К вопросу о численности избирателей и о честности ЦИК в Российской Федерации

6267-scr-pic4-350x-81942
23 августа 2012 г.
Текст: Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»

Недавно опубликованные Центральной избирательной комиссией данные о численности избирателей имели широкий общественный резонанс. Многие средства массовой информации обратили внимание на тот факт, что число избирателей на 1 июля 2012 года оказалось на 736 тысяч меньше, чем число избирателей, внесенных в списки избирателей на выборах Президента РФ 4 марта 2012 года. Некоторые СМИ, подогретые рассказом Сергея Пархоменко о «фиктивных участках» в Санкт-Петербурге, трактовали этот факт как признак фальсификаций и голосования «мертвых душ». ЦИК РФ в очередной раз пришлось разъяснять гражданам, что наши выборы – самые честные в мире.

История с числом избирателей требует разъяснения. Надо хорошо понимать, что сама по себе численность избирателей не может служить доказательством фальсификаций. Дело в том, что первая строка протоколов участковых комиссий (где и отражается число избирателей) никак не связана ни с числом избирателей, принявших участие в голосовании, ни с числом выданных бюллетеней, ни, тем более, с числом голосов, набранных претендентами. Это – лишь отражение числа избирателей, которые внесены в списки. Разница между реальным и «протокольным» числом избирателей может объясняться двумя факторами: либо неточностью списков (как в ту, так и в другую сторону: как присутствием в списке несуществующих, например, умерших избирателей, так и отсутствием в них существующих, например, из-за неоперативности регистрирующих органов), либо двойным учетом избирателей – присутствием одного и того же избирателя в двух или более списках. Двойной учет может порождаться как плохим исполнением обязанностей со стороны избирательных комиссий (избиратель вносится в список на некотором избирательном участке, но не исключается из списка по месту жительства), так и некоторыми видами фальсификаций (например, многократным голосованием на нескольких участках).

Разделить указанные факторы можно только при тщательном изучении списка избирателей после голосования, чем, вообще говоря, могли бы заняться избирательные комиссии. Однако они предпочитают абстрактно говорить о своих предположениях, как это и сделал ЦИК в очередной раз. Но и мы, без статистики не можем утверждать, что различия между реальным и «протокольным» числом избирателей объясняется фальсификациями. Более того, по моим наблюдениям это различие связано, в первую очередь, именно с недостаточно качественным учетом избирателей. И в этом выводе я солидарен с ЦИК РФ, которая фактически признает некачественный учет избирателей, но оправдывается тем, что неточность составляет всего 0,67% от общего числа избирателей.

«Такое различие в численности избирателей (менее 1 ) само по себе характеризует высокую точность учета избирателей в Российской Федерации», пишет ЦИК. Почему бы это? Почему бы избирательным комиссиям не добиться точности, например в 0,01, просто соблюдая букву закона? Или, хотя бы полностью свалить вину на органы учета, постоянно недосчитывающих избирателей?

Публикуя свои 0,67%, ЦИК немного лукавит. Эта разница – между 04.03.12 и 01.07.12, но за этот период число избирателей могло подрасти в силу демографических причин. Если же взять разницу между 04.03.12 и 01.01.12, то разница составит уже 1 248 тысяч человек или 1,15% от общего числа избирателей.

ЦИК в своих разъяснениях находит и другие сомнительные оправдания «убыли» избирателей после президентских выборов. Так, например, «с потолка» берется 1 миллион избирателей, не имеющих регистрации по месту жительства (грубо говоря «бомжей»). ЦИК бездоказательно утверждает, что у большинства из них есть «временная регистрация», что, в общем-то, неважно: для того, чтобы такой избиратель был учтен в протоколе, он должен проголосовать. Но где доказательства того, что этот с потолка взятый миллион активно участвует в голосовании?

Очень сомнительным представляется утверждение о том, что в численности избирателей не учитываются избиратели, проживающие за рубежом. Для того, чтобы они не учитывались в численности избирателей надо, чтобы они не были зарегистрированы по месту жительства на территории РФ. А многие из них, наверняка зарегистрированы, а заграницей проживают так, на всякий случай, подальше от российских выборов. ЦИК же высасывает из пальца следующую версию: «Значительная часть из оставшихся граждан, не принявших участие в выборах за пределами Российской Федерации, могла быть включена в список избирателей и проголосовать на территории Российской Федерации».

Оправдываясь, ЦИК умалчивает о том, что голосование избирателей без постоянного места жительства и голосование за рубежом устроено таким образом, что любой избиратель из этих категорий может проголосовать сколько угодно раз, и число его голосований ограничено лишь его возможностями по перемещению между избирательными участками. Например, заказав автобус «бомжи» могут перемещаться от одного «спецучастка» (которые устраивают специально для граждан, не имеющих места жительства) к другому, удовлетворяя свою потребность в познании мира и заодно пополняя список избирателей.

В конце своих оправданий ЦИК признается в том, что, расхождения могут быть связаны с двойным учетом избирателей, которые голосуют по месту временного пребывания. Их, якобы, не успевают исключать из списков по месту жительства. В действительности, по-видимому, именно это явление является основной причиной расхождений. И заметим, что наш законодатель и ЦИК сделали все для того, чтобы спровоцировать его.

Законодатель установил возможность голосования по месту временного пребывания (что правильно), но записал эту норму настолько нечетко, что избиркомы трактуют ее каждый в силу своего понимания. Где-то разрешают такое голосование, где-то нет, где-то соблюдают трехдневный срок (такое голосование возможно только в том случае, если заявление подано не позднее трех дней до дня голосования), где-то игнорируют его. А ЦИК РФ, даже несмотря на то, что ему не раз указывали на это, так и не уточнил процедуру голосования «временно пребывающих». В результате – и двойной учет, и возможность многократного голосования, и привлечение к голосованию «временно пребывающих» гастарбайтеров (автор этой заметки приводил примеры в своей книге, посвященной федеральным выборам 2007/08 годов). На выборах 2011/12 годов широкое распространение получило голосование избирателей, в день голосования временно пребывающих на «предприятиях непрерывного цикла производства», к которым относили не только сталелитейные заводы, но и рынки, а также присланные в столицу части ОМОНа.

Двойной учет избирателей, связанный в первую очередь с голосованием по месту временного пребывания, лишь в небольшой степени связан с фальсификациями, а в большей степени – с принуждением к голосованию, с пренебрежением к закону и с некачественной работой избирательных комиссий, и является основной причиной того, что в день голосования в списках избирателей оказывается избирателей больше, чем в природе.

«Демографические взрывы», происходящие в день голосования, замечены давно. Федеральные выборы 2007, 2011 и 2012 годов давали в день голосования прирост избирателей в количестве 1,6–1,8 миллиона человек (лишь на выборах 2008 года этот прирост составил 480 тысяч). В 2012 и в 2007-м об этом фантастическом приросте писал в своем особом мнении член ЦИК РФ Е.И. Колюшин. ЦИК РФ реагировал на это объяснениями в духе «есть еще отдельные незначительные недостатки». В общем, — примерно так же, как и на все другие претензии по поводу наших выборов.