Россия в помощи не нуждается

6408-golos-pic4-452x302-71537
20 сентября 2012 г.
Текст: Ольга Кузьменкова, Алексей Зайцев, Екатерина Винокурова, Светлана Бочарова
Фото: ИТАР-ТАСС

USAID, финансирующей не только политические, но и гуманитарные программы, запретили работать в России

Российские власти предписали американскому агентству по международному развитию (USAID) прекратить свою деятельность на территории РФ. Согласно заявлению МИДа, Россия более не является развивающейся страной и не нуждается в чьей-либо помощи. Крупные правозащитные организации, скорее всего, найдут новые источники финансирования, под угрозой оказались региональные НКО, курирующие гуманитарные программы. По словам эксперта, Россия последовательно отказывается от помощи Запада.

Россия больше не нуждается ни в финансовой, ни в моральной помощи развитых стран и сама намерена помогать нуждающимся, заявил в среду официальный представитель МИДа Александр Лукашевич. Так во внешнеполитическом ведомстве прокомментировали вчерашнее сообщение о сворачивании программ Агентства США по международному развитию (USAID), действовавших в России более 20 лет.

«Россия теперь входит в число «новых доноров» и отказывается от статуса получателя помощи развитию во всех международных организациях, — говорится в сообщении представителя МИДа. — Российское же гражданское общество стало вполне зрелым и не нуждается во «внешнем руководстве». Соединенным Штатам МИД РФ предложил оказывать помощь третьим странам сообща.

В МИДе заметили, что деятельность USAID порой выходит за рамки «двустороннего гуманитарного сотрудничества». По мнению российского МИДа, сотрудники агентства пытались влиять на политические процессы и институты гражданского общества в России с помощью распределения грантов.

Совокупность этих причин заставила российские власти обратиться к коллегам из США и предложить им свернуть гуманитарную программу. Причем остановить работу USAID должна уже с 1 октября.

По словам Павла Чикова из правозащитной ассоциации «Агора», деятельность USAID реализуется от имени и в пределах диппредставительств США. Поскольку агентство действует под крышей диппредставительства, его деятельность в стране пребывания ограничена исключительно волей властей этой страны. То есть, если власти решили агентство в чем бы то ни было ограничить, оно обязано подчиниться. Можно сказать, что российский МИД объявил USAID персоной нон грата в Российской Федерации», — говорит Чиков.

Дипломаты, объявленные персонами нон грата, обязаны покинуть страну пребывания, то же относится и к USAID, провел аналогию собеседник «Газеты.Ru». При этом объяснять причины российский МИД был не обязан, хотя в данном случае сделал это, указывает Чиков.

Беспрецедентно короткие сроки, установленные российскими дипломатами, вызвали опасения российских правозащитников, которые считают, что их работа будет сорвана или как минимум парализована. Так, например, руководство ассоциации «Голос», получавшей гранты USAID для мониторинга за выборами, уже заявило, что под угрозой находится программа наблюдения за предстоящими 14 октября региональными выборами в России. «Я думаю, что это связано с независимым мониторингом выборов. Это очень сильный удар по «Голосу». Мы его точно не ожидали», — цитирует «Интерфакс» главу «Голоса» Лилию Шибанову, по словам которой, в новых условиях организация может свернуть проект «Карта нарушений».

Замдиректора «Голоса» Григорий Мельконьянц прогнозирует, что в будущем из-за ухода USAID у «Голоса» и других правозащитных организаций могут возникнуть проблемы с институциональной поддержкой – арендой офисов и содержанием региональной сети.

Правозащитники о решении российских властей узнали во вторник вечером от посла США в Москве Майкла Макфола, рассказал Мельконьянц. На встрече Макфол сообщил, что Россия направила США официальную ноту с требованием закрыть USAID к 1 октября, поскольку с этой даты в Соединенных Штатах отсчитывается новый финансовый год. Во время переговоров американская сторона просила российских дипломатов продлить срок работы агентства до мая 2013 года.

«USAID направил ответную ноту о том, что в такой короткий срок нереально свернуть все проекты», — рассказал Мельконьянц. В российском представительстве Transparency International «Газете.Ru» подтвердили, что накануне прошла встреча с послом США. От подробных комментариев в организации отказались, сославшись на просьбу Макфола не распространяться об обстоятельствах разговора.

Американскую сторону о решении российских властей уведомили еще во время саммита АТЭС, однако официальная нота появилась лишь после завершения его работы, 12 сентября, сообщила в среду официальный представитель госдепартамента США Виктория Нуланд. Она отказалась комментировать мотивации российских дипломатов. «Я все-таки оставлю российской стороне право характеризовать свои шаги, но я бы сказала, что, судя во всему, по их ощущениям, им это больше не нужно», — заявила Нуланд во время ежедневного брифинга.

Прекращение деятельности USAID в России стало результатом договоренностей, достигнутых между президентом Владимиром Путиным и госсекретарем США Хиллари Клинтон на саммите АТЭС во Владивостоке, рассказал «Газете.Ru» источник, близкий к Кремлю. Недоумение российской стороны вызывало то, что USAID оказывает помощь в первую очередь развивающимся странам, а Россия уже прошла этот период в своей истории. «Общественное значение этого события преувеличено. Договоренности были обоюдными. Поэтому США не станут устраивать скандал, вопрос урегулирован на самом верху», — уверен собеседник «Газеты.Ru».

Источник издания, близкий к администрации, подтверждает, что разрыв отношений с USAID обусловлен исключительно тем, что Россия больше не нуждается в гуманитарной помощи, поскольку не является развивающейся страной.

То, что российским властям удалось договориться с США о бесконфликтном решении проблемы, собеседник объясняет нежеланием администрации Обамы участвовать в международных скандалах накануне выборов.

Большая часть бюджета USAID в России действительно шла на гуманитарные программы. По словам Нуланд, на содействие развитию демократии и гражданского общества организация расходовала лишь треть своих средств. В основном внимание USAID занимала поддержка организаций, которые, к примеру, борются со СПИДом и туберкулезом, помогают сиротам и детям с ограниченными возможностями или спасают редкие виды животных. В 2012 году на финансирование этих программ USAID выделило порядка $50 млн. Всего за 20 лет работы в регионе организация потратила $2,7 млрд, сообщила Нуланд, выразив надежду, что «теперь Россия будет с полной ответственностью, самостоятельно двигаться по этому пути», продолжая развивать гуманитарные программы. США проследят за аккуратным завершением начатых проектов или их передачей к новым спонсорам.

По мнению директора российского представительства Transparency International Елены Панфиловой, региональные правозащитные и гуманитарные центры, занимавшиеся подобными программами, больше всех пострадают от ухода USAID из России. Крупные организации вроде Transparency и «Голоса» будут искать новые источники финансирования. «Большие организации, особенно московские организации, все-таки имеют доступ и к другим источникам финансирования. USAID не является единственным, — сказала Панфилова. — Все забывают о том, что существует огромное количество всяких социальных программ, программ на уровне местных сообществ, для которых помощь USAID играла значительную роль».

По словам Панфиловой, политических и общественных организаций, которые имели поддержку американского агентства и при этом реально могли влиять на процессы в стране, о чем говорил МИД России, в действительности немного. «Их всего штук пять, наверно. А еще есть под сотню совсем неполитических организаций: экология, образование, культурный обмен, молодежный обмен. Вот что с ними будет — это более серьезный вопрос».

Все программы, финансируемые USAID, размещены на на сайте агентства. Из нее следует, что у американцев в российских регионах были обширные программы, например, по социализации детей-инвалидов. Такой проект USAID финансировала в Нижнем Новгороде. В этом же городе у агентства была программа по продвижению и развитию новых медиа и конвергенции СМИ в России, по контролю за туберкулезом. Есть несколько проектов по развитию гражданского общества и «построению доверия к некоммерческим организациям».

В Нальчике помимо программ развития прозрачных выборов и публичной адвокатской помощи USAID занималась поддержкой сельского хозяйства Северного Кавказа, местного самоуправления, вопросами создания рабочих мест для молодежи. Во Владикавказе американское агентство финансировало программы по проведению честных выборов, помощи людям с ограниченными возможностями и другие. В других городах России программа помощи примерно такая же.

США наверняка найдут способ оказания помощи проектам, направленным на развитие демократии и защиту прав человека в России, надеется глава казанской ассоциации «Агора» Павел Чиков. По его мнению, отказ России от помощи американского агентства вполне логичен: в течение нескольких лет российские власти последовательно отказываются от взаимодействия с какими бы то ни было международными институтами. Минздрав к настоящему моменту практически заблокировал любые программы по линии здравоохранения и более не участвует в проектах Всемирной организации здравоохранения, ООН и других.

«Фактически их деятельность была свернута под предлогом того, что нам больше никакая помощь не нужна, у нас у самих куры денег не клюют и специалистов больше, чем у вас», — напомнил Чиков. Медицинские программы, по словам правозащитника, были свернуты в 2010—2011 годах. До США свои программы в России свернули также Швеция и Канада, напомнил эксперт.
«Это такой многолетний тренд, направленный на выдавливание правительственных и межправительственных денег из России», — подытожил собеседник «Газеты.Ru».

Газета.Ru