Выборы в поселке Роза: приключенческий боевик поселкового масштаба

6156-8157
24 июля 2012 г.
Текст: Григорий Васильков, корреспондент газеты «Гражданский голос»
Фото: http://msps.su

Отправляясь в 7:00 на самый маленький избирательный участок в небольшом поселке я и предположить не мог, что подсчет голосов будет длиться 8 часов, УИК будут брать приступом, а к участку ночью приедут прокуратура, заместитель председателя областной избирательной комиссии и… Впрочем, обо всем по порядку.

Приезжая на участок я знал, что основное противостояние будет между двумя фаворитами на должность главы поселка: кандидатом Андреевым (Справедливая Россия и КПРФ) и кандидатом Яковлевой (Единая Россия). Мельком просмотрел газету «Розинские вести», узнав, что на моем участке (№1955) на должности депутатов поселкового совета будут претендовать более 20 человек.

Приехав на участок, обнаружил громадную очередь к секретарю комиссии на запись в реестр – всего наблюдателей, членов избирательной комиссии с правом совещательного голоса было порядка 15 человек – на выборах такого масштаба явление очень редкое. Зарегистрировался без проблем. В 8:00 участок был открыт, соблюдены все необходимые процедуры. Голосование началось.

Поначалу старался наблюдать максимально корректно, но в то же время упорно и качественно: стоял в середине, посматривал на урну, визуально посмотрел списки избирателей – нет ли в них каких-либо специальных пометок. Все оказалось в порядке. Но уже через часа 2 понял: моя упорность здесь точно не понадобится. У меня это первый случай, когда кандидаты подготовили хороших наблюдателей (имеется в виду кандидаты Андреев и Яковлева) и в силу их здравого противостояния и постоянной «слежки» друг за другом на мою долю почти ничего не оставалось. Они всегда были в центре, следили за урной и проходящими людьми – вбросить было невозможно. Иногда проверяли список избирателей: действительно ли тому человеку по паспорту выдают бюллетень. На выездное голосование также ездили попарно. В общем, делали то, что и должны делать настоящие наблюдатели; раньше с таким встречался крайне редко.

Первый инцидент произошел около 9:00 утра. Наблюдателю от кандидата Андреева сообщили, что на выходе из избирательного участка представитель социологической службы «Монитор» слишком в громкой форме опрашивает избирателей на предмет того, за кого они проголосовали. Многие называли фамилии своих кандидатов достаточно громко, для того, чтоб входящие на участок смогли это услышать. Наблюдатель посчитала, что это является незаконной агитацией и была вызвана мобильная группа помощи, а также подготовлена жалоба.

Ситуация довольно комичная: представитель «Монитора» считал, что он стоит на выходе из участка, наблюдатель – что на входе. После появления мобильной группы кандидата Андреева, с другой стороны появились представители кандидата Яковлевой. В довольно грубой форме пообщались между собой и разошлись. Представитель социологической службы пообещал отойти подальше от входа участка. В это время приехали член облизбиркома Елена Шубина, а также председатель муниципальной комиссии Любовь Столярчук. Елена Валентиновна пройдя на участок, пояснила, что представитель социологической службы имеет право проводить подобные опросы, а также сообщила, что оснований для подачи жалобы на его действия в настоящее время нет. Порекомендовала в будущем записывать происходящее на видео или диктофон. Дала несколько советов наблюдателям, пригласила всех следить за стационарной и переносными урнами, а также за тем как выдаются бюллетени. После этого несколько сидевших наблюдателей от самовыдвиженцев встали и действительно начали что-то делать.

Дальше описывать день голосования нет смысла: все было размеренно и спокойно. В середине дня, разве что, подвыпивший мужчина, голосуя, громко и с использованием бранных слов высказал свое отношение к политике. Для того, чтобы его успокоить, пришлось приглашать полицейского. Вот и все.

Наступило 20:00. Участок закрыли. В помещении для голосования остались члены УИК, полицейский, наблюдатели, члены комиссии с правом совещательного голоса и представители СМИ. Всех пригласили посмотреть за тем, как будет производиться подсчет голосов. Все происходящее записывалось как минимум на 4 камеры (2 веб камеры и 2 переносных). Начали, как полагается, с подсчета и погашения неиспользованных бюллетеней. И тут я по-настоящему удивился второй раз. Всего неиспользованных бюллетеней было около 1200 штук. Они лежали по пачкам в 50 штук в сейфе. Обычно члены комиссии в таких случаях пренебрегают законом и подсчитывают только пару пачек из экономии времени, либо быстренько перебирают все по корешкам, а потом удивляются на поступающие жалобы от наблюдателей. В этот раз каждый бюллетень подсчитали, как положено, перекладывая из одной стопки в другую. Некоторые было высказали недовольство – мол, так до утра не разойдемся, но члены УИК решительно сказали: будем работать по закону.

И вот тут начинается собственно самое интересное. Члены УИК уже посчитали около половины таких бюллетеней, как вдруг в дверь начали настойчиво стучать с требованиями открыть дверь и впустить в помещение для голосования представителя облизбиркома, Елену Шубину. Реакция по эту сторону была однозначной со стороны всех наблюдателей и членов УИК – не впускать никого. Видимо люди, чьи выборы были сорваны 4 раза (в том числе один раз отменены решением ТИК), очень боялись провокаций. И представители Андреева и представители Яковлевой, вероятно, полагали что одержат на этом участке победу и были заинтересованы в том, чтобы не допустить на нем срыва выборов. Представитель Яковлевой на очередной возглас за дверью: «Я имею право присутствовать в помещении, впустите меня немедленно!», ответил: «Чего стучишь, нет никого дома!». Все присутствующие порекомендовали разволновавшимся членам УИК успокоиться и продолжать подсчет. По закону он должен начаться сразу после закрытия участка и продолжаться непрерывно, до установления результатов. Члены УИК не были намерены открывать никому дверь – они не знали с точностью, кто именно стоит за дверью, сколько людей там стоит, кто они и что будет, если дверь откроют. Появились осторожные мнения со стороны наблюдателей о том, что «сейчас откроем, еще и урну опрокинут». На некоторое время стуки в дверь и крики смолкли, представители УИК досчитали неиспользованные бюллетени.

Но уже через каких-нибудь минуту или две у председателя, секретаря, а также у полицейского начали беспрестанно звонить телефоны: смысл сводился к одному — откройте дверь. Люди недоумевали, зачем кому-то понадобилось вмешиваться в такую накаленную ситуацию, да еще и тогда – когда она была относительно спокойна. За подсчетом пристально следили 40 глаз и 4 видеокамеры. С той стороны двери послышались возгласы: «откройте дверь, иначе будем ломать!». После того, как майору полиции, сидевшему в помещении для голосования, позвонили в очередной раз, он обреченно положил трубку и сказал: «Мне был дан четкий приказ: открыть». И затем добавил, обращаясь к председателю: «Ну и как будем поступать?» Мне хочется выразить благодарность этому человеку, майору, который не слепо повиновался приказу, а проявил благоразумие и стойкость в условиях, близким к критическим.

Ситуация была накалена до предела: быть может если бы он пошел к двери и попытался ее открыть (хотя как – ключи то были у председателя), то завязалась бы потасовка. После этого представители Яковлевой изменили свое мнение: «давайте ее впустим, что ли, все равно придется». Но основная масса присутствовавших была против.

С той стороны двери времени терять не стали. Крики и стуки продолжались. Вдруг – один мощный толчок в дверь. За ним еще один. За ним еще. Все отпрянули от двери. Кажется, что с той стороны стоял таран, не меньше. Еще 4 мощнейших удара – и верхняя ПВХ двери выпала. Все ахнули. Некоторые наблюдатели, девушки, заплакали. Председатель, заместитель и секретарь стояли очень бледные – вот-вот упадут. Однако в образовавшейся дыре все увидели настолько же испуганную председателя муниципального избиркома – Любовь Яковлевну Столярчук. Люди, ломавшие дверь куда-то исчезли. Она смотрела на нас – мы на нее. Все было как в каком-то боевике: казалось еще чуть-чуть и из дыры полезут полицейские в масках. Но их то нигде видно не было. Сама Столярчук, в помещение УИК попасть не пыталась. Было очевидно, что она была напугана произошедшим не меньше нашего, говорила: «Не понимаю, зачем нужно было это делать, какой резон дверь то ломать?».

Через некоторое время в дыре появился незнакомый полицейский, как я понял, начальник майора. Они перебросились несколькими словами, майор сказал, что ключа у него нет. Еще через минуту появилась Елена Шубина и как ни в чем не бывало потребовала открыть дверь и впустить. Председателю в конечном итоге иного ничего не оставалось – хотя уверен, у многих не раз прокатилась мысль, что результатов на этом участке уже не будет.

Впрочем, первое, что сделала Шубина, оказавшись внутри, это пошла к представителю кандидата Яковлевой. Поняв, что до нее ничего противозаконного не происходило, она прошла к столу комиссии и предложила продолжить работу. Даже не представляю, какие эмоции в это время испытывала женская часть УИК, глядя на эту «эффектную блондинку», но они нашли в себе силы и стали работать с книгами избирателей.

Ряд наблюдателей принялись писать жалобу. Елена Валентиновна заметив, что наблюдатели совещаются между собой, видимо внутренне возмутившись тем, что они объединяются против нее, начала предъявлять претензии, мол, каждый должен писать жалобу сам. Одну из жалоб даже забрала со словами: «вы же уже написали?!», но тотчас же ей эту жалобу пришлось возвратить – послышались многие голоса негодования и требования ее вернуть. Некоторые наблюдатели, зная, что я юрист (разговорились вначале дня) подходили и ко мне, спросили, как правильнее оформить жалобу: на имя кого писать, какие реквизиты ставить.

Были поданы две жалобы: со стороны представителей КПРФ и Справедливой России. Представители Яковлевой жалоб писать не стали. Более того, с их стороны начали разноситься крики: «чего сейчас то уже писать?». Впрочем, комиссия жалобы приняла, и единогласно решила их немедленно рассмотреть. Жалобы зачитали, так же единогласно проголосовали: не нужно было впускать кого либо после закрытия участка и начала подсчета голосов. В дальнейшем эти жалобы и решения вместе с итоговым протоколом передали в муниципальную комиссию.

Вскрыли урну. Подсчитали голоса по выборам на главу района. Шубина стояла около стола, в работу комиссии уже не вмешивалась, но зорко следила за содержанием бюллетеней. Впрочем, еще человек 20 и 4 камеры пристально следили за тем же. Ошибок быть не могло. В итоге – 151 голос за Андреева, 179 за Яковлеву. За однофамильца Андреева проголосовали 18 человек. Представители Андреева с каждым таким бюллетенем огорченно смотрели друг на друга. Представляю, обидно. Они еще не знали, что победа будет за ними.

Уже после того, как все убедились в правильности подсчета голосов, а данные были внесены в увеличенную форму протокола, в проеме двери показался заместитель председателя облизбиркома Алексей Фартыгин. Предпочтя остаться за пределами помещения для голосования, он несколькими фразами перекинулся со своей коллегой, она вышла из помещения УИК и они вместе уехали. Голоса по кандидатам в депутаты считали уже без них. Видимо представители облизбиркома убедились, что нарушений процедуры подсчета голосов здесь не предвидится. Так и было. Голоса подсчитали, все процессуально оформили, всем желающим выдали копии протоколов. Придраться было не к чему, результаты голосования из присутствующих никто не оспаривал.

Вот только член УИК, работающий врачом в муниципальной больнице, где находилось помещение для голосования, все огорченно вздыхал: «А кто ж теперь дверь то нам починит…».