«В стране формируются два полюса настроений»

5954-13w
14 июня 2012 г.
Фото: altairk.ru

«Ситуация в отношениях между властью и внесистемной оппозицией плачевная, — отметил, подводя итоги политического сезона региональный координатор ассоциации «Голос», директор Фонда региональных программ «Открытая Россия — Иркутск» Алексей Петров. — Происходит «закручивание гаек», то есть именно, что, чего ожидала оппозиция от Владимира Путина после его возвращения на президентский пост.

Спектр проявления этой тенденции широк — сворачивание политической реформы, драконовский закон о митингах, задержания, обыски. Очевидно, Путин как политик и как человек полностью сформировался, поэтому ожидать от него «перезагрузки», надеяться, что появится некий «новый Путин», «Путин 2.0» и т.п., не приходится».

«Жесткие действия (по существу, репрессии) в отношении лидеров протестного движения преследуют, как минимум, две цели: обезглавить внесистемную оппозицию и напугать тех, кто еще не примкнул к акциям протеста, но собирался это сделать, — считает эксперт. — Однако эффект получился неоднозначным: на некоторых акции устрашения подействовали, но все же уличные мероприятия оппозиции в столицах по-прежнему многолюдны. Не стал исключением и «Марш миллионов» 12 июня».

Говоря о внесистемной оппозиции, Алексей Петров отметил сосредоточие ее сил в Москве и Санкт-Петербурге: «Там, как и везде, у них нет ясного понимания, что делать после смены власти, но есть большие группы политизированных людей и немало ярких лидеров «новой волны» — Алексей Навальный, Сергей Удальцов, Илья Пономарев, Дмитрий Гудков. В провинции, даже там, где результаты выборов хуже для нынешней власти, чем в Москве (например, в Иркутской области), такого актива нет, и поэтому ситуация внешне спокойная. Это, кстати, одно из последствий длительного оттока «продвинутой», «креативной» части населения из Сибири, Приангарья в западные районы страны и за рубеж».

Тем не менее, заявил политолог, ситуация в регионах может измениться в связи с июльским повышением цен и тарифов, а также осенними выборами: «Люди сильнее почувствуют сугубо житейские, экономические проблемы, и это скажется на их настроении». В таких условиях, по мнению Петрова, многое зависит и от политической мудрости региональных руководителей, их способности находить компромиссы, учитывать все точки зрения, находить взаимоприемлемые решения.

«Эффективность жесткой линии все же весьма ограничена и может дать желательный для власти эффект лишь на короткий период времени, — полагает Алексей Петров. — Неизбежно встанет дилемма: или дальше ужесточать давление на оппозицию, приближаясь к сталинским стандартам, или все же решаться на реальные уступки, к чему пока не видно психологической готовности».

Эксперт отметил нарастающую поляризацию и радикализацию общественных настроений: «Это видно, в том числе, и на парламентских партиях — системной «оппозиции ее величества» — КПРФ, ЛДПР и «Справедливой России». В условиях, когда формируются два полюса настроений («или — или») — за Путина («оставить примерно так, как есть») и против него (очень серьезные, глубокие изменения политической системы), промежуточная линия («подкрасить», «улучшить», «подлатать»), которую представляют парламентские партии, теряет своих сторонников. Символично, что сейчас больше разговоров о Путине, Медведеве и — тут же — о Навальном и Удальцове, но все меньше общественного внимания Зюганову, Миронову или Жириновскому».

Впрочем, уверен, Алексей Петров, «у системных партий еще есть шанс развернуть ситуацию в свою пользу, но с обязательным условием — им нужно дополнительно отдалиться от нынешней власти». Серьезной проблемой эксперт считает и «откровенную слабость» премьера Дмитрия Медведева, который, «как показали последние четыре года, плохо ориентируется в происходящих процессах». «И, наконец, главной задачей, стоящей перед участниками политического процесса является недопущение кровопролития, насилия, массовых беспорядков. Спорные вопросы необходимо решать мирным путем, даже если добиться этого трудно. Сейчас еще есть возможность договориться о цивилизованных методах борьбы, и слово здесь за обеими сторонами».

Альтаир