Пресс-релиз о ходе голосования в городе Лермонтов. И опять переносные урны

5965-%d0%92%d0%b0%d0%b4%d0%b8%d0%bc%20%d0%a4%d0%b8%d0%bb%d0%b8%d0%bf%d0%bf%d1%87%d0%b5%d0%bd%d0%ba%d0%be,%20%d1%87%d0%bb%d0%b5%d0%bd%20%d0%98%d0%9a%d0%a1%d0%9a,%20%d0%a3%d0%98%d0%9a%20no.%20752
17 июня 2012 г.
Текст: Григорий Орехов

Город прославился на весь мир в марте этого года, когда возмущенные беспрецедентным произволом чиновников, снимавших с выборного марафона всех несогласованных с властями кандидатов, горожане буквально восстали и провели многотысячный митинг протеста, а потом еще три десятка человек объявили голодовку. Конфликт был разрешен с участием Москвы: на 17-е июня были назначены повторные выборы депутатов городского Совета.

К двум часам дня в Лермонтове проголосовали 32 процента избирателей.

Ставропольское отделение «Голоса» направило в Лермонтов для контроля за ходом голосования шестерых волонтеров, участвовавших в декабрьской и мартовской выборных кампаниях.

Уже накануне стало ясно, что скандалов в день голосования избежать не удастся. Временная избирательная комиссия города отказалась включить в состав рабочей группы по наблюдению за вводом данных в систему ГАС представителей оппозиционных парламентских партий – КПРФ и «Справедливой России». Коммунисты 7 (!) раз ходатайствовали о включении в группу представителя партии, и семь раз им отказывали без какого-либо внятного объяснения. Трижды избирком завалил кандидатуру от «Справедливой России». Такое неприятие чужих «глаз и ушей» в столь деликатном месте наводит на определенные раздумья.

Утро для некоторых корреспондентов «Гражданского голоса» началось с ожесточенных схваток с председателями участковых избирательных комиссий, которые требовали аккредитации (УИК № 752).

Примерно через час после открытия избирательных участков стало ясно, что одной из самых конфликтных тем станет использование переносных урн и все, что с ними связано. Коррепонденты «Голоса» зафиксировали типичную ситуацию: на избирательных участках (№ 748, 755, 749) нет законно оформленных реестров граждан, пожелавших проголосовать на дому, нет заявлений от них. Вместо этого руководители комиссий сообщали, что имеются списки в двадцать, тридцать, сорок граждан, которые якобы звонили по телефону. Заявления они напишут потом, когда к ним приедут с урной.

Выяснилось, что инициатива составления подобных маршрутов принадлежит одним и тем же отдельным кандидатам. Один из таких списков, подготовленный сторонниками кандидата Андрея Коломыцева, вызвал ожесточенную перепалку. В которую сначала вынуждены были вмешаться представители полиции, а потом и член краевой избирательной комиссии Вадим Филиппченко, командированный из Ставрополя приглядывать за голосованием. Он посчитал инициативу вполне законной: его не смутило, что реестры для голосования вне помещения не составляются, как это положено по закону. Эксперты считают, что это может создать воможность организовать фальсификации с помощью переносных урн. Эта технология была опробована на мартовских выбора, а в Лермонтове она отшлифовывается.

Корреспонденты «ГОЛОСа» отметили еще одну особенность, отличающую выборы в Лермонтове от мартовской и декабрьской кампаний — повышенную активность наблюдателей. На некоторых участках было до 15–20 наблюдателей. А рекорд поставлен на УИК № 752, где присутствует 31 наблюдатель. Причем наблюдатели на этот раз более подготовлены, ставят в тупик представителей власти, членов избиркома и участковых комиссий грамотными вопросами и хорошим знанием избирательного законодательства.