Право на выбор Губернатора

26 июня 2012 г.
Текст: Елена Сидоренко

26 июня депутаты облдумы будут голосовать за новый закон о выборах губернатора Томской области. Причем сразу в двух чтениях.

Еще в апреле ГосДума России приняла закон, по которому главы регионов будут избираться, а не назначаться Президентом. Первые выборы губернаторов должны пройти уже в октябре этого года — в Амурской, Белгородской, Брянской и Новгородской областях.

Томская область, также как и все остальные регионы должна успеть принять свой закон до 1 июля. Поэтому 26 июня депутаты облдумы будут голосовать за новый закон о выборах губернатора Томской области. Причем сразу в 2 чтениях.

Но спешки можно было бы избежать, если бы облизбирком заблаговременно предоставил данный законопроект в облдуму. Случилось так, что майское заседание облдумы и заседание облизбиркома было проведено в один день 29 мая. В результате проект был направлен в облдуму тогда, когда времени для его широкого депутатского и общественного обсуждения уже практически не осталось. Хотя Комитет избирателей сразу же направил письмо в областную думу, предложив рассмотреть и обсудить данный законопроект на заседании Совета общественных инициатив (СОИ), создать Рабочую группу по его доработке из числа депутатов, представителей партий и общественности, а также обсудить его на сайте областной думы.

Результатом наших предложений стало включение четырех представителей общественности (от СОИ) в рабочую группу по доработке законопроекта. В рабочую группу вошли также все руководители думских фракций и председатели комитетов Думы. Кроме предложений от депутатов и общественников свои заключения на законопроект представили также областные прокуратура и Минюст, совет муниципальных образований, юристы областной администрации и думы.

Надо сказать, что до регионов, над законопроектом потрудилась Рабочая группа Центризбиркома, которая подготовила такой модельный закон, при котором на усмотрение регионов мало вообще что осталось. По сути – серьезно местные депутаты могли обсуждать только право на самовыдвижение и величину муниципального фильтра.

Тем не менее, мы все же сделали очередную попытку повлиять на власть, т.к. считаем, что будущий Закон о выборах Губернатора области должен быть максимально демократичным и создавать равные условия для партий и независимых кандидатов — даже в тех рамках, в которые нас поставил федеральный законодатель. В частности – предусмотреть любым гражданам Томской области, достигшим 30 лет в полной мере использовать свои конституционные права на участие в выборах. А эти права подразумевают не только права избирателя (активное избирательное право), но и возможность свободного, независимого от партий выдвижения (пассивное избирательное право). Для самовыдвиженцев мы предложили сбор подписей избирателей: 0,5% от числа избирателей, проживающих в регионе. Не факт, конечно, что будет много желающих, но важно само наличие такой возможности. Кстати, пока такая норма прописана лишь в Ярославской области. Возможно под воздействием прошедших 1 апреля выборов, когда мэром города был избран беспартийный самовыдвиженец, победивший единоросса. Правда, воспользоваться самовыдвижением ярославцы смогут лишь через 5 лет, т.к. накануне принятия закона им спешно поменяли губернатора-назначенца

15 июня прошло заседание рабочей группы по доработке законопроекта о выборах Губернатора, а 19 июня – заседание Комитета по законодательству, государственному устройству и безопасности областной думы. На обоих заседаниях выступил председатель облизбиркома Э. Юсубов, который представил свои аргументы по наиболее спорным вопросам, касающимся самовыдвижения и муниципального фильтра. На сегодняшний момент они таковы: выдвижение только от партий при поддержке 9% депутатов и глав муниципальных образований в 3\4 муниципальных образований.

Какие аргументы при этом были выдвинуты?

Отсутствие механизма самовыдвижения в томском законопроекте председатель облизбиркома Э. Юсубов прокомментировал так: «Политические партии являются главными субъектами политической системы. Избирательный процесс крайне динамичный и затратный. А способен ли самовыдвиженец, отдельно взятый человек, организовать эту кампанию и довести её до конца? В данное время в области нет таких людей, которые могли бы полностью самостоятельно и без поддержки партии провести все необходимые процедуры по выдвижению и сбору подписей.

Еще одним аргументом облизбиркома является «линия президента В.Путина на увеличение роли партии» и то, что «без самовыдвижения не будет возможности для выдвижения технического кандидата», чем пользуется партия власти во многих регионах, при этом отсекая всех остальных кандидатов».
Трудно поверить в то, что в нашем регионе не найдется кандидат, способный стать самовыдвиженцем. К тому же мы не знаем политической обстановки, которая сложится в области через 5 лет.

Анализ высказываний представителей избирательных комиссий в других регионах, показывающий почти одинаковые термины используемые в риторике тех, кто отстаивает отказ от самовыдвижения ( «институт самовыдвиженцев на уровне субъекта себя изжил», «президент страны взял курс на развитие многопартийности», «это позволит избежать попадание в число кандидатов некомпетентных граждан» и др.), дает основание полагать, что исключение самовыдвиженцев на выборах губернаторов и увеличение муниципального фильтра — это явное «политическое решение», идущее сверху.

А возможная вилка «на усмотрение регионов» — лишь для проформы. Как это было в 2006 году, после внесения поправок связанных с общественным контролем на местных выборах. Такой контроль возможен, но на усмотрение региональных депутатов. Чем тут же и воспользовались региональные парламенты, повсеместно исключив его из местных законов.

Мы, кстати в 2006 году провели несколько акций, писали обращение в областной парламент и даже открытые письма на каждого депутата по поводу введения механизма общественного контроля за выборами областных депутатов. Итогом наших усилий была введена, хоть и довольно громоздкая, но норма, связанная с возможностью направлять наблюдателей от общественных организаций, входящих в Совет общественных инициатив на выборах в областной парламент. При этом, организация должна была представить список таких наблюдателей заранее на утверждение собранием СОИ. Что, кстати, ущемляет права наблюдателей от общественности по сравнению с наблюдателями от партий и кандидатов, которые приходят на участок в день выборов с направлением и удостоверением личности, без каких- либо согласований, предварительных списков и уведомлений.

Мы и сейчас предложили депутатам обратить особое внимание на подготовку законодательных механизмов по реализации общественного контроля за выборами Губернатора Томской области. Т.е. внести поправку о том, что наблюдатели могут быть направлены не только от кандидатов и выдвинувших их партий, но и от общественных объединений, уставы которых предусматривают участие в выборах. Но это предложение не было поддержано депутатами. Дали лишь озвучить. И на этом спасибо. Наши письменные предложения по общественному контролю депутатам не раздавались и вряд ли будут представлены на собрании думы.

Еще одним нашим предложением стало снижение до 5 % так называемого «муниципального фильтра» по сбору подписей от депутатов и глав муниципальных образований — для поддержки кандидатов при выдвижении от партий.

Эти предложения, кстати, выдвинули не только мы, но и руководители всех оппозиционных фракций в областной думе. Даже Томское отделение ЛДПР, не поддержав впрочем самовыдвижение, (поддержанное Справедливой Россией и КПРФ) очень активно поддержало снижение муниципального фильтра до 5 . Более того, они подсчитали, что при 9-ом муниципальном фильтре, предложенном облизбиркомом, надо будет собрать более 140 подписи, а т.к. в Томской области около 1600 депутатов и глав разного уровня, то теоретически смогут выдвинуться не более 11 кандидатов. На остальных просто не хватит глав и депутатов. На эти аргументы председатель облизбиркома Э. Юсубов ответил статистикой, которая гласит, что в 1995 году выдвинулось 4 кандидата на должность Губернатора Томской области, в 1999 году — 6 кандидатов, в 2003 году -5 кандидатов, указав при этом, что «мы итак перекрываем норму представительства в 2 раза».

На вопрос о том, почему же все-таки облизбирком предлагает именно 9 %, Юсубов ответил, что это максимально повысит роль муниципальных образований в выборе губернатора, их ответственность перед избирателями. «Ранее государственную власть не ставили в такую прямую зависимость от местного самоуправления. Цель - максимально приблизить органы гос.власти к местному самоуправлению. Эта норма будет усиливать роль муниципалитетов при выборе органов госвласти» При этом были приведены, как пример - выборы в США, где нужна поддержка кандидатов не менее от 38 штатов по результатам праймериза. Т.е. наши главы и депутаты – выступят в роли «российских выборщиков первого звена»

Возможно, эти аргументы можно было бы принять, если бы это не создавало неравные условия для предвыборной борьбы для кандидатов от партий. Это связано с тем, что все муниципальные главы, как водится, являются членами правящей партии, и большинство депутатов представительных органов (области, города, муниципальных поселений) также являются членами этой партии. Трудно представить, что они поставят подписи за кандидата от другой партии. Впрочем, это возможно в том случае, если через 5 лет на выборы выдвинется лишь кандидат от правящей партии, а другие партии вообще не будут связываться с выборами. А т.к. самовыдвижение законом не предусмотрено (по мнению Юсубова – это возможность выдвижения технического кандидата), то для того, чтобы все таки создать хоть какую –то альтернативу правящая партия будет вынуждена договариваться с одной из оппозиционных партий для выдвижения того же самого «технического кандидата».

Интересно и то, что подпись в поддержку можно вообще поставить только один раз и за одного кандидата на должность Губернатора, но никаких санкций за то, что подписант подпишется более чем один раз, закон не подразумевает. Когда на заседании Комитета облдумы г-на Юсубова спросили, а если все -таки будет 2 подписи за разных кандидатов от одного подписанта?» он ответил, что «будет признана та подпись, которая поставлена ранее». Таким образом, один подписант может намеренно подписаться за нескольких кандидатов и тем самым подвести других, кто надеялся на него.

Очень много вопросов есть и к механизму «нотариального заверения». По закону нотариально заверенная подпись имеет юридическую силу. А закон о выборах губернатора подразумевает осуществление проверки подписей, для чего будет создана Рабочая группа, которая может забраковать, признать подпись недостоверной. Но признать нотариально заверенную подпись недостоверной можно только по суду. Интересно, по каким параметрам будут сличаться подписи глав и депутатов и подвергаться сомнению их нотариальное удостоверение?

И кто вообще может быть таким сборщиком, кто будет уполномочен собирать подписи, по сути, с ВИП-персон (глав и депутатов). Если ранее при выборах Губернаторов сборщиком подписей мог быть любой гражданин с 18 лет, с которым заключался договор, то кто, когда и как будет собирать эти подписи сейчас? Каким образом кандидат будет заверять (не лист, а каждую подпись), да еще нотариально? Возить с собой нотариуса по районам? Как отследить «добровольность дачи подписи»? Закон запрещает принуждать муниципальных депутатов и глав ставить свои подписи в поддержку кандидатов и вознаграждать их за это в любой форме. Мы, кстати, предложили созывать собрания для сбора таких подписей в муниципальных образованиях. Делать это вполне могут территориальные комиссии в бюджетных учреждениях, что не потребует дополнительных средств.

Наличие таких недомолвок, нагромождений и препон в виде муниципальных фильтров, и количества отфильтрованных подписей, вся эта непрозрачность действий не дает оснований считать выборы губернаторов по настоящему прямыми…

Общий вывод таков: выборы по этому закону – совсем не прямые, как это было обещано Президентом. И «кривизна» нового закона не только в том, что избирателей ставят перед фактом выбора по сути уже выбранных (отфильтрованных главами и депутатами) кандидатов, но и в самой системе организации таких выборов, когда нет четко прописанных механизмов исполнения этого закона и санкций за его неисполнение

Возможно, региональные парламенты и видят эту громоздкость и не проработанность, да ничего сделать уже не могут, или не хотят. По мнению многих экспертов, и кстати нотариусов, уже первый осенний опыт по выборам губернаторов в ряде регионов закончится «латанием дыр» и «установкой заплаток» на те нормы, которые в спешке были прописаны и рекомендованы ЦИКом для всей России.

Анализ законов по выборам губернаторов в других регионах показал, что в среднем муниципальный фильтр по регионам составляет 7,5 процентов. Все наши соседи – Красноярский край, Иркутская и Тюменская области приняли минимальный порог сбора подписей от депутатов и глав (5%), В центральных регионах такой же фильтр установлен в Волгоградской, Кировской, Ярославской и Оренбургской областях и даже – в Башкирии(!) В Пермском крае и в Московской области муниципальный барьер 6%, в Амурской – 7 %. Наиболее жесткие законы будут действовать в Санк-Петербурге, Архангельской, Владимирской. Новгородской, Ростовской, Рязанской и Тамбовской областях. Эти регионы, по мнению экспертов, показали высокий уровень протестных настроений, во многих из них правящая партия набрала менее 40 % голосов.

Хочу обратиться к депутатам областной думы. «Депутат» — означает «избранный, уполномоченный» (от лат. deputatus — посланный, уполномоченный.) и должен представлять и защищать интересы граждан, избравших его. Не надо проводить каких -то специальных опросов (они итак проводились и ранее после отмены выборности губернаторов и проводятся ежегодно ведущими социологическими агентствами), чтобы понять, что народ хочет самостоятельно избирать свою власть, контролировать её избрание, а затем и работу. И даже в условиях рамочного законопроекта, не стоит идти на поводу у тех, кто считает, что «институт самовыдвиженцев в регионах отжил», «что 9–10 %-ый фильтр –это наоборот демократия, т.к. выживает сильнейший», а «общественный и гражданский контроль излишен, ведь именно партии – основной субъект избирательных отношений».

Вот только какое место в этой системе достанется простому избирателю? Особенно если учесть, что без нас, избирателей, не состоятся ни одни выборы, а в партиях состоит не более 2 % населения. Томский закон не должен ущемлять права самовыдвиженцев, ограничивать условия для развития политической конкуренции и проведения общественного контроля за выборами.

Обращаюсь и к избирателям: думайте когда выбираете депутатов и отслеживайте их деятельность. Ведь как голосуем, так и живем. А как проголосуют томские депутаты смотрите и делайте выводы 26 июня.

От себя лишь добавлю, что Томская область, отказавшись от самовыдвижения и утвердив один из самых высоких муниципальных барьеров для поддержки кандидатов в губернаторы, вряд ли может называться «островком демократии», как называли нас многие соседи из других регионов.

По материалам информационного портала ВТомске 25.06.12