А подать сюда Путина!

6338-open
06 сентября 2012 г.
Текст: Антон ЧАБЛИН

В Кочубеевском районе идёт судебный процесс по пересмотру итогов президентских выборов. Первый такого рода в стране и единственный. Словом, налицо прецедент!

В Ставрополе прошел круглый стол регионального отделения ассоциации «Голос». Такие встречи стали традицией: самые известные общественники города обсуждают текущий политический момент. На сей раз говорили о громком судебном процессе в Кочубеевском районе. Он уникален тем, что судьей железно доказан факт вброса на избирательном участке трети(!) бюллетеней.

4 марта жители села Кочубеевского помимо президента избирали главу и депутатов сельсовета. На участке №628, который находился в сельском ДК, наблюдатели от оппозиции выявили массированный вброс. Кандидат в депутаты, отставной офицер Михаил Денисенко сразу подал заявление в районный суд, требуя проверить записи с веб-камер, установленных на участке.

Сценарий типичный для мартовских выборов. Даже на Ставрополье несколько кандидатов и депутатов обращались в краевой избирком, требуя предъявить записи с видеокамер, но им по формальностям комиссия отказала.

А вот судья Кочубеевского райсуда Вадим Брянский рассудил по-иному: зачем, мол, видеокамеры были на участках установлены, как не для контроля?! И запросил из Минсвязи России копии видеозаписей с 628-го участка. Что еще более удивительно, министерство по запросу Брянского эти записи представило.

Видеокамер на каждом участке России было две: одна была направлена на избирательные урны, вторая – на само помещение. В зал заседаний принесли огромный телевизор, и судья со всеми участниками процесса внимательно посмотрели обе записи, с карандашом в руках считая проголосовавших.
Их оказалось 742. А в протоколе комиссии указано 1032. Значит, не меньше трети бюллетеней – липовые. Судья Вадим Брянский сделал запрос в районную избирательную комиссию, чтобы ему представили списки проголосовавших избирателей. На что пришел ответ: дескать, списки потерялись (хотя это документ строгой отчетности, а за его утерю чиновников нужно отправлять на нары).

Когда же на участке произошел вброс? На видеозаписях этот момент отлично виден: все четыре урны (две стационарные и две переносные) после закрытия участка скопом высыпают на один стол. Хотя это строжайше запрещено законом – пересчитывать бюллетени из каждой урны нужно отдельно. Ведь «лишние» бюллетени были в переносных урнах, которые весь день «бродили» по городу вне поля зрения наблюдателей и видеокамер.

Технология давно известная и отработанная. Удивительно то, что ее сумели доказать и задокументировать в районном суде. Тут бы впору судье Брянскому потребовать ручного пересчета бюллетеней. Тогда бы и выяснилось, сколько голосов приписали Путину, а вместе с ним – сельским единороссам. А это уже скандал всероссийского масштаба – почище «дела Pussy Riot». Но к такой «славе» судья Брянский явно был не готов.

Адвокатом местных единороссов в процессе был скандально известный Владимир Шевченко, который успел засветиться юристом и «подставным» кандидатом на всех краевых выборах последних лет. Он придумал хитрый ход, заявив на процессе: дескать, раз на 628-м участке избирали президента, так давайте и вызовем Путина в Кочубеевский суд.

На этом в судебном заседании был объявлен перерыв, а сразу после него судья Брянский зачитал решение: в иске отказать полностью. Не было никаких вбросов! А у всех участников судебного процесса, видать, было коллективное помешательство: иначе как объяснить, что вместо семисот избирателей на телеэкране они насчитали тысячу. Решение райсуда, конечно, обжаловано в краевой инстанции, дата рассмотрения еще не назначена.

Все эти факты, прозвучавшие на круглом столе «Голоса», вызвали бурную дискуссию. Выборы – самый древний инструмент контроля народа над властью, а в России он не работает. Зато чиновники придумывают вместо него разную «липу» типа общественных советов, союзов, конгрессов.

Правозащитник Василий Красуля метко назвал это «искусственной гальванизацией общества»: мол, подопытная лягушка давно сдохла, а ее пытаются расшевелить электротоком. Но живее она от этого не станет.

Открытая газета