«Карусели» все-таки наблюдаются

6590-4128-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
14 октября 2012 г.

Ручки с исчезающими чернилами и сообщение заложенной бомбе. Зампред ЦИКа Леонид Ивлев сообщил о некоторых нарушениях, которые были зафиксированы на выборах в регионах России. Председатель Межрегионального объединения избирателей Андрей Бузин обсудил ситуацию с ведущим Алексеем Корнеевым.

В Свердловской области на одном из участков члены участковой комиссии обнаружили в кабинках для голосования ручки с исчезающими чернилами. А на Соловецком избирательном участке получили анонимное сообщение о том, что участок, якобы, заминирован. 14 октября — Единый день голосования для 77 регионов. В стране проходит более 4 тыс. выборов и референдумов.

Я так понимаю, что вы следите за всеми избирательными участками в России?

— Нет, это очень сильно сказано. Их больше 5 тыс., поэтому мы следим за выборами в разных регионах России. У нас есть представители ассоциации «Голос» более чем в 20 регионах России. Кроме этого, поступают сообщения от различных граждан, наблюдателей действительно из многих регионов.

И какая сейчас обстановка в целом? Количество нарушений увеличивается?

— Со временем сегодня, конечно, количество нарушений увеличивается. В целом мы получили сейчас на «карту нарушений» «Голоса» около 450 нарушений. И все они, в общем-то, приблизительно такие же, которые мы наблюдали и в предыдущие годы, в предыдущие дни голосования.

Это процессуальные нарушения, или какая-то прямая подтасовка результатов?

По-разному. О подтасовке результатов говорить рано, потому что только на Камчатке сейчас, во Владивостоке закончилось голосование.

Можно говорить о том, что есть серьезные нарушения при голосовании, но особенно серьезные сообщения поступают, например, из Барнаула. Там непосредственно были пойманы «карусельщики» не просто за руку, а прямо с документами, со списками фамилий кандидатов, за которых они должны были голосовать.

То есть, эти самые «карусели» все-таки наблюдаются. И в некоторых случаях есть некоторые сообщения о вбросах. Конечно, нельзя сказать, что это массовое явление. Но, тем не менее, эти уголовные преступления тоже наблюдаются. А что касается процедурных нарушений, то о них много сообщений. И, к сожалению, очень много сообщений об ограничении прав наблюдателей на избирательных участках и представителей средств массовой информации.

Если сравнивать с предыдущими выборами, наверное, стоит сравнить с местными выборами. Изменилось ли среднее количество нарушений?

— Вы знаете, такое ощущение, что среднее количество нарушений, может быть, даже немножко уменьшилось. Но за счет повышения гражданской активности, которое произошло в конце прошлого года, за счет повышения количества наблюдателей на участках, мы видим, что количество сообщений не уменьшается.

ЦИК между тем говорит о довольно оптимистичной картине, что некоторые нарушения есть, но не более того. Или у вас, может быть, какие-то другие данные? Вы сразу вообще эти данные о нарушениях направляете в Центризбирком? Какова эта процедура?

— Процедура сбора нарушений такая. Все они публикуются, все сообщения, которые поступают, на «карту нарушений». Те сообщения, которые поступают по другим каналам, обязательно публикуются. Они открыты, их можно проверять. Я думаю, что это задача избирательных комиссий — следить за этими сообщениями и их проверять. Я не думаю, что избирательная комиссия в действительности этим занимается.

Мне кажется, что у избирательной комиссии слишком оптимистический взгляд всегда на это. Дело в том, что это их задача. Это их функция — обеспечивать избирательные права граждан. Не всегда они это выполняют. И поэтому много говорят о том, что с их точки зрения нарушений мало. Это спорный вопрос, у общества, с моей точки зрения, и организаторов выборов существуют разные мнения.

Коммерсантъ