Электоральный туризм

6041-novaja
29 июня 2012 г.
Текст: Никита Гирин

Наблюдатели из Москвы стали ездить в регионы, чтобы контролировать выборы. В осенний день голосований провинция столкнется с новым явлением по полной программе

Первый такой опыт случился на апрельских выборах мэра Ярославля. Наблюдать за их ходом из столицы приехали более 300 человек. На примере ярославской кампании, в которой кандидат от «Единой России» потерпел поражение, контролеры оценили эффективность их собственной инициативы. Закреплять приобретенные навыки наблюдатели отправились в маленькие города: подмосковную Яхрому, тульские Суворов и Ефремов. Следующие крупные тесты «туристы» прошли в Красноярске и Омске. За выборами местных мэров в общей сложности следили более 250 наблюдателей из Москвы, а также пара десятков энтузиастов из других крупных городов.

Политолог и постоянный автор «Новой» Дмитрий Орешкин объясняет, что костяк этой наблюдательской общины сформировался после президентских выборов. Опытные контролеры поняли ценность своих знаний и решили, что необходимо научить и соотечественников на местах. Эксперты уверены, что на региональных выборах этой осенью избиркомы сполна ощутят пристальное внимание «туристов».

По словам координатора проектов организации «Гражданин наблюдатель» Ирины Правниченко, многие активисты оплачивают все свои расходы самостоятельно. Однако под каждый выезд объявляется сбор средств. Для десанта в относительно дальние города — Красноярск и Омск — потребовались дополнительные деньги. Правниченко рассказала «Новой», что финансами поделились три весьма крупных московских предпринимателя. Своих имен они просили не называть, но известно, что один из них также спонсирует Фонд борьбы с коррупцией Алексея Навального.

Дмитрий Орешкин не исключает, что наблюдателей будут снимать с поездов и самолетов — настолько велик их политический ресурс. Хотя, например, накануне выборов мэра города Переславль-Залесский (Ярославская область), второй тур которых пройдет 1 июля, состоялась встреча наблюдателей, председателей областного и городского избиркомов, а также прокурора. На выборах омского мэра «Гражданин наблюдатель» и старейшая ассоциация в защиту прав избирателей «ГОЛОС» также пытались взаимодействовать с городскими властями. Сотрудники местных избирательных органов с трудом находили общий язык с контролерами, однако узнав, сколько гостей приедет к ним из столицы, все же старались идти навстречу.

У корреспондентской сети «ГОЛОСа» своего рода начальную стадию электорального туризма диагностировали еще раньше.

— Мы старались максимально приветствовать, когда из соседних регионов небольшие группы приезжали и помогали друг другу на выборах, — рассказал заместитель исполнительного директора ассоциации Григорий Мельконьянц. — Но настоящий туризм начался именно сейчас, когда набралась критическая масса обученных людей, которые почувствовали, что могут влиять на честность выборов.

Дмитрий Орешкин считает электоральный туризм временным явлением, активность которого спадет через три-четыре региональных выборных цикла, когда регионы сами перехватят инициативу.

— Если у нас будет два избирательных дня, для передачи опыта понадобится два-три года. Если сделают единый день голосования, то побольше — четыре-пять. Кроме того, Россия очень неоднородна. Одно дело — Красноярск, Тюмень и Хабаровск. Совсем другое дело — Махачкала и Хасавюрт. Там электоральный туризм просто невозможен: не созрела среда. Там тебе просто покажут приклад, и ты со всем своим электоральным туризмом отправишься назад. Это уже электоральный экстрим. Украдут, а потом найдут тебя переодетым с приклеенной бородой, — невесело шутит Орешкин.

В русской России, по мнению политолога, «все пройдет быстро, потому что люди смотрят, что происходит в Москве, и организуются сами».

— Хотя даже в русской России есть разные по прозрачности регионы, — замечает эксперт. — Например, в Кемеровской области очень авторитарная модель. Там все ходят по ниточке, губернатор Тулеев — это Лукашенко регионального масштаба. А в соседних Томской и Новосибирской областях все достаточно свободно. Там люди очень быстро освоят технологии, и после этого туда ездить уже не будет смысла. Если им будет надо, то они все проконтролируют. Другое дело, что далеко не всем надо. Красноярск и Омск просто не пошли на выборы — значит, им это пока не очень важно.

Новая газета