Легитимизируй это

6276-18-2
26 августа 2012 г.
Текст: Бешлей Ольга, Губанова Ксения, Чарочкина Виктория
Фото: http://newtimes.ru

Оппозиция выберет лидеров в интернете

Осталось чуть больше двух недель до окончания первого этапа выборов в Координационный совет оппозиции: 15 сентября закончится регистрация кандидатов. На момент подписания номера в печать зарегистрированы 16 человек. Главный идеолог выборов — Алексей Навальный — утверждает, что благодаря им протестное движение сможет обрести легитимный руководящий орган. В деталях процедуры разбирался The New Times

12 июня 2012 года митинг на проспекте Сахарова принял резолюцию («Манифест свободной России»), в которой говорилось, что ответственность за организацию дальнейших протестных действий возьмет на себя «Координационный совет, состоящий из представителей различных политических сил и гражданского общества и избираемый по прозрачной процедуре, путем открытого голосования». Регистрация кандидатов в совет началась 20 августа и будет открыта до 15 сентября, выборы пройдут 20–21 октября. На момент сдачи номера в качестве кандидатов зарегистрировались 16 человек, включая Бориса Немцова, Андрея Пионтковского и Максима Каца. Известно также, что избираться планируют Алексей Навальный, Константин Крылов, Евгения Чирикова и Сергей Удальцов.

За организацию выборов отвечает Центральный выборный комитет (председатель — Леонид Волков), в который вошли по одному представителю от идеологических курий (левые, либералы и националисты) и наблюдательских организаций (ассоциация «Голос», «Гражданин Наблюдатель» и общественное движение СОНАР), а также трое экспертов: блогер и медиаменеджер Антон Носик, один из основателей Яндекса Илья Сегалович и основатель проекта Voterpoller («Мастер голосований») Валентин Преображенский.

По словам Волкова, финансировать мероприятие будут сами его участники: «У нас не будет расходов на бумажные бюллетени, а что касается всего остального — во-первых, кандидаты при регистрации делают взнос 10 тыс. рублей на проведение выборов, во-вторых, возможны пожертвования. Будут деньги — потратим их на широкомасштабную рекламу и оплату труда волонтеров, не будет — обойдемся малыми силами».

Структура будущего координационного совета понятна уже сейчас. Всего в нем 45 мест. Из них 15 — по «идеологическим квотам» (по пять мест закреплено за националистами, левыми и либералами). Избирателям предложат проголосовать по четырем бюллетеням: по общегражданскому списку можно поставить 30 «галочек», по «идеологическим» — по пять. Таким образом, у каждого избирателя в сумме — 45 голосов. «Ставя 45 галочек, каждый избиратель предлагает «парламент своей мечты». Затем все результаты суммируются и в итоге получается некий компромиссный вариант», — написано на сайте выборного комитета.

Варианты

Разработку технологии и проведение голосования оргкомитет (чей нынешний состав примерно описывается как «Навальный, Удальцов, Немцов, Яшин, Чирикова и другие») делегировал депутату екатеринбургской городской думы Леониду Волкову. В прошлом программист, основатель IT-компании «Прожектор»1 Волков — один из основателей интернет-проекта «Демократия-2» и соавтор книги «Облачная демократия», где как раз и описывается, как современные технологии позволяют проводить максимально прозрачные выборы.

Впрочем, от традиционных способов голосования организаторы решили не отказываться. «Это позволит привлечь наибольшее количество избирателей и кандидатов. Многие люди по-прежнему не доверяют интернету или им просто проще проголосовать «ногами», — объясняет Волков. — Для офлайн-голосования по стране будут созданы Региональные выборные комитеты (РВК), а для онлайн-голосования есть сайт Центрального выборного комитета. Но в обоих вариантах голосование будет компьютеризированным — никаких бумажных бюллетеней. Зарегистрироваться и проголосовать избиратели смогут самостоятельно на сайте ЦВК или явиться с паспортом в свой региональный выборный комитет.

Что касается прозрачности голосования, исполнительный директор ассоциации «Голос» Григорий Мельконьянц заверил The New Times, что раз система компьютеризирована, то вброс пачки бюллетеней невозможен, а остальное — дело специалистов по компьютерной безопасности: «Процедурно прописано, что в каждой РВК должно быть по одному человеку от каждой курии и представитель общественных структур типа «Голоса». Там, где это возможно, наши представители будут осуществлять наблюдение за процессом, но я пока не могу сказать, в каждой ли комиссии».

Региональные комиссии пока находятся в стадии формирования: в каких городах они появятся, еще неизвестно, но, по словам Волкова, их число планируется довести минимум до ста. Основная же дискуссия пока разворачивается вокруг онлайн-варианта.

Онлайн: Эстония

Вопросы прежде всего вызывает процедура идентификации избирателя. Чтобы понять почему, достаточно вспомнить декабрь прошлого года, когда перед митингом на проспекте Сахарова состав выступающих определялся голосованием на Facebook: в нем приняли участие более 150 тыс. человек, а среди лидеров неожиданно оказались основатель МММ Сергей Мавроди и ультраправый скинхед Максим Марцинкевич по кличке Тесак. На сцену их так и не пригласили: организаторы митинга сочли, что голоса им «накрутили». На этот раз, уверяют Волков и Навальный, проблем возникнуть не должно: в июле они оба ездили в Эстонию, где электронное голосование давно стало обычной практикой на выборах всех уровней.

«В Эстонии я увидел, что это вполне эффективно работает, — рассказывает Навальный. — Там я окончательно понял, что технических препятствий никаких нет, потому что в Эстонии и на настоящих выборах голосуют через интернет, и все эти байки про то, что обязательно там будут накрутки или боты, что это нерепрезентативно, — полнейшая ерунда. И это не так дорого, как традиционные выборы».

Семилетний опыт электронного голосования в Эстонии убеждает в возможности организовать в сети прозрачную процедуру, но перенести эстонскую технологию в российские реалии полностью невозможно.

The New Times связался с одним из создателей эстонской системы онлайн-голосования, проектным менеджером компании Cybernetica Свеном Хейбергом.

«Электронное голосование используется во многих европейских странах, — говорит он. — Но только в Эстонии эта практика получила широкое распространение, потому что у нас есть обязательные электронные ID-карты с аутентификацией и электронной цифровой подписью. Эта инфраструктура позволяет нам легко выяснить, кто является носителем голоса. В Швейцарии и Норвегии, где нет ID-карты, вопросы аутентификации и цифровой подписи решить труднее». Эстонская ID-карта — это не просто карточка для голосования, а удостоверение личности, которое заменяет транспортные билеты, библиотечные и медицинские карты, водительские права и многое другое. Для того чтобы проголосовать, эстонскому гражданину достаточно вставить карту в карт-ридер, ввести первый пин-код, выбрать кандидата, ввести второй пин-код — и его голос учтен. Причем в течение семи дней до общего дня голосования избиратель может передумать: выбрать другого кандидата или же проголосовать обычным путем, тогда его электронный голос будет аннулирован.

Стоит отметить, что хотя электронное голосование в Эстонии — повсеместная и юридически закрепленная практика, а количество голосующих через интернет растет (1,85% в 2005 году и 24,3% в 2011-м), этот способ так и не стал доминирующим. Прийт Винкель, консультант Эстонского национального избирательного комитета, сказал The New Times, что в стране предусмотрено 13 различных способов проголосовать: «Мы не можем сказать, что предпочли интернет-голосование традиционному способу — это просто еще одна возможность для избирателя». Наконец, успех электронного голосования в Эстонии обусловлен не только ID-картой, но, по словам Тарви Мартенса, директора по развитию Сертификационного центра Эстонии, еще и политической заинтересованностью граждан, небольшими размерами страны, высоким уровнем развития технологий.

Онлайн: Россия

«В России внедрению этих систем мешает один объективный фактор, — говорит Антон Носик. — Инструменты позитивной идентификации граждан РФ находятся в неудовлетворительном, допотопном состоянии: паспорт — и все. Это и создает технические затруднения».

Чтобы обойти эти затруднения, Леонид Волков предложил следующую процедуру онлайн-идентификации избирателя: вы заходите на сайт Центрального выборного комитета, регистрируетесь там и получаете на мобильный телефон СМС с кодом авторизации. В реестр системы автоматически вносится ваш хэш (сильно упрощая, хэш можно назвать «зашифрованным паролем»). Далее вы подтверждаете свою личность на том же сайте, используя полученный код авторизации, а затем делаете денежный перевод на специальный счет, открытый ЦВК. Деньги небольшие — до 10 рублей. «Например, если код авторизации, полученный избирателем, — 783, то он должен перевести 7 рублей 83 копейки», — объясняет Волков. Если вы не пользуетесь интернет-банком или у вас нет кредитной карты, то можно сделать перевод через любой банк, не открывая в нем счета, — для этого нужно просто прийти в отделение с паспортом. Эта операция нужна не для того, чтобы содрать с человека деньги, а исключительно для идентификации: банковский перевод становится подтверждением, что вы не робот, а человек, у которого есть фамилия, имя и отчество. Разработчики говорят, что вскоре, возможно, появятся и другие способы электронной идентификации — например, через аккаунт на Яндекс.деньги.

«Все деньги, которые поступят на счет ЦВК, мы потратим на проведение выборов», — заверил Волков The New Times.

Директор IT-холдинга Creative Telematics & Trade Алексей Терентьев оценил предложенную систему как надежную: «Она даже слегка более параноидальная, чем требуется, но, конечно, лучше перестраховаться. Если организовать тысячи сим-карт не особо сложно, то завести тысячи одноразовых кредиток на левые имена гораздо труднее». Оставляет ли эта система пространство для фальсификаций? Терентьев отвечает так: «Если только сам Волков вбросит, сгенерировав хэши и псевдореальные имена-фамилии к ним. Но им-то это не нужно, как я понимаю. А со стороны вряд ли кто это сделает. Единственный слабый момент — если взломать базу и заменить галочку, поставленную, например, за Навального, на галочку того же человека, но уже за Путина. Но это уже вопрос исключительно надежности скриптов и сервера/хостинга, за это должны отвечать специалисты по безопасности».

Политика

С процедурой вроде более или менее понятно. Сложнее со смыслами. Так, непонятно, какие именно результаты позволят координационному совету сказать: «Мы были избраны. И мы легитимны». Алексей Навальный утверждает, что проголосовать должны не менее 100 тыс. человек. Откуда взялась такая цифра? «Примерно столько людей выходит на митинги в Москве». Но Антон Носик в интервью The New Times высказал другую точку зрения: «Я могу сказать из общей логики, что в отличие от всеобщих выборов, на которых кворум объявляется, и это — полный список избирателей, при выборах представителей определенной политической платформы кворумом, генеральной совокупностью, являются все сторонники этой платформы. А сколько их — собственно говоря, только голосование и может дать ответ на этот вопрос». Цифру 100 тыс. Носик и вовсе назвал «путинской»: «Владимир Путин в статье в газете «Коммерсант» по поводу интернет-демократии писал, что если 100 тыс. подписей будет собрано в интернете по поводу какой-либо инициативы, то Государственная дума должна выносить эту инициативу и обсуждать ее на пленарном заседании. Так что это, можно сказать, его идея».

На вопрос, что будет, если в голосовании, к примеру, примут участие всего 10 тыс. человек, Навальный ответил, что нижнего порога явки нет: «Но понятно, что такой результат будет крайне неубедителен, и мы не добьемся той легитимности, которой мы хотим добиться». Лидер Левого фронта Сергей Удальцов выразился более жестко: «Понятно, что если зарегистрируются 10 тыс. человек — это не то количество, с которым имеет смысл выходить на выборы». Удальцов также добавил, что выборы в КС должны консолидировать оппозицию, поэтому за оставшееся время нужно уговорить тех оппозиционеров, кто сомневается в этой идее или открыто выступает против нее, — «иначе будет опять раскол».

Пока главными противниками создания Координационного совета выступают сопредседатели партии ПАРНАС Владимир Рыжков и Михаил Касьянов.

«Авторы идеи говорят, что выборы в КС нужны для легитимности, но легитимность протестного движения определяется его успехами, — сказал Рыжков в интервью The New Times. — Мне кажется, ставится ложная задача: вместо того чтобы отвечать на вопрос, что главное, эти праймериз пытаются ответить на вопрос, кто главный. В итоге все приведет к росту конкуренции, а не консолидации. Энергия протестного движения направляется из содержательной борьбы в бессодержательную работу». С традиционной критикой выступил и Эдуард Лимонов, который категорично заявил, что лидеров не выбирают: «Их можно выбрать, но кто их будет слушать? Никто их не будет слушать, и правильно сделают. Лидер — это тот, кто сам себя навязал, тот, кто абсолютно бесспорен и неизбежен». Алексей Навальный на вопрос, будет ли КС как-то взаимодействовать с теми политиками, кто не принял участие в выборах или проиграл, ответил жестко: «Никто никого не выкидывает, просто должен быть руководящий управляющий орган. Если ты претендуешь на участие в управляющем органе, пусть тебя кто-то туда изберет. Не избрали — делай все остальное, только не сиди в президиуме».

Леонид Волков, разработавший процедуру интернет-выборов для российской оппозиции, отвечает на вопросы Свена Хейберга, участвовавшего в проектировании системы электронного голосования в Эстонии

Допустим, избиратель регистрируется как Иван Иванович Иванов. Как вы будете принимать решение, имеет он право голосовать или нет?

В банковской выписке мы видим его правильные ФИО. Голосовать у нас могут все, кто достиг 18-летнего возраста.

Вы используете банковские реквизиты для идентификации участников. Нет ли угрозы, что какой-то банк вмешается в процесс и зарегистрирует фальшивых «избирателей»?

Теоретически — да, но с этим мы сделать ничего не можем, поэтому решаем этим риском пренебречь.

Данные избирателя должны совпадать с точностью до знака с его банковскими данными; если условная Мария Сергеевна сделает опечатку, она лишится избирательного права?

Тогда у Марии Сергеевны есть в запасе три других способа подтвердить личность. В Эстонии в интернет-голосовании принимает участие 25% избирателей, а 75% идут ногами на участки все равно. Так будет и у нас.

Правильно ли я понимаю, что пользователь имеет доступ ко всем электронным бюллетеням? Если да, то как вы можете предотвратить подкуп или шантаж, можно ли проверить добровольность выбора?

Правильно. Подкуп, однако же, нельзя исключить ни на каких выборах — и на электронных выборах вероятность давления на избирателя куда ниже, чем на бумажных.

Представим, что мой компьютер заражен вредоносной программой. Я голосую за кандидата А, а программа незаметно меняет отметку на В. Как вы страхуетесь?

У нас нет клиентского софта, голосование идет на сайте аттестованной площадки, код площадки мы верифицируем на предмет корректности работы и неизменности с момента аттестации.

The New Times