Процесс пошел

28 апреля 2012 г.
Текст: Оксана Еремина, корреспондент газеты «Гражданский голос»

Сумасшедшее время в нашей стране. Каждый, ну почти каждый гражданин одевается и идет в путь, чтобы отдать свой голос Родине, поставить галочку в клеточке и тем самым “спасти страну от краха”. В последнее время, как многие стали замечать, народ потихоньку “очнулся”, он осознает, что нужно не просто ставить галочки, а при этом еще и что-то делать, ведь если не ты, то кто еще за тебя сделает страну лучше? Начинаются митинги, дебаты, мини-войны оппозиционеров…все верно, народ борется за то, что ему ближе, так и должно быть. Рано или поздно ведь должно произойти такое, что каждый россиянин без зазрения совести и насмешек сможет сказать: “Я точно знаю, что в нашей стране честные выборы!”.

И вот, затишье перед бурей. Последний предвыборный день, все кандидаты затаились в тишине. Все ждут. Жду и я как наблюдатель. С вечера еще раз прочитала справочник, уложила в папочку все необходимые документы, еще раз перечитала, то что я в праве делать, а что нет.

Звонит будильник, 5 утра, пора вставать, контрастный душ, сытный завтрак, ведь целый день же нужно на ногах стоять. В 7.00 я выхожу из дома, в 7.15 захожу в свой первый участок. Холодно. Стены зеленые, не люблю этот цвет. Комиссия нервная, все волнуются, идет подготовка, потихоньку подтягиваются наблюдатели от кандидатов. И вот время 7.45 нам как наблюдателям показали пустые ящики для голосования, как переносные так и стационарный. Показали сейф с датчиком бесперебойного питания веб камер и опечатали его. Идут последние приготовления, председатель комиссии раздает под подпись бюллетени, выдает книги избирателей, время 7/55, звучит гимн Российской Федерации, мы все встали, председатель объявила участок открытым и поздравила нас с началом проведения голосования.

Механизм запущен. Процесс пошел. Я перемещаюсь с участка на участок, разные люди, разная комиссия, где — то добрые и радушные, где — то злые и ворчливые. Но в целом все оказались честными, рациональными, мной не было зафиксировано ни одного нарушения. На участке № 2851 собрались очень душевные, приятные люди. Пока народа не было, эти милые дамы вспоминали как раньше проходили выборы: «на улицах устраивались концерты, массовые гулянья, были столы с бесплатными наивкуснейшими булочками и пирожками, мужчинам раздавали пиво, а женщинам лимонад.»

И вот судьба нас вновь связала. На прошлых выборах я была стационарным наблюдателем на участке №2845. И вот я опять здесь. Моя любимая комиссия, как все они рады были меня видеть. Даже наблюдатели те же, ощущение, будто я дома. Этот участок идеален для проведения голосования, он большой, в нем удобно всем — и комиссии, и наблюдателям, и избирателям. Никто нигде не ютится, не томится. Ах и да, ширмы для голосования — шторки здесь не прозрачные, как на других участках. Здесь мы с комиссией и с наблюдателями разговаривали про генерала Петрова К.П, председателя партии «Курс Правды и Единения», которая составляла сильнейшую конкуренцию партии Путина в былые годы. Я благодарна тем людям, которые рассказали вчера мне про него. Настало время мне переходить на другой участок, со всеми попрощались, пожелали друг другу удачи.

За спиной 6 «перепрыгнутых» мною барьеров. Осталось два. На участке № 2846 сидела комиссия из разряда «женщины вамп», строгий, просверливающий меня изнутри взгляд председателя комиссии заставил почувствовать меня неловко, но тут мне на помощь пришел наблюдатель, сказал комиссии, что я «свой человек», рассказал мне об особенностях данной комиссии — все сидящие здесь женщины работают в женской колонии.

Так же он мне показал очень удобный маршрут наблюдателя, который был выдан представителям от Прохорова, и, кстати, хотелось бы заметить, что их карта наблюдателя гораздо удобнее и доносит до «верхушки» куда больше сведений и ходе голосования, нежели наш блокнот наблюдателя.

Здесь на участке было два интересных случая. Пришла женщина с бабушкой 1926 года рождения, голосовала по открепительным, но на нем не было поставлено печати. Комиссия долго не могла принять решение разрешить ли голосовать бабушке. Они пытались дозвонится до некого Кобелева, но он не брал трубку, и тогда комиссия, пожалев бабушку, так как та еле ходила и приехала к нам совершенно из другой деревни, собрала общее голосование членов комиссии и наблюдателей. Мы всеобщим собранием дали добро на то, чтобы бабушка смогла проголосовать.

Второй случай: Пришла женщина, сказала, что сдала паспорт на переделку, так как ей исполнилось 45 лет. Справку в паспортном столе ей не выдали, и она просила дать ей возможность проголосовать по заграничному паспорту.Комиссия отказала, так как в таких паспортах не было прописки. Женщина и ее супруг во все горло кричали, что загранпаспорт — это такой же документ, удостоверяющий личность, и что комиссия нарушает их права, не давая этой даме проголосовать. Председатель комиссии четко дала им понять: нет в документе прописки — нет темы для споров.

Последний рывок. Вот я на последнем участке, здесь я останусь и при подсчете. Участок № 2863. Состав комиссии впечатляющий, строгие женщины бальзаковского возраста, в начале не очень радушно меня приняли, но потом все уладилось. Время 20.00. Участок закрывается. Начинаем работу. Опечатываем стационарный ящик. Вплотную идет работа со списками избирателей. Затем по каждому списку председатель вслух оглашает результаты, их записывают. Все сошлось. Комиссия довольна. Вскрывают переносной ящик для голосования, бюллетеней ровно 26, как и должно быть. Затем вынимают голоса из стационарного ящика. Подсчет пошел. Дополнительную работу создала себе комиссия: каждый голос показывали на камеру и вслух считали. На нашем участке конкуренцию Путину составил Зюганов. Все данные сошлись, все вносится в протокол. Комиссия звонит «верхам». Наблюдателям выдали копии протокола, но заполнять их попросили нас самих. Нам все заверили, подписали, сделали должным образом. Время 23.00. Я вызываю такси, еду домой. Работа закончена. Всем спасибо за внимание.