О чем спросили наблюдатели председателя омского избиркома

25 июня 2012 г.
Текст: Алексей Голубков

Наши читатели уже знают, что 17 июня в Омске проходили выборы мэра – в наблюдении за которыми принимал участие и «Политдозор». Данную идею нам удалось реализовать по предложению «Гражданина наблюдателя» (после нашей публикации на него откликнулось семь новосибирцев), особенно же следует отметить поддержку и содействие ассоциации «Голос» и регионального отделения «Яблока».

Между тем, сами выборы были отнюдь не единственным событием в Омске, заслуживающим внимания. Днем раньше нам удалось попасть на весьма интересную пресс-конференцию (кстати, странным образом не замеченную местными журналистами). В ней участвовали:

  • координаторы наблюдательских ассоциаций «Омский выбор», «Наблюдатели Петербурга», «Гражданин наблюдатель», «Голос» (и конкретно зам. исп. директора ассоциации Григорий Мельконьянц);
  • зам. начальника областной полиции, полковник Юрий Виноградов;
  • председатель городской избирательной комиссии Тамара Повеляйкина.

Вполне логично, что именно последняя привлекла к себе наиболее пристальное внимание пришедших – в основном, это были наблюдатели.

Началось мероприятие вполне оптимистично: было провозглашено, что налажено сотрудничество с правоохранительными органами и горизбиркомом (подобные встречи проводились и ранее – подтвердила председатель комиссии) и что криминала на этих выборах не предвидится.

«Мы не сторонники фальсификаций – да какая вообще речь может об этом идти!» – начала свое выступление Тамара Повеляйкина. Она рассказала, что проведен ряд семинаров с председателями УИКов, им выдана памятка как работать со СМИ и дана четкая установка: вести себя корректно.

Можно ли смотреть персональные данные?

Вскоре Тамара Григорьевна плавно перешла к предписаниям для наблюдателей. На данных выборах – от всех кандидатов и выдвинувших партий – их могло быть максимум 12.

Выяснилось, что наблюдатель, равно как и представитель СМИ, не может перемещаться по всему участку и подходить к выдаче бюллетеней – поскольку не вправе смотреть персональные данные. Наблюдатель находится на своем месте: оно определено и весь участок оттуда виден. Если же он заметил, что член комиссии ведет себя неправильно, обращаться к нему можно только через председателя. Конечно же, наблюдатель имеет право, не мешая ходу комиссии, знакомиться со всеми списками избирателей – однако, во время выдачи этого лучше не делать.

Между тем, юрист «Гражданина наблюдателя» Алексей Овчинников явно не согласился с таким подходом – сказав даже, что наблюдатель не только имеет право, но и обязан убедиться в правильности переноса данных из паспорта: иначе его деятельность абсолютно бессмысленна. И при наличии подозрения, обращаться следует отнюдь не к председателю, а к конкретному члену комиссии – в противном случае, может оказаться поздно.

Пожалуй, данная дискуссия затронула одну из действительно самых сложных проблем в наблюдении за выборами. С одной стороны, ознакомление с персональными данными человека против его воли вполне справедливо запрещено законом. С другой стороны – это единственный надежный способ зафиксировать голосование одного человека на нескольких участках, т.н. «карусель».

Конечно, вообще таких способов известно достаточно много – но строго говоря, все они работают только при условии откровенно грубой фальсификации. Например, если вся толпа «карусельщиков» доставляется на одном специальном автобусе, подъезжает прямо к дверям избиркома, одновременно заходит, воровато озираясь по сторонам… Либо если фамилии в списке, под которые выдаются бюллетени, явно отмечаются галочками… Или за этими фамилиями окажутся реальные люди, решившие, вопреки ожиданиям, прийти проголосовать… Наконец, если член комиссии открыто заносит в список «мертвые души», не будучи занят с избирателями, а не конкретно в момент, когда «карусельщик» сидит перед ним, ничем не отличаясь от обычного человека. Если же обманщикам всё это удается обойти, разоблачить их можно лишь приставив к каждому члену комиссии по наблюдателю, а в идеале – от каждого кандидата.

Очевидно, нечто подобное имела в виду и Тамара Повеляйкина, заявив, что не видит необходимости «стоять над членом комиссии двенадцати наблюдателям» или хотя бы и членам с правом совещательного голоса (которые могут знакомиться с любыми документами).

По крайней мере, было сказано, что в случае необходимости проверки документов, естественно обратиться к сотрудникам полиции.

За что сняли Иноземцева?

Кульминацией мероприятия стало, пожалуй, выступление блоггера Елены Завьяловой, работавшей в оргкомитете проекта «Гражданин мэр».

– Когда Вы снимали Владислава Иноземцева с выборов в Омске, Вы заявляли омским СМИ о том, что были найдены ужасные, многочисленные фальсификации подписей. На суде выяснилось, что недействительных подписей было всего восемь штук, другие подписные листы были сняты по формальным основаниям.

В конце Завьялова поинтересовалась, не желает ли Повеляйкина извиниться перед Иноземцевым и работниками его штаба за свое вранье в СМИ.

– Вы глубоко заблуждаетесь! Я председатель комиссии, которая выборами занимается двадцать лет. И я вам всем официально заявляю: за свои двадцать лет такого безобразия в подписных я не видела никогда! Никогда! – ответила Повеляйкина. Далее она объяснила, что в подписях присутствуют «задвоения» – полностью переписанные листы.

– Суд этого не увидел! – парировала Елена.

– Суд это увидел: в суд это всё было представлено…

Информацию относительно восьми подписей председатель горизбиркома назвала неправдой. Надо признать, из ситуации она вышла весьма достойно – предложив любому желающему пройти в избирком и посмотреть пресловутые подписи.

Вечером мне удалось пообщаться с Еленой Завьяловой еще раз: она проводила для приехавших наблюдателей экскурсию по Омску и рассказывала о работе в избирательной кампании Варламова. Упомянула она и о результатах похода в горизбирком. Пришедшим было продемонстрировано три полностью совпадающих листа, всего 21 подпись — впрочем, из числа тех, что и так были отклонены по формальным основаниям (сколько в таких листах всего поддельных подписей, избирком не сообщил). Кстати, эти основания касались, в частности, того, что в адресе сборщиков было написано просто «Омская область…» и дальнейший адрес, тогда как следовало указывать «Омская область, Омский район…»

О поддельных подписях Иноземцева писал также Максим Кац — однако, еще до сдачи их в избирком. Как сообщила Елена, после этого в штабе Иноземцева подписи проверялись вторично.

Где место наблюдателя?

Упоминание стажа Тамары Григорьевны вернуло дискуссию в прежнее русло: один из слушателей попросил ее указать, где в федеральном законе «О гарантиях избирательных прав» упоминается такое понятие как «место для наблюдателя». Сначала председатель сказала, что на любом из участков так или иначе необходимо определить место нахождения людей.

– Я другой вопрос задал – продолжал наблюдатель – Может быть, опираясь на Ваш двадцатилетний опыт, Вы мне скажете номер этой статьи? Или скажете, что это законом не предусмотрено и перестанете употреблять это противозаконное словосочетание?

Председатель была вынуждена признать, что речь идет лишь о рабочем названии. Однако, по ее мнению, наблюдатель должен знать, где ему удобно наблюдать весь избирательный процесс.

В ответ на это было замечено, что этот вопрос наблюдатель вполне может решить самостоятельно – тем более, что у всех людей разное зрение: дальнозоркие любят стоять у входа, близорукие – у урны.

Кто проводил незаконную агитацию?

Далее спрашивающие заинтересовались, почему в «день тишины» продолжает висеть агитация кандидатов (особенно на биллбордах). Этот вопрос поддержал и присутствовавший в зале Александр Коротков, выдвинутый «Яблоком». По его словам, всю собственную агитацию он снял по просьбе комиссии до 15 июня – хотя другие заключили договор на размещение до 18-го; как утверждает кандидат, в данном вопросе прокуратура также заняла его сторону.

Из ответа выяснилось, что в законе вообще отсутствует норма, предписывающая снимать уже имеющиеся материалы. Убрать к сегодняшнему дню агитацию предписывалось только на транспорте – что же касается остальной, то в «день тишины» всего лишь нельзя заключать договор на размещение новой агитации, тогда как старая может висеть «в специальных местах», с пометкой «Выборы-2012».

Впрочем, надо признать, что небольшие плакаты Короткова нам удалось обнаружить в ряде мест по нескольку штук сразу. Однако, на биллбордах действительно были замечены все остальные кандидаты – хотя в большинстве случаев это был победивший в итоге кандидат от «Единой России» Вячеслав Двораковский (чуть чаще остальных – Ирина Оверина от «Справедливой России»).

Уже под конец встречи присутствовавшие поинтересовались, будет ли уместно спросить, к какой партии принадлежит председатель.

– К партии «Единая Россия» – ответила Тамара Повеляйкина.

Гражданские новости Сибирск