Не умеешь работать? Тогда зачем приходить?

6611-dp7icn_sys8
17 октября 2012 г.
Текст: Алексей Селин
Фото: на фото – Алексей Селин, студент исторического факультета ИГУ

Иркутский «ГОЛОС» начинает публикацию материалов корреспондентов газеты «Гражданский голос» и наблюдателей, которые 14 октября 2012 года работали на избирательных участках города Ангарска. Первым в списке — студент Алексей Селин.

На выборах 14 октября в Ангарске я участвовал в качестве наблюдателя от одного из кандидатов в депутаты, выборы которых происходили одновременно с выборами мэра.

С погодой прямо скажем не повезло — за воскресение в городе выпало 120 % месячной нормы осадков. Может быть именно это стало одной из причин очень низкой явки. Хотя меня это очень удивляет. Такое ощущение, что на каждые следующие выборы приходит все меньше избирателей. Люди сознательно отдают право выбора другим. Право выбора чего? Право выбора своей дальнейшей жизни, по большому счету.

А кто же все-таки пришел голосовать? Те же, кто и на последних президентских и думских выборах: в основным, избирателями оказались люди преклонного возраста, пенсионеры. Именно они сделали свой выбор.

Основная масса населения относится к выборам скептически и наплевательски. Увы, зачастую такие люди работают как в избирательных комиссиях, так и наблюдателями от кандидатов.

Отношение к своим обязанностям на уровне «попроще и побыстрее» почти повсеместно, и любое отклонение от такой тактики может быть воспринято как нарушение общественной этики. Но даже для того чтобы грамотно нарушать правила, их нужно знать. А большинство членов комиссий, по моему мнению, знакомятся с избирательными законами уже в процессе, на уровне «вроде так».

На 136-ом участке, где в течение всего дня находился я, во время хода голосования увеличенная копия протокола была полностью пуста. Не было написано даже номера участка. Мое заявление председатель комиссии взяла, заверив, что оно принято. Несколько часов спустя выяснилось, что оно до сих пор не учтено. Мне заметили, что не нужно ругаться и портить людям настроение, хотя я совершенно ни с кем не ругался и был предельно вежлив.

Во время голосования на дому избиратели заявляли, что кандидаты обзванивали их и агитировали в день голосования. Вообще, я первый раз ездил на голосование на дому. Некоторые бабушки и дедушки пытались советоваться — за кого голосовать, рассуждали вслух. Одна из них сказала очень показательную фразу: «проголосую за него», он газету присылает.

Подсчет голосов велся, как всегда, непоследовательно. Допустим, когда считали голоса за кандидатов в мэры, одного из кандидатов считали перекладыванием с оглашением каждой отметки, в это время остальные считались как попало. Наблюдатели постоянно торопили комиссию, во время подсчета сидели в другом конце помещения. Я понимаю, всем рано вставать, а протоколы мы получили почти в четыре утра, но зачем тогда идти работать на выборы.

Кстати, по поводу протоколов. Закончили мы так поздно во многом из-за отсутствия на участке ксерокса. Копии протоколов писались от руки, и председатель комиссии так и не поверила мне, что на них тоже должны стоять подписи.
Пока ехал через весь Ангарск с участка, поразился количеству предвыборной рекламной агитации на билбордах и стенах домов. Такого не было даже в Иркутске