Иркутск: ГОЛОС в законе

11 ноября 2010 г.

Избирательная система Российской Федерации эволюционирует все последние годы и сегодня достигла очень интересного положения, когда все ею недовольны, а полностью довольных, похоже, не было никогда. Самое время решительно изменить правила игры.

Что имеем

С точки зрения абстрактного государства законодательство о выборах должно внятно и предельно точно описывать правила поведения всех участников избирательного процесса, не допускать двойных толкований и гарантировать своевременное и точное отражение воли избирателей в начале очередного цикла работы органов власти. С точки зрения оппозиции это же самое законодательство должно защищать права избирателей и, желательно, той стороны, которая только стремится к власти, не имея административного ресурса. Партия действующей власти, как бы она ни называлась, может говорить все что угодно, но в действительности стремится изменить законодательство таким образом, чтобы сохранить власть. За тысячелетия существования выборов как системы действий, приводящих к мирной смене власти, придумано огромное количество приемов и уловок, описание которых по-своему увлекательно — до тех пор, пока не столкнешься с их применением на личном опыте. Когда оппозиция, оставшаяся вовсе без мандатов и полномочий или с самым минимумом, жалуется на итоги выборов — это нормально, так было и будет всегда. Но когда на ход голосования жалуются победители, и тем более партия «Единая Россия», обычно щедрая на выражение чувств не более чем Царь-колокол, это что-то новое. То им не нравится практика использования оппозиционными партиями федеральных политиков на региональных выборах в качестве «паровозов» (это после многих лет хождения на выборы под знаменами с портретами Лужкова, Шаймиева и Шойгу), то целую структуру создадут — «рабочую группу партии «Единая Россия» по анализу обращений граждан, связанных с нарушениями в период избирательных кампаний». «Партия власти», которая жалуется на незаконную агитацию в день выборов, подвоз избирателей, подкуп и даже попытки взломать компьютеры избирательной комиссии, — это непривычно, временами смешно, а временами трогательно. Во всяком случае понятно, что дальше будет только хуже и что-то нужно менять.

Пока партийные организации, по привычке переругиваясь, подводят итоги очередного единого дня голосования, Ассоциация некоммерческих организаций «В защиту прав избирателей «Голос» начала по всей стране кампанию по обсуждению собственного проекта Избирательного кодекса Российской Федерации. Для тех, кто слабо знаком с федеральным законодательством, стоит напомнить, что сейчас такого документа в стране нет. Зато есть, напоминает «Голос», «пять отдельных федеральных законов; дублирование норм в нескольких законах; противоречия между нормами разных законов; большие по объему статьи, пункты, длинные фразы; нечеткие формулировки, допускающие множественное толкование». Разумеется, чем мутнее вода, тем лучше чувствуют себя в ней всякого рода комбинаторы: «все нормы, связанные с выдвижением и регистрацией кандидатов, позволяют избирательным комиссиям отсеивать кандидатов по своему усмотрению» (чему все мы были свидетелями не далее как в марте и сентябре 2010 года), «завышенные заградительные барьеры, неоправданные запреты и ограничения, отсутствие четкой регламентации, что может и что не может устанавливать региональный законодатель».

Меняем на макулатуру

Избирательный кодекс, по мнению авторов, должен заменить собой все ныне действующие федеральные законы, что потребует внесения поправок и дополнений во многие смежные законы — «О политических партиях», Федеральный конституционный закон «О референдуме Российской Федерации» и т.д. Кодекс строится на приоритете избирательных прав граждан перед процедурами, одновременно сохраняя за региональными органами власти право и возможность выбрать из нескольких описанных в кодексе избирательных системы — но категорически запрещает им выдумывать новые системы, оправдываясь региональной и национальной спецификой. Действительно глупо, когда в городских думах Москвы и Иркутска насчитывается одинаковое количество депутатов — по 35 человек, при разнице в численности населения в двадцать раз.

Таким образом, Избирательный кодекс не противоречит принципу федерализма, но в то же время работает на укрепление единства правового пространства страны: устанавливаются единые для всей страны возрастные цензы и отменяются все неконституционные ограничения прав граждан. Правда, авторы кодекса настаивают на возвращении выборности глав регионов (включая мэра Москвы и губернатора Санкт-Петербурга), снижении заградительного барьера до 4% (сейчас на выборах в Государственную думу 7%, в региональные законодательные органы 5–7%), возвращении графы «против всех». Новация, которая прецедентов не имеет, — право граждан создавать фонды для финансирования агитации «против всех». Партиям, особенно не входящим в большую парламентскую четверку, прилагаемый к Избирательному кодексу закон о политических партиях должен понравиться: разработчики кодекса предлагают упростить систему регистрации партий, снизить требования к их численности и количеству региональных отделений, разрешить создавать предвыборные блоки и межрегиональные партии.

Понимая, что нести свой проект к тем, кто в нашей стране что-то решает, лучше заранее подготовленными, члены ассоциации «Голос» проводят по всей стране круглые столы и дискуссии, в ходе которых все желающие могут высказать свои замечания к проекту. Как показал один из первых круглых столов, проведенный в Иркутске 23 октября, те, кому тема действительно интересна, не во всем разделяют свободолюбивые стремления разработчиков. Во-первых, если кодекс нужен только для того, чтобы шансы оппозиции на победу были больше нуля и она при любом раскладе проходила в органы власти, то извините: побеждать можно и при нынешних законах (и при нынешних избирательных комиссиях, и при нынешнем административном ресурсе — вообще, прямо здесь и сейчас), а протаскивать и проталкивать буквально коленом тех, кто за десять лет существования только вывески менял, — зачем? Во-вторых, межрегиональные партии в стране со столь неоднородным имущественным положением, ухудшающимся прямо на глазах по мере продвижения от Москвы к окраинам, — это прямой путь к очередному витку «самостийности». В-третьих, система только-только устоялась, и разрешить упрощенную систему регистрации партийных списков для любой партии, которая на предыдущих выборах набрала два процента голосов, — это прямой путь к созданию контор по продаже мест в избирательных списках.
Мягко говоря, непродуманным выглядит и предложение о заявительном порядке регистрации кандидатов на выборах в муниципальные органы власти (в том случае, если на одного депутата приходится не более 500 избирателей) и о праве каждого кандидата ввести в состав избирательной комиссии одного члена с совещательным голосом.

Представим себе выборы, в которых принимают участие 35 кандидатов на одно место (а с учетом упрощения системы регистрации это вполне возможно), которые приводят 35 наблюдателей. Картинка страшноватая по определению. А потом избиратели, отчаявшись разобраться, кто есть кто в этой толпе двойников, дружно голосуют «против всех» — и выборы придется проводить заново. Орган власти не сформирован, деньги потрачены, а карусель все набирает обороты… Юристы, принимавшие участие в дискуссии, предложили не сокращать список документов, необходимых для регистрации, а рассматривать ныне действующую систему как способ определить серьезность намерений кандидата: тот, кто действительно хочет работать во власти, сможет и юриста в консультанты нанять или пригласить на иных условиях.

Раздел, касающийся порядка предвыборной агитации, можно сказать, напрашивался уже давно. Предложено ввести санкции против партий и кандидатов, уклоняющихся от участия в дискуссиях, предполагается запрет на сохранение предвыборных агитационных материалов на уличных конструкциях в день голосования. Органы власти должны быть приближены к избирателям: именно поэтому предлагается сократить размер избирательного участка до двух тысяч жителей. В обоих случаях можно сказать только одно: давно пора, а то не только избиратели забывают, как выглядит их депутат, но и сами народные избранники начинают игнорировать статью 3 Конституции РФ («Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ»).

Порезвились — и хватит

Проблема формирования избирательных комиссий, как показала дискуссия, волнует очень многих. Старая шутка, приписываемая не кому-нибудь, а самому Иосифу Сталину, гласит: «Не важно, как голосуют, важно — как считают» — самое мягкое, что приходит в голову для характеристики работы избирательных комиссий. Удивительная гибкость в толковании законов, давно уже подмеченная за избиркомами, может быть компенсирована возможностью любому гражданину выдвинуть свою кандидатуру для работы в комиссии — по мнению разработчиков, и принципиальным снижением роли членов избиркома — по мнению некоторых участников дискуссии. Действительно, если на участках будут установлены прозрачные урны, если урна для голосования на дому будет всего одна, подсчет будет вестись электронными сканирующими устройствами, а за процессом подсчета можно будет наблюдать через веб-камеры в режиме реального времени — ни вбросов, ни испорченных бюллетеней уже не будет.

Можно — теоретически — отказаться и от самих бумажных бюллетеней, заменив их на сенсорную панель и личный электронный ключ избирателя, уникальный и не поддающийся подделке: это не только даст экономию на бумаге, но и защитит от таких технологий, как «карусель» и скупка голосов. Заодно решается и проблема открепительных удостоверений: с любого терминала, подключенного в единую сеть, можно будет проголосовать за кандидата в своем округе. Пора, в конце концов, переходить к современным технологиям не на словах, а на деле. Тем более что существующие технологии позволяют осуществить все вышеописанное при существующем уровне знаний. Можно, разумеется, обойти и технику — проблема «брони и пули», вечного соревнования преступников и закона, останется актуальной, наверное, навсегда. Но на наш век хватит и простого правила: если на каком-то участке результаты уж очень откровенно выделяются на общем фоне (как это обычно бывает в СИЗО и воинских частях), там проводят обязательную проверку и ручной пересчет голосов.

Даже в том случае, если проект «Голоса» никогда не станет законом, дискуссия, которую он вызвал в обществе, — и мы уверены, она еще только начинается — уже пошла на пользу. Особенно интересно будет узнать мнение действующих депутатов и других избранных руководителей всех уровней.

Борис Самойлов, Байкальские вести (Иркутск, тираж — 56 000 экз)

Документы

4045-rossii-vybory