально. Список присутствующих просто переписывался, и лица, не вошедшие в новый список, должны были покинуть участок по букве закона, и без обязательных объяснений на этот счёт со стороны УИК. Направления на данный участок у наблюдателей к этому моменту изымалось на законных основаниях.

Удалили меня (представителя СМИ) с УИК 2112 где то в 11–00, однако наличие второго направления от партии «Справедливая Россия» на данный участок позволило мне вернуться к работе, что вызвало недоумение у членов УИК.

Отмечаю также, что у заместителя председателя УИК (со слов, якобы беспартийного работника администрации) был список выданных направлений на УИК 2112 наблюдателей от «СР».

В результате работы УИК 2112 был составлен протокол 05.03.2012 в 01–00, копии которого были выданы наблюдателям. Данные, занесенные в них, полностью соответствуют официальным.