Провинциальные выборы…

6612-ibd0yaeddsu
17 октября 2012 г.
Текст: Роман Миролюбов
Фото: Роман Миролюбов, студент истфака ИГУ

От выборов мэра совсем уж провинциального города можно было ожидать чего угодно, особенно в сравнении с практически идеальной процедурой голосования в марте за президента, которую мне пришлось наблюдать в Иркутске. Студент исторического факультета ИГУ Роман Миролюбов — о наблюдении в Ангарске.

На этот случай нам были выданы дополнительно редакционные задания в двух экземплярах и свидетельство о регистрации газеты, которую мы представляем, но эти меры предосторожности нигде не пригодились. На всех УИКах меня сразу же с удовольствием регистрировали, доброжелательно и с энтузиазмом. На одном УИКе председатель даже отметила красоту моего фото в удостоверении и посетовала, что она оделась ненадлежащим образом для фотосессии, я заранее её предупредил, что собираюсь немножко пофотографировать.

На первом участке открытие прошло в соответствии с инструкцией, и сразу же один из первых избирателей далеко запенсионного возраста обратился с жалобой к председателю комиссии на то, что в своём почтовом ящике сегодня утром он нашёл 18 конвертов с неизвестным содержимым, на которых были нарисованы котята. Конечно, он подумал, что в них незаконная агитация и потребовал вызвать милицию, чтобы по отпечаткам пальцев найти нарушителей закона. Сотрудник ОМОНа, который следил за порядком на нашем участке в берцах и комуфляже, хотел отправить заявителя в райотдел, что по-видимому совершенно не устраивало бдительного пенсионера, и он сказал, что просто выбросит улики в урну. Благодаря моей инициативе один конверт всё-таки был вскрыт и оказалось, что никакого преступления не было, а это всего лишь реклама банка, который предлагает свои кредитные программы.

Прямо у выхода с первого участка я заметил подозрительную машину, рядом с которой толпилось много подростков, которым какая-то женщина под запись раздавала неизвестные листовки. Я сразу начал фотографировать этот процесс и машину, попутно пытаясь выяснить у рябят, какие у них планы. Женщина начала немного нервничать и сказала, что сейчас всё мне объяснит и после раздачи листовок показала мне постановление администрации о проведении лотереи во время выборов, в которой сулилось пришедшему на участок выиграть дважды автомобиль Жигули седьмой модели. Я сфотографировал постановление и сообщил об этом в штаб.

У входа на следующий участок уже стояли двое ребят в жилетках, на которых было написано, что разыгрывается автомобиль. Председатель комиссии Владимир Владимирович сказал, что, конечно, во время выборов запрещено проводить лотереи, но они стоят на улице, а не на территории участка, и только иногда заходят погреться, поэтому ничего страшного.

Уже с утра мне показалось, что явка довольно большая, несмотря на сугробы, которых намело за ночь, иногда на участке было человек по 15 одновременно, образовывались очереди к кабинкам. Иногда участок был наполнен целиком хрестоматийными бабушками с палочками, которые часто голосовали по двое в одной кабинке.

Практически на всех участках было по два наблюдателя от самовыдвиженцев, которые довольно активно себя вели, но в целом наблюдатели находились в состоянии анабиоза и некоторые не могли вспомнить, кого именно они представляют.

Интереснее всего прошла процедура подсчёта, на моём последнем участке было только пять наблюдателей от «ЕР».

К сожалению, те высочайшие стандарты работы УИК, которые я наблюдал на выборах в Иркутске не являются нормой для Ангарска. Данные подсчёта по каждой книге избирателей не оглашались, общее число проголосовавших было молча записано в протокол и сообщено мне только после моего замечания, остальным видимо было не интересно. В увеличенную копию протокола данные заносились тоже только после моего замечания и одновременно за несколько этапов.

Подсчёт голосов меня совершенно ошеломил! Бюллетени вывалились на стол и раскладывались по стопкам за каждого кандидата блоками по десять штук. Я думал, что их сортируют и потом начнут подсчитывать в каждой стопке, оглашая и показывая каждый бланк. Таким этот процесс у меня хорошо запомнился с президентских выборов, когда несколько сотен раз мне пришлось услышать фамилию победившего кандидата. А здесь разложили бланки по стопкам, одновременно посчитали их и стали записывать данные в протокол. Я наивно спросил: а что, это вы уже посчитали? На меня посмотрели как на не очень умного человека, как будто я не видел, как они считали. Я постарался как можно вежливее объяснить всем присутствующим, в том числе и наблюдателям, как происходит процесс подсчёта. Что вот, мол, на выборах президента считали вот так, и смотрите, даже есть такой закон, где это написано, — говорил я, — показывая «Талисман наблюдателя». Но комиссия единодушно сказала: «Что им, всю ночь считать здесь?» А председатель комиссии предложила проголосовать: надо ли пересчитывать бюллетени. Единодушно решили не пересчитывать и стали их упаковывать.

Была одна девушка наблюдатель с юрфака ИГУ, которая работала на президентских выборах, она была со мной согласна, но активно не поддерживала. Я намекнул ей, что не хочет ли она написать жалобу, но она не приняла моего предложения.

В результате в SMS-штаб ушло очень много цифр о нарушениях процедуры.

Голосование — это процедура, и на таких — не очень глобальных — выборах она должна неукоснительно соблюдаться. Это как тренировка спортсмена, который каждый день занимается, чтобы к большим соревнованиям показать результат. Избиратели тренируются критически оценивать кандидатов. Наверное, если ходить на все выборы, то к президентским и думским избиратель подойдёт в хорошей выборной форме и более осознанно проголосует. Также члены УИК и наблюдатели делают что им угодно, а процедура, описанная в законе, не является для них авторитетом.

Когда будут проходить судьбоносные для всей страны выборы, если у председателя или секретаря будет какой-то злой умысел, то такие наблюдатели ничего не заметят. Может быть, это и есть тот самый правовой нигилизм.

Документы

6432-dsc00026