Пришел, увидел, написал

6668-dsc09445
24 октября 2012 г.
Текст: Артем Земцов
Фото: Юрий Гавриличев

На выборах в Саратовскую областную думу 14 октября автор этой статьи, напечатанной в «Газета Недели в Саратове» — Артём Земцов а выборах в Саратовскую областную думу 14 октября представлял ассоциацию «Голос». И ему удалось побывать на нескольких избирательных участках.

Утреннее
Сладкий аромат свежеиспеченных булочек расходится по всему помещению 285-й и 286-й участковых избирательных комиссий. Столик с бесплатными сдобными вкусностями стоит в самом конце зала. Люди робко посматривают в ту сторону. Подойти пока никто не смеет — вроде еще даже ничего не началось. Вяло и без особого гражданского энтузиазма позевывают наблюдатели. Сброшюрованы ли списки избирателей, нет ли агитационной информации и вообще должным ли образом всё устроено на избирательном участке — наблюдателей это мало интересует. Тети с эпикурейской расслабленностью бдят, обсуждая последние городские новости.

В пролете на лестнице чернеет бюст Александра Сергеевича Пушкина. Он с высоты смотрит на происходящее. Судя по выражению лица, происходящее его несколько настораживает.

«Вопросов не задавать!»
Энгельс, участок 1637. Объединенными силами наблюдателей была поймана девочка, пытавшаяся вбросить целую пачку бюллетеней — 20 штук. За кого бы она могла их вбрасывать?.. Для девочки по имени Кристина процедура вброса показалась настолько безобидной, что она даже не потрудилась подумать, что на участке присутствует не только комиссия, но иногда встречаются и честные наблюдатели. Юную фальсификаторшу поймали, когда она, не обращая ни на кого внимания, просто шла с пачкой по центру зала. Хотя полиция реагировать на это дефиле не хотела.

Тут же приехали представители местного ТИКа. Свою невозмутимость они пытались передать девочке. Две тети с надменными лицами молча прохаживались по участку. На все вопросы, которые им задавали наблюдатели, они обиженно отвечали просьбами не разговаривать с ними вопросительным тоном.
Между тем к участку подъезжает еще один наряд полиции и два сотрудника ФСО. Полиция составляет протокол на Кристину. Достают те самые 20 бюллетеней. Публика ликует. Похоже, никому не жалко глупышку. Сотрудница полиции, руководящая процессом, и наблюдатель от КПРФ, который первым обнаружил подозрительную ситуацию, настолько сдружились, что в конце составления протокола женщина призналась в своей симпатии к коммунистическим идеям. Тем временем Кристину якобы отвозят в отделение полиции. Но забирает ее какой-то мужчина в штатском и сажает в обычную машину.

«Рта не открывать!»
УИК 1632, Энгельс. Наблюдателя Евгения Мельникова выгоняют без письменного решения комиссии с участка из-за того, что он ел печеньку. Оказывается, есть на участке не разрешено. Председатель комиссии зафиксировала факт открывания рта наблюдателем «РПР-ПАРНАС» и тщательного жевания непонятной субстанции. Как она могла его зафиксировать? Да просто сфотографировала. Чтобы в суде знали, как ведут себя разнузданные борцы с режимами.
На участок приезжают доверенные лица кандидата от «РПР-ПАРНАС» Александра Чуприкова и пытаются взять письменное решение с мотивировкой удаления. Комиссия ни в какую. Но после упорного и нудного упрашивания выдает решение с подписями, датой и печатью, в котором написана совершенно поразительная формулировка: «кушал на участке» и якобы «подглядывал из-за колонны».
Мобильная группа берет удаленного наблюдателя от «РПР-ПАРНАС» и везет в соседний участок, где был замечен вброс бюллетеней. Около нового УИКа пишется заявление в милицию на абсурдный случай удаления из-за импровизированного полдника на участке. Испуганная комиссия выглядывает в окна. Кто-то подглядывает, прячась за стенку, кто-то отбегает.

Скандальный 26-й
Светлана Локоткова и ее сын Егор — члены всероссийского движения «Белая лента». На выборы в Саратов они приехали из столицы. Светлана и Егор — члены избирательной комиссии с правом совещательного голоса. Егор был им на 25-м участке, Светлана на 26-м. Оба находятся в здании национальной татарской гимназии.

Московские гости приехали в Саратов за день до голосования. Сразу отправились в татарскую гимназию, чтобы познакомиться с комиссией и войти в курс дела. Гостям там не обрадовались. В день голосования началась откровенная травля. Члены избирательной комиссии постоянно грубили и давили на Светлану. Бурная реакция комиссии была вполне ожидаемой, но абсолютная бездеятельность наблюдателей по-настоящему поразила. Оскорбляют они даже больше, чем комиссия. Когда спрашиваешь, какого кандидата и какую партию они представляют, отвечают: «какое вам дело», «грубиян», «больше всех надо». Меня называют «сектантом». А Светлану Локоткову — «сумасшедшей» и «невменяемой».

На этот участок я приехал в 19:14. Светлана звонила, рассказывая о тотальном беззаконии, которое творится на УИК 26. Вместе с координатором Саратовского объединения избирателей мы едем на этот участок. Нас встречают со скандалом. Жалобу Светланы не хотят принимать в комиссии. Председатель грозиться выгнать наблюдателя. Подключаются другие члены комиссии. Наблюдатели защищают председателя, который пишет жалобу о том, что Егор Локотков якобы ей угрожает.

В 20:05 в открытые двери УИК 26 заходят четыре человека в штатском. Они не представляются. Полицейский бездействует. На мои вопросы он отвечает охотно и охотно же признаёт, что посторонние люди при подсчете голосов — это нарушение. Полицейский говорит, что люди в штатском — представители администрации Волжского района. Засаленными добрыми глазами он смотрит на меня.

Подсчет голосов превращается в большой карнавал. Вся комиссия судорожно считает бюллетени. Им хочется быстрее отвезти всё в ТИК Волжского района. Жалобы, фото- и видео¬съемка невозможны, на меня давят даже бабушки-наблюдатели. В 20:36 я вызывают полицию. Никакого эффекта это не дает. УИК 26, как и практически все избирательные участки, должна бы стать объектом пристального интереса прокуратуры. Будут ли возбуждены уголовные дела?

Вот лишь неполный список зафиксированных нарушений на отдельно взятом избирательном участке № 26:

1. В списках избирателей до начала голосования содержались паспортные данные избирателей без отметки о том, что ими получены открепительные удостоверения, не указаны их номера (ст. 62, п. 8–9).

2. Не была составлена ведомость получения членами комиссии с правом решающего голоса бюллетеней, бюллетени выдавались и возвращались не под роспись (п. 8.3 главы 8 и п. 9.3 главы 9 Рабочего блокнота члена участковой избирательной комиссии).

3. Председатель комиссии пыталась воспрепятствовать фотофиксации опломбированной урны (Рабочий блокнот, стр. 7, 26, 46 (набл.СМИ) ФЗГ — п.11(г) ст. 30(СМИ) ).

4. Председатель и секретарь УИКа отказывали мне (ПСГ) в возможности ознакомиться с реестром заявлений о голосовании вне помещения, узнать количество этих заявлений, ознакомиться с актами о получении бюллетеней для выездного голосовании, об их возврате, а также в ознакомлении с иными документами избирательной комиссии (п. 22, п. 23, п. 25 ст. 29, п. 9 ст. 29).

5. Секретарь УИКа по требованию представителей вышестоящей комиссии сообщила количество бюллетеней, выданных на выездное голосование для урн № 1 и 2 — по 83 бюллетеня на каждую. После возвращения первой группы, сопровождавшей урны № 1 и 2, эти урны больше участок не покидали, урна № 3 выезжала дважды с представителем Мальцева, в общей сложности в нее было опущено пять бюллетеней. Однако в итоговом протоколе значится 292 бюллетеня, содержащихся в переносных ящиках для голосования.

6. Были одновременно вскрыты стационарный и переносные ящики для голосования без пересчета бюллетеней в переносных ящиках, все они были перемешаны.

7. Сортировка бюллетеней производилась одновременно с подсчетом по всем кандидатам и партиям, при этом бюллетени не демонстрировались членам комиссии с совещательным голосом, наблюдателям и представителям СМИ, а подсчет демонстрировался по всем партиям, кроме «Единой России», и всем кандидатам, кроме кандидата Мазепова.

И так далее. Еще 18 пунктов нарушения закона. Утром 15 октября Светлана Локоткова написала заявление в полицию.

Газета Недели в Саратове

На фотографии вручение благодарности от «ГОЛОС-САРАТОВ» автору статьи и корреспонденту газеты «Гражданский голос» Артему Земцову.