В тени пока молчаливого большинства

6641-kuzmina
19 октября 2012 г.
Текст: Людмила Кузьмина, правозащитник, руководитель

80% российских избирателей не явились на участки в минувшее воскресенье. Власть в «игноре». И, что удивительно, несказанно этому рада. Она триумфально провозглашает свою победу. А 80% молчат, что-то про себя думают, делают выводы и никто в нашей стране, уверена, не возьмет на себя смелость предсказывать, чего ждать от этого молчаливого большинства. Не факт, что это молчание ягнят.

Выборы прошли не вчера, а как минимум 12 лет назад. С тех пор говорить о существенных нарушениях на выборах почти не имеет смысла. Что такое существенное нарушение: вооруженный захват избирательного участка, стрельба по избирателям и наблюдателям? Ой ли? Неужели такое может кого-то удивить? Что-то может кого-то вообще удивить?

Так называемые выборы, точнее день голосования, случился в воскресенье в большинстве субъектов РФ. Количество нарушений на душу явившегося избирателя было, пожалуй, даже выше, чем в кампаниях декабря 2011-го и марта 2012 гг. В абсолютном выражении их, быть может, не больше. Но при явке от 12 до 20%, вместо привычных для «Единой России» 70%, картинка другая. Концентрация беспредела и торжества принципиальной глупости на одного избирателя зашкаливала.

Чуров и чуровята, видные единороссы и едва заметные едросята, Медведев и… с утра пораньше начали петь заздравные. Общий тезис этих невеликих умов прост и короток, как реальный рейтинг национального лидера: «Мы победили, несмотря ни на что, и никаких существенных нарушений не было». Кого победили? С кем воевали? Кого и от кого спасли?

А что касается наблюдателей, которые фиксировали вбросы, карусели, приводы/привозы избирателей, выдворение с участков, отсутствующие заявки на голосование на дому… Это несущественные, незначительные, несистемные, не могущие повлиять на результат нарушения. При этом виноваты в нарушениях… НАБЛЮДАТЕЛИ. Наблюдатели, которые мешают, смотрят, записывают, фиксируют нарушения. Да еще и — неугомонные — жалуются нахалы!

Я человек наивный, потому как не обязана быть искушенной. И вопросы у меня наивные.

С каких пор систематизация нарушений Закона РФ и оформление систематизированных по статьям Закона нарушений в жалобах и заявлениях наблюдателей считается недостатком наблюдателей?

Банальный, но важный для понимания происходящего тезис: выборы это не только день голосования!

Равны ли условия всех кандидатов при выдвижении и регистрации?

Равны ли их условия во время агитации?

Равны ли их возможности в использовании финансового ресурса?

Равны ли их возможности использования медийных ресурсов?

Равен ли их доступ к административному ресурсу?

Равны ли кандидаты в судах?

Ответ на все вопросы один: нет.

Еще одна очевидность: ЕР — это чиновники и их ставленники. Они по определению равнее.

«Выборы» тогда могут называться выборами без кавычек, когда есть борьба кандидатов друг с другом за голоса, за количество избирателей, пришедших на участки.

Выборы — это когда государственные институты (суд, прокуратура и т.п.), властные органы, органы МСУ, избирательные комиссии выступают арбитрами.

Выборы — когда эти самые институты работают не на стороне какого-либо конкретного кандидата, а на стороне (и вновь банальнейшая истина!) избирателей и с неукоснительным соблюдением закона РФ, как гаранты прав избирателей.

А когда эти самые институты выступают гарантами административного кандидата, то это не выборы. Не ново? А я и не пытаюсь никого удивить.

Удивляют представители власти и ЦИКа. Они выявили новый вид нарушений выборного законодательства — несущественные!

Что это такое — существенные и несущественные нарушения?

Тут не надо быть выдающимся правоведом или академиком. Для этого даже не обязательно иметь членский билет «Единой России». Нарушением является все, что нарушает процедуры, прописанные в законе. Прописано и не исполнено. Или исполнено частично, с искажением.

Разговоры про существенные и несущественные нарушения — блеф.

Почему-то не прошитые списки избирателей, нарушение прав наблюдателей и СМИ, например, отказ в доступе на участок, называются «несущественным нарушением».

Людям отказывают в доступе к информации, в доступе на участок — значит, им отказали в праве быть избирателем и гражданином своей страны. Зачем? Либо задуманы нарушения и не нужны свидетели, или ответственное лицо безграмотно? Незнание законов лицом несущим ответственность за его неукоснительное соблюдение — преступление не только этого «ответственного лица», но и государства.

Я человек наивный, поэтому в добросовестное незнание не верю. Иначе как объяснить недопуск на участки, удаления, запреты фото- и видеосъемок, полицию, превышающую свои полномочия?

Вот пример силового устрашения наблюдателя. Председатель УИК №431 Канавичева Екатерина Викторовна, возбудившись от какой-то своей мысли, в день выборов к 16 часам потребовала со всех неугодных ей наблюдателей и представителей СМИ паспорта. Демонстративно их ксерокопировала, как она пояснила позже «на всякий случай», не вспомнив, что это персональные данные гражданина. А персональные данные, замечу, это не баран чихнул.

А вдруг у этой председательши преступные намерения по отношению к нежелательным для нее наблюдателям? Ведь закон не предусматривает эту процедуру! Чего ждать теперь наблюдателям?

Эта же Канавичева запрещает фото-видео-съемку, прописанную в законе. Во имя чего? Ради кого?

Или еще один «подвиг» Канавичевой, заслуживающий, пожалуй, театральной премии. Как минимум за режиссуру. Во время подведения итогов, когда пришло время опустошать урну, наша «героиня» принялась вытряхивать стационарную урну для голосования, не распечатывая ее. «Гениальная» находка! В этот момент неизвестный, не имеющий права присутствовать в УИК, упал громко со стула. Все присутствующие обернулись. В это мгновение около 60-ти бюллетеней появилось на столе за нужного кандидата. Молодой человек, пожертвовавший своей пятой точкой, удалился. Какая постановка!

Чем руководствовалась председатель комиссии в школе №177 Куйбышевского района Самары, предоставившая возможность голосовать военнослужащим в нарушение прописанной в законе процедуры?

Или вот пример с участка №103 Саратова. 23–30. Избирком не начинает подсчета бюллетеней. Три с половиной часа у членов комиссии происходят какие-то неведомые мыслительные процессы. Не решаются приступить к подсчету волеизъявления граждан. Вопрос в расхождении на 100 бюллетеней в подсчетах избиркома и наблюдателей. Когда наблюдатели настаивают начать прописанную в законе процедуру пересчета, комиссия принимает решение удалить их с участка. Все гениальное просто!

УИК №194 Пензы. При подведении итогов обнаруживается, что в списках для голосования на дому есть граждане, которые волеизъявились и на стационарном участке. Но только их паспортные данные в этих списках почему-то разнятся. Председатель отказывается выяснять причины и продолжает подтасовывать данные, многократно исправляя их в увеличенной форме протокола. Здесь около пятисот бюллетеней считают до 8–15 утра понедельника. Здесь же, в закрытом автономном территориальном образовании «Заречный», где голосовали «изолятор» и психиатрическая больница, не были допущены наблюдатели. Как вы думаете, за кого голосовали преступники и психически больные?

Примеры можно приводить еще и еще. Но голосовали только 12–20% избирателей. 80–90% проигнорировали этот симуляционный, странный и гигиенически-неприятный процесс под названием «возвращение выборов».

Так чего ждать от подавляющего большинства наших сограждан? От недовольного, униженного и пока молчаливого большинства?

Не страшно?!

Засекин.ру