Иркутск: До выборов далеко, но…

22 ноября 2010 г.

Конкуренция не только между политическими партиями, но и кандидатами внутри партийного списка. Такая модель предвыборной кампании заложена в проекте закона о выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области.

Конкуренция не только между политическими партиями, но и кандидатами внутри партийного списка. Такая модель предвыборной кампании заложена в проекте закона о выборах депутатов Законодательного Собрания Иркутской области, подготовленного Институтом законодательства и правовой информации имени М.М. Сперанского.

Как и в ранее действовавшем законе от 2004 года, в законопроекте сохранена пропорционально-мажоритарная система выборов: половина депутатского корпуса будет избираться по партийным спискам, половина – по одномандатным округам. Единственное, но кардинальное отличие касается участия в выборах избирательных объединений. Согласно проекту закона вводится деление областного списка кандидатов политической партии на региональные группы.

«Предлагается разделить список кандидатов каждой партии на общеобластную часть и региональные группы», – рассказывает один из разработчиков законопроекта, заместитель директора Института законодательства и правовой информации Владимир Подшивалов, отмечая, что похожая схема использовалась на последних выборах Государственной Думы и Законодательного Собрания Забайкальского края первого созыва.

Общеобластная часть партийного списка включает трёх человек. На сколько региональных групп разбивать свой областной список кандидатов решать самой политической партии в пределах установленных законом ограничений. Минимум таких групп надо создать 8, максимум – 22. В каждую группу должно входить не менее 5 кандидатов. Таким образом, абсолютный минимум списка кандидатов с учётом общеобластной его части – 43 человека, абсолютный максимум – 113 человек.

«Проект закона предусматривает, что к распределению депутатских мандатов допускаются не менее трёх партийных списков. Это значит, что одна или две партии, каким бы оглушительным успехом не пользовались на выборах, не получат все мандаты», – уточняет Владимир Подшивалов. При этом добавляет, что кандидат одновременно может баллотироваться в депутаты и по одномандатному округу, и в составе партийного списка. В случае избрания по округу он автоматически исключается из областного списка кандидатов.

Иркутскую область поделят на 22 части, которым могут соответствовать региональные группы. Партиям необходимо учитывать эти географические границы при формировании своих групп. Нельзя просто «выбрать» из 22 частей, например, восемь и на их основе создать восемь региональных групп. Если областной список разбивается на минимальное количество групп, то и в этом случае они должны включать в себя всю территорию области.

«С практической точки зрения удобней, когда границы территорий, которым могут соответствовать региональные группы, будут совпадать с границами одномандатных избирательных округов. Это самый простой вариант, ведь одномандатных округов тоже 22», – объясняет правовед и напоминает, что в Иркутской области перед каждыми выборами депутатов областного парламента схему округов традиционно готовил облизбирком, затем документ утверждался Заксобранием в форме закона. Теперь предстоит разрабатывать и схему границ частей территорий под региональные группы.

Изменения в структуре областного списка кандидатов повлекут за собой изменения в избирательном бюллетене. Если раньше в нём содержалась информация только о первых трёх кандидатах из партийного списка, то в связи с образованием региональных групп целесообразно дополнить этот перечень именами кандидатов из группы, соответствующей месту проживания избирателя. «Надо персонифицировать список, чтобы избиратели видели, за кого голосуют», – говорит Владимир Подшивалов.

В то же время включать в бюллетень данные обо всех кандидатах региональной группы, по его мнению, не стоит. Можно ограничиться тремя претендентами, возглавляющими группу. Неудобно, когда бюллетень чересчур большой. Даже если в выборах будут участвовать не все партии, а хотя бы пять, то уже набирается тридцать имён и фамилий. К тому же, с учётом количества региональных групп (свыше двух десятков) и ограниченного числа забронированных для списочников мест (в пределах двадцати), вероятность того, что одной региональной группе достанется более трёх мандатов, невелика.

Возникает вопрос, какой смысл в нововведениях? Они призваны решить несколько проблем, считают разработчики законопроекта.

Во-первых, сейчас голосуя за партию, мы видим лишь тройку партийных лидеров, тогда как на депутатский статус в составе областного списка кандидатов претендуют десятки человек. Регионализация делает этот список открытым – в бюллетень добавляются имена кандидатов из региональной группы.

Во-вторых, избранный по партийной квоте депутат закрепляется за "своими» муниципальными образованиями. Попал в парламент в составе региональной группы от Братска, значит, отстаивай интересы жителей северной столицы Приангарья. По крайней мере, сами братчане получат полное право требовать от депутата-списочника исполнения своих обязанностей.

В-третьих, сегодня избиратели не влияют на порядок распределения мандатов внутри партийного списка. Новая методика даёт им такую возможность – чем больше голосов партия наберёт на территории определённой региональной группы, тем больше шансов у кандидатов именно этой группы стать депутатами Законодательного Собрания.

«Нужно будет конкурировать не только с оппонентами из других политических партий, но и с соратниками из других региональных групп. Это увеличивает предвыборную активность кандидатов и повышает интерес избирателей к выборам», – заключает Владимир Подшивалов. Регионализация не сказывается на том, сколько по итогам выборов достанется мандатов избирательному объединению. Меняется только технология их распределения внутри партийного списка: избрание ставится в прямую зависимость не от проходного места в областном списке, допустим, четвёртого, пятого или шестого, а от волеизъявления избирателей в конкретном городе или районе.

Новый механизм неизбежно заставит партии искать новые способы привлечения сторонников. Как минимум, надо стремиться к консолидации партийных сил во всей Иркутской области. Ситуация, когда у избирательного объединения мощные местные отделения в двух – трёх муниципалитетах, а в остальных – непаханое поле, чревата серьёзными разочарованиями на областных выборах.

Условно говоря, если за какую-то партию в Ангарске проголосуют 60% избирателей, а в остальных 30 городах и районах – от 10 до 12 процентов, то кандидатов от региональной группы этой партии в городе нефтехимиков ждут лишь дырки от бубликов. Полученных голосов, безусловно, хватит на то, чтобы первым делом провести в парламент тройку лидеров из общеобластной части партийного списка, однако кандидатам непосредственно от региональных групп может уже ничего не достаться.

Но самое досадное, как всегда, впереди. Это когда после очередной ночной эйфории, вызванной победой на выборах, вдруг выяснится, что мандат получил кандидат из региональной группы от другой политической партии, за которую в Ангарске проголосовало 40% избирателей. А всё потому, что в остальных 30 городах и районах эту партию поддержало от 30 до 35% избирателей. Такого количества голосов достаточно, чтобы наделить депутатскими полномочиями и тройку лидеров из общеобластной части партийного списка, и целую ватагу кандидатов из разных региональных групп. Среди этой ватаги ангарский кандидат-регионал от «проигравшей» выборы партии со своими 40% будет первым в очереди на раздачу мандатов.

В смоделированной ситуации нет никакого вымысла, наоборот, она почти полностью соответствует реалиям голосования в Иркутской области. С той лишь разницей, что теперь кто-то должен будет отвечать на болезненный вопрос партийных активистов: «Мы подняли весь город, превратили выборы в праздник, одержали феерическую победу, но наш кандидат оказался у разбитого корыта. Почему?» Потому что в соседнем городе конь не валялся. А за этим городом ещё один город, а за ним ещё.

Потенциал регионализации можно раскрыть только командной работой. Если кто-то где-то не прилагает усилий, он автоматически подводит соратников по партии из другой региональной группы, лишая их заслуженной победы. Деление областного списка кандидатов на региональные группы накладывает груз ответственности на партию за результаты выборов в отдельно взятом Урюпинске. Причём эта ответственность возникает перед избирателями соседнего с Урюпинском города.

Регионализация списка кандидатов, как уже говорилось, не влияет на то, больше или меньше проведёт своих представителей в Законодательное Собрание то или иное избирательное объединение: какой процент голосов по области – такое в целом и количество мандатов. Новое правило лишь меняет технологию их распределения ВНУТРИ партийного списка. Раньше места в парламенте по итогам голосования раздавались в порядке очередности в списке – с первого по десятый номер – займите ваши кресла. Теперь, пусть и сохраняя неприкосновенной тройку общеобластной части списка, партийные функционеры уступают это право выбора избирателям.

Владимир Шпикалов, «Право выбора» (газета избирательной комиссии Иркутской области), 22 ноября 2010 года

Основные параметры законопроекта

Согласно Уставу региона (принят постановлением Законодательного Собрания Иркутской области от 15 апреля 2009 года) в Законодательное Собрание Иркутской области избирается 45 депутатов.

Выборы проводятся по смешанной избирательной системе: часть депутатов (22) избирается по одномандатным избирательным округам, в которых результаты определяются на основе мажоритарной избирательной системы относительного большинства. Другая часть депутатов (23) избирается в составе областных списков кандидатов с использованием пропорциональной избирательной системы.

Каждый областной список кандидатов состоит из общеобластной части, включающей трех кандидатов, и от 8 до 22 региональных групп, каждая из которых включает не менее 5 кандидатов.

Каждая региональная группа областного списка кандидатов должна соответствовать части территории Иркутской области (всего 22 части, которые могут совпадать с территориями одномандатных избирательных округов).

Заградительный барьер для партий – 7%.

Сумма расходов из избирательного фонда кандидата не может превышать 2,5 млн рублей, а из избирательного фонда избирательного объединения – 60 млн рублей.