«Если закон не нарушаешь, то и бояться нечего!»

5582-kanterova_3
05 апреля 2012 г.
Текст: Анна Кантерова, корреспондент газеты «Гражданский голос»

И на парламентских, и на президентских выборах в доставшуюся мне выборку попадали УИК со здравомыслящим и грамотным руководством. Многим моим коллегам, в отличие от меня, в декабре порядком досталось – их заворачивали практически со всех участков. Но хоть мартовские выборы и были более спокойными для «ГОЛОСа», но не совсем безоблачными. Так, обходя в течение дня «мобильные» участки, я узнала, что из ТИКов во все УИКи были даны директивы — корреспондентов «Гражданского голоса» на участки в этот раз пускать, но …ненадолго и без особых передвижений.

Многие очевидцы говорят и пишут о том, что на выборах повсеместно были «вбросы», фальсификации и прочие нарушения выборного законодательства… Не сомневаюсь в правдивости своих коллег и в том, что где-то такие нарушения были. Но уж точно не на тех участках, где я присутствовала! Причем на двух прошедших выборах –декабрьских и мартовских. И оба раза я проходила подготовку, а затем работала, как корреспондент газеты «Гражданский голос».

В декабре, когда большую часть томских представителей газеты «Гражданский голос» на участки не пускали, либо со скандалами выводили, мне посчастливилось за весь день ни разу не встретить хоть какого-то ущемления своих гражданских и журналистских прав. На «стационарных» участках я присутствовала на открытии, закрытии и при подсчете голосов с подведением итогов. «Мобильные» обходила с коллегой в течение дня с целью проверить соблюдение норм законодательства.

На всех участках пускали нас и давали возможность задать вопросы наблюдателям от партий и кандидатов (хоть облизбирком и выступил против опросов), разрешали проводить фотосьемку.

В марте комиссии отнеслись к моему появлению с настороженностью: все уже знали, что на прошлых выборах было четкое распоряжение «сверху» — не пускать, а в этот раз — никто не звонит и писем руководящих не шлет, тишина. На двух участках председатели УИК даже бдительно звонили в ТИКи и справлялись «о возможности нахождения журналистки «Голоса» на территории участка», а также «возможности внесения в список присутствующих представителей СМИ». На одних участках снимали копию с моего паспорта, редакционного удостоверения и свидетельства о регистрации газеты. На других участках — вносили данные в реестр. Никто не знал точно, какие доказательства моего посещения нужно оставить для истории.

Кстати – любопытный факт! На декабрьских выборах, зная, что, по мнению вышестоящего руководства, «нашу газету пускать никуда нельзя», председатели все же знакомились с моим пакетом документов и на участок допускали, но предупреждали, что в список вносить не будут. Наверное, перестраховывались. Все-таки, указание сверху!

Что касается нарушений, то на обоих выборах серьезных нарушений мы не выявили: участки оформлены правильно, подвозов не наблюдалось, работе наблюдателей не препятствовали и т.д. Комиссии просто работали, обеспечивая гражданам возможность сделать свой выбор. Без давлений и ограничений.

Тогда зачем были организованы эти недопуски? Если все и так правильно и честно? Если закон не нарушаешь, то и бояться нечего! Только рейтинг себе испортили те председатели, которые не соблюдали ни дух, ни букву закона.

Слушая на итоговых собраниях журналистов и наблюдателей, прошедших со мной обучение в «Школе активного гражданина», рассказы о том, как их полицейские выводили с участков или председатель УИК убегала куда-то с оригиналом протокола об итогах голосования, я очень радовалась, что на «моих» участках выборы проходили без подобного «экшена». Как будто мое участие в работе «Гражданского голоса» было ложкой меда в целой бочке дегтя.

Я теперь часто оставляю комментарии в соцсетях, что не везде голосования проходили с нарушениями и не везде комиссии ведут себя по-свински и нарушают закон. Я своими глазами видела и даже снимала те участки, где люди осознавали, что выборы можно провести честно. И большое спасибо, членам комиссий, законы о выборах не только читавшим, но и соблюдавшим!

Для справки:

Некоторым журналистам отказ в допуске на участок мотивировали тем, что мол, «газета неизвестная, новая, специально для срыва выборов созданная». Если кто-то и сейчас так думает, то пишите и я расскажу о своем опыте сотрудничества с ассоциацией «ГОЛОС» и работе в газете.

Первый раз я столкнулась с Томским «ГОЛОСом» в 2007 году. Тогда мы в профкоме студентов Томского госуниверситета только начали восстанавливать Комиссию общественного контроля. В рамках работы комиссии я и познакомилась с этой организацией. Вместе защищали права на медобслуживание и общежитие иногородних студентов, готовили акции, собирали подписи, проводили общественный контроль соблюдения прав потребителей студенческого общепита. Об этом были репортажи в газете «Гражданский голос». Потом при моем участии в Томске был создан Межвузовский студенческий совет по оздоровлению и общественному контролю, который тесно сотрудничал с Томским «ГОЛОСом» в межвыборное время. В общем, я лично могу ручаться, что за 5 последние лет ассоциация «ГОЛОС» не только выпускала газету «Гражданский голос», но вела активную деятельность, защищая права граждан в различных областях нашей жизни.