Михаил Федотов:"Главная цель Совета – построение свободного общества свободных людей"

6720-screenshot_27
13 ноября 2012 г.
Фото: Скриншот видео http://news.kremlin.ru

12 ноября Владимир Путин утвердил новый состав Совета при президенте по правам человека. В обновленный СПЧ вошли 65 человек. В их числе глава ассоциации «Агора» Павел Чиков, исполнительный директор ассоциации «В защиту прав избирателей «ГОЛОС» Лилия Шибанова, профессор Высшей школы экономики Илья Шаблинский, исполнительный директор общественной организации «Справедливая помощь» Елизавета Глинка, журналисты Леонид Никитинский,Леонид Парфенов, Максим Шевченко, Елена Масюк, Павел Гусев, Ирина Хакамада, Николай Сванидзе. Вечером того же дня в Москве состоялась встреча обновленного Совета по правам человека с президентом РФ.

Михаил Федотов, председатель Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека (стенограмма выступления с сайта Совета при президенте):

Я хотел бы сразу отрефлексировать Ваши слова (В. Путина — прим. ред.) о том, что в составе Совета есть и те, с кем Вы давно знакомы, и новые люди. Если сравнивать с первым составом Совета, который Вы утвердили в 2004 году, – из того состава осталось семь человек, но одновременно семь человек из того же состава покинули Совет. И среди них наши видные правозащитники Л.Алексеева, С.Ганнушкина, И.Куклина, Б.Пустынцев, А.Симонов. Но это меняет лишь форму, а не содержание нашего с ними сотрудничества. Те, для кого правозащитная деятельность составляет смысл жизни, не расстанутся с Советом, если только сам Совет не изменит своей миссии, не потеряет ориентиры, ради которых был создан и ради которых при каждом обновлении в него приходят всё новые и новые поколения российских правозащитников и гражданских активистов, – вот та самая связь между обществом и властью, которая должна доходить до самого верха.

Мы рассчитываем, что те, кто покинул Совет, станут постоянными экспертами наших рабочих групп. Точно так же мы приглашаем в наш экспертный пул всех кандидатов, которые участвовали в процессе ротации Совета. Об этом мы с ними договорились, когда проводили с их участием круглые столы по всем 13 номинациям. И мы хотели бы рассматривать наш экспертный пул как своего рода кадровый резерв Совета. Если у Президента есть свой кадровый резерв, то почему бы такому кадровому резерву не быть и у Совета. Ведь ротация естественна и неумолима, как смена времён года, вот почему двери Совета должны быть открыты для всех, кто хочет и умеет работать на нашу главную цель.

А главная цель – построение свободного общества свободных людей. Именно об этой главной цели всех российских реформ последних двух десятилетий особенно часто говорили в 2004 году, который помимо прочего ознаменовался созданием Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. Думаю, что это не случайное совпадение. Свободное общество, насколько я понимаю, – это прежде всего развитое гражданское общество, а свободные люди – это суверенные граждане, знающие свои права и добросовестно выполняющие обязанности. Не нахлебники, не захребетники, не подданные Его Величества, а сознательные строители страны с высоким уровнем жизни, зрелой демократией и достойным местом в современном мире.

Несвободный человек не способен позаботиться ни о себе, ни о своих ближних, ни о своей родине. От него мало проку в деле модернизации страны. Но чтобы сделать его свободным, недостаточно провозгласить права человека в Конституции. Ведь свободой не всегда дорожат, ещё реже умеют ею пользоваться. А для современной России ценности свободы не менее важны, чем стремление к экономическому процветанию и социальному благополучию людей.

К сожалению, культуру свободы нельзя ввести указом, нельзя импортировать, нельзя позаимствовать, её можно только вырастить на своей земле собственным попечением. В деле взращивания культуры свободы наш Совет готов и впредь быть коллективным советником главы государства, тем более что в нашей стране слова главы государства – это не просто лозунг: это директива, вектор движения, способ формирования в том числе и правоприменительной практики. Иначе за повседневной суетой люди (а среди них есть и парламентарии, и министры, и прокуроры) путают ориентиры, сбиваются на протоптанный путь запрета, устрашения, разделения на своих и чужих.
Ещё в прошлом веке выдающийся правовед Лон Фуллер в своей знаменитой книге «Мораль права» предупреждал об опасности (я цитирую), когда «главная цель правительства, по-видимому, всё в большей степени состоит не в том, чтобы дать гражданам законы, которые формируют их поведение, а в том, чтобы запугать их до состояния беспомощности». Такая дорога не ведёт к храму, о чём Совет неоднократно предупреждал, но услышан не был.

Сейчас как никогда нам нужно ясное видение цели, нужен диалог, тот самый диалог, о котором мы с Вами говорили на нашей встрече, – не столкновение. Нужна общегражданская солидарность и согласие в том, что именно права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием.

В следующем году мы отметим 20-летие Конституции, которую я только что процитировал. Казалось бы, достаточный срок для того, чтобы её нормы вошли в плоть и кровь нашего общества. Но оказалось – недостаточный. Вот почему сверхзадачей нашего Совета было и остаётся укоренение верховенства права в умах и поступках граждан, содействие становлению в России свободного общества свободных людей.

Уважаемый Владимир Владимирович! Среди важнейших задач Совета Вы назвали обеспечение прав граждан, развитие диалога между обществом и государственными структурами. Мы внутри Совета называем это миссией последней надежды.

Действительно, Совет благодаря участию в нём людей, заслуживших доверие общества, часто воспринимается как одна из немногих возможностей достучаться до высшей власти. Миссия последней надежды слишком важна, чтобы ею пренебрегать, поэтому просьба не сердиться на членов Совета, которые пришли сюда со своими письмами, которые касаются, может быть, не общенациональных проблем, а судеб конкретных людей или конкретных коллективов, или конкретных, может быть, даже частных проблем. Но чем чаще мы с Вами будем встречаться, тем меньше будет подобных писем и тем больше проблем удастся решить вместе.

Уважаемый Владимир Владимирович, Вы сказали, что ротация Совета впервые проходила в таком широком формате с использованием процедуры интернет-консультаций. С одной стороны, это позволило вывести процесс формирования консультативного органа при главе государства из тени кулуарных переговоров, сделало его во всех смыслах доступным всем и каждому. Но, с другой стороны, это пока не самый удачный пример электронной демократии. Во-первых, потому что Совет не представительный, а в значительной степени экспертный орган. А экспертов должны отбирать прежде всего эксперты. В некоторой степени нам удалось решить эту задачу, установив квалификационные требования к кандидатам, но в ответ мы получили упрёки в том, что наши требования нелогичны, несправедливы, необоснованны и так далее. Чтобы этого не было в дальнейшем, предлагаю во избежание конфликтов прописать правила ротации в положении о Совете. Пусть будет правовая норма.

Во-вторых, мы не смогли наладить механизм верификации участников интернет-консультации. В этом смысле я с большой надеждой смотрю на Игоря Олеговича Щёголева и его идеи, связанные с электронной демократией, потому что на базе системы российской общественной инициативы с её принципом «один человек – один голос» можно будет гораздо эффективнее проводить подобные рейтинговые голосования. Кстати, я бы предложил использовать эту систему и для развёртывания всероссийского электронного ресурсного центра общественного контроля. Знаю, что член нашего Совета профессор [Иосиф] Дискин не очень поддерживает эту идею, но я думаю, что мы всё-таки сможем её довести до ума, и это будет очень полезная форма, которая даст возможность каждому гражданину реально включиться в управление делами государства на любом уровне.

Сегодня ещё много будет говориться об электронной демократии. Я думаю, что и Леонид Владимирович Поляков не обойдёт её стороной. Поэтому ограничусь только двумя замечаниями.

Во-первых, сейчас во многих развитых странах традиционная представительная демократия сталкивается с непосредственной демократией, при которой последнее слово принадлежит именно гражданскому обществу. Массовость гражданских инициатив, прежде всего в интернете, быстро растёт. При этом рядовой гражданин получает потенциальные возможности не выходя из дома, можно сказать, в мягких домашних тапочках, стать одновременно и общенациональным СМИ, объединить вокруг себя миллионы людей, непосредственно повлиять на государственную политику.

Современное государство – это относится сейчас ко многим развитым странам – только начинает знакомиться с суверенным гражданином как новым субъектом истории. Оно привыкло работать внутри бюрократии. И когда вдруг в сфере управления делами государства появляются граждане, оно воспринимает их как назойливых просителей. Напротив, дальновидная власть принимается создавать специальные каналы для обеспечения гражданского участия. Вот почему мне кажется очень своевременной идея, о которой расскажет здесь Иван Иванович Засурский, создать под эгидой Совета систему всероссийского интернет-мониторинга за соблюдением прав человека.

Во-вторых, нельзя забывать об интернет-технологиях, позволяющих фальсифицировать и манипулировать гражданским участием, превращать киберпространство в арену информационных войн и различного рода криминала. Ни одна страна в мире не может справиться в одиночку с этими угрозами. Вот почему я предлагаю вернуться к вопросу об участии России в Конвенции о преступности в сфере компьютерной информации. Кроме того, нам необходим рамочный закон об основах правового регулирования деятельности в интернете. Такой проект давно разрабатывается в Совете, и мы готовы достаточно быстро его представить.

За минувшие годы Совет довольно много сделал, но ещё больше недоделал. Я говорю о тех вопросах, которые были инициированы Советом, но так и не были доведены до конца. Например, в апреле 2009 года Совет поставил вопрос о необходимости подписать и ратифицировать ряд международных конвенций, защищающих детей от торговли детьми, от детской порнографии и детской проституции. Потребовалось три с половиной года, чтобы эти конвенции были подписаны. Этим летом Вы подписали соответствующие распоряжения. А теперь нам говорят, что ратификация этих конвенций может быть сделана только в декабре 2014 года. Совет готов подключиться к этой теме, чтобы закрыть её уже в следующем году.

Точно так же мы готовы «впрячься» в выполнение других президентских поручений, которые даются по итогам наших встреч. Для этого необходимо предусмотреть в Положении о Совете обязательное привлечение членов Совета к участию в выполнении тех поручений, которые глава государства даёт по результатам наших встреч. Нужно подвести прочную правовую базу и под взаимодействие Совета с органами государственной власти. Всё это позволит избавиться от старой болезни Совета, когда на встречах с главой государства приходится поднимать одни и те же вопросы.

Сегодня речь пойдёт не только о нашей, так сказать, «незавершёнке». Алексей Иванович Головань от имени рабочей группы по социальным правам поднимет тему гражданского участия в судьбах детей. Напомню, что по инициативе Совета уже прошёл первое чтение закон об общественном контроле за обеспечением прав детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей.

Но сейчас работа над проектом в Государственной Думе застопорилась. И это не единственный вопрос, который потребует Вашего, Владимир Владимирович, вмешательства.

Предложения рабочей группы по культурным правам и гражданскому участию в культурном процессе озвучит её руководитель Даниил Борисович Дондурей. Они касаются общественного попечения над информационными процессами как в интернете, так и в электронных СМИ.

Рабочая группа по гражданскому участию в противодействии коррупции подготовила конкретные предложения, касающиеся борьбы с детской порнографией в киберпространстве. Об этом расскажет Кирилл Викторович Кабанов, руководитель этой рабочей группы.

Предложения рабочей группы по гражданскому участию в правовой реформе найдут отражение в выступлениях Тамары Георгиевны Морщаковой и Мары Фёдоровны Поляковой. Они касаются вопросов совершенствования правовой базы гражданского участия в управления делами страны.

Как видите, на сегодняшнем заседании будут выступать только, так сказать, старые члены Совета, можно сказать, в бой идут одни старики, уже накопившие в Совете солидный опыт. Конечно, тем, кто только сегодня пополнил ряды Совета, тоже есть что добавить к озвученным темам, но я исхожу из того, что наша работа только начинается.

Совет при Президенте РФ по развитию гражданского общества и правам человека








Речь Михаила Федотова — с 3.45 до 16.43

Сайт Президента России