«Отзыв депутата — антидемократичная норма, хотя политики боятся это признать»

6220-4775-4160-%d0%9b%d1%8e%d0%b1%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%202
10 августа 2012 г.
Текст: Марина Гринева

Процедура отзыва депутатов — мертвая норма, которая не будет работать. Но из законодательства ее не уберут

Четверть века назад в газете «Московские новости»

1987

Зарубежные читатели просят прокомментировать сообщение о досрочном прекращении депутатских полномочий Виктора Гришина. Напомним, что В. Гришин в течение 18 лет возглавлял московскую партийную организацию. 14 июля 1987 года В. Гришин сложил свои полномочия депутата Верховного Совета СССР (он выполнял их с 1950 года) по личному заявлению.
В 1959–1987 годах из Верховного Совета СССР по требованию избирателей было отозвано тринадцать депутатов. Так, в 1961 году отозван первый секретарь Ленинабадского обкома КП Таджикистана Халик Ибрагимов. Он систематически завышал сведения о выполнении планов производства хлопка в области.

«МН» №32 от 9 августа

2012

Зачем имитировать демократию, сохраняя в законе норму об отзыве депутата, по просьбе «МН» размышляет эксперт по избирательному законодательству Аркадий Любарев.

Процедура отзыва депутатов была создана большевиками по инициативе Ленина. Вполне возможно, что в первые годы, когда депутатов еще выбирали на собраниях в Советы рабочих и солдатских депутатов, эта процедура работала. Но как раз сообщение, которое «МН» опубликовали 25 лет назад, говорит о том, во что в конечном счете это выродилось. Никакой инициативы избирателей здесь не было: прибегая к отзыву, избавлялись от тех депутатов, которые дискредитировали себя с точки зрения партийной верхушки. И это вполне закономерно.

Вообще сама идея отзыва депутатов на основании мнения избирателей опирается на представления о демократии как о власти большинства. Но при формировании депутатского корпуса очень важно, чтобы обеспечивались не только позиции большинства, но и интересы меньшинств. (С отзывом мэра ситуация несколько иная, ведь мэр действительно избирается большинством и должен отражать позицию большинства). И какую бы мы ни придумывали процедуру отзыва, она будет в лучшем случае диктатом большинства над меньшинством и может использоваться как подавление большинством меньшинства. В худшем — как система административной расправы с неугодными депутатами. Кстати, вопрос об отзыве депутатов рассматривался Конституционным судом в середине 1990-х годов. Судьи по большому счету так и не решились признать, что это недемократичная норма, но обставили ее такими условиями, что реализовать эту процедуру фактически невозможно. Скорее всего поэтому она и не работает в России.

Положение об отзыве говорит, что проголосовать за отзыв депутата должно больше избирателей, чем за его избрание. В законе еще жестче прописано: за отзыв депутата должно проголосовать больше половины пришедших избирателей при более чем 50-процентной явке. Это в большинстве случаев работать не может, особенно учитывая наш низкий уровень явки на муниципальных и региональных выборах. А при смешанной системе выборов это вообще невозможно, потому что так у нас получается как бы два сорта депутатов — одних можно отозвать, других нет. Словом, проблем много, а положительного эффекта практически не видно.
Нужен ли этот механизм вообще? Конечно, механизм удаления депутатов должен быть. Если человек совершил преступление и получил за это срок, понятно, что он не может выполнять депутатские обязанности. Но здесь не требуется процедура отзыва со сбором избирателей, судебные процедуры здесь более разумны, пусть и доверие к суду у нас низкое.

Если депутат совсем не выполняет свои обязанности — не ходит на заседания, не встречается с избирателями, ничего не делает как депутат (знаю такой случай: человек получил мандат и уехал жить за границу), в таких случаях судебную процедуру тоже провести гораздо легче, чем дорогостоящее голосование по отзыву.

Будет ли эта атавистическая норма убрана из нашего законодательства? Большинство политиков как-то не решаются признать, что это антидемократичная норма, поэтому она скорее всего так и останется в законе как некая возможность. Как мертвая норма, которая не будет работать.

Московские новости