Четверть россиян знают о координационном совете оппозиции

6722-kmo_131899_00029_1_t206
13 ноября 2012 г.
Текст: Сергей Горяшко
Фото: Геннадий Гуляев / Коммерсантъ

Однако скептически оценивают его будущее

О существовании координационного совета (КС) оппозиции известно почти четверти (24%) россиян — таковы данные опроса фонда «Общественное мнение» (ФОМ). Однако только 8% граждан полагают, что совет сможет стать серьезной политической силой. Те, кто хочет этого (21%), тоже оказались в меньшинстве — 34% граждан против того, чтобы КС стал влиятельным. Глава ФОМ Александр Ослон объясняет итоги опроса «здравомыслием» россиян.

Почти четверть (24%) россиян знают или что-то слышали о КС оппозиции, выяснили социологи фонда «Общественное мнение». При этом большинство граждан (35%) считают, что этот совет не станет влиятельной политической силой. Лишь 8% уверены в обратном (57% затруднились с ответом). Чаще других полагают, что КС превратится в серьезную политическую силу, респонденты, готовые участвовать в акциях протеста, молодые люди с высшим образованием, электорат Михаила Прохорова и «Справедливой России». Свою точку зрения они аргументируют тем, что «власти необходима оппозиция», что «этот совет был выбран не зря, и с ним придется считаться», а также тем, что «КС будет выражать мнение значительной части общества» и что «в него вошли достойные, влиятельные и энергичные люди, у которых есть новые идеи».

Скептически относятся к будущему координационного совета оппозиции москвичи, люди с доходом свыше 20 тыс. руб., жители городов с населением от 250 тыс. до 1 млн и люди среднего возраста с высшим образованием. По их мнению, «власти не позволят КС стать влиятельным», «люди, входящие в его состав, не вызывают доверия, малоизвестны и не пользуются массовой поддержкой», «в совете нет единства, а у его членов нет общих целей», «КС действует на западные деньги».

По данным ФОМ, 21% россиян хотят, чтобы КС оппозиции стал влиятельной политической силой, не хотели бы этого 34%. Чаще других желают, чтобы этот совет стал влиятельным, молодые люди с высшим образованием, те, кто собирается участвовать в акциях протеста, и те, кто поддерживает Михаила Прохорова. Против того, чтобы КС оппозиции приобрел влияние, москвичи и жители городов от 250 тыс. до 1 млн.

Социологи ФОМ предложили респондентам выразить свое отношение к 20 членам координационного совета оппозиции, набравшим наибольшее количество голосов на выборах в этот совет. В тройке лидеров оказались телеведущая Татьяна Лазарева (31% граждан относятся к ней положительно, 8% — отрицательно, 37% — не знают, кто это), шахматист, лидер «Объединенного гражданского фронта» Гарри Каспаров (28% относятся к господину Каспарову положительно, 13% — отрицательно, 28% — не знают его) и телеведущий Михаил Шац — (к нему положительное отношение высказали 18%, отрицательное — 8%, а не знают его 52%). Самым известным членом координационного совета оппозиции стала телеведущая Ксения Собчак — ее не знают только 11% россиян. Впрочем, у госпожи Собчак и самый высокий антирейтинг — к ней относятся отрицательно 49% граждан, а положительно — только 16%. По 7% опрошенных хорошо относятся к оппозиционерам Сергею Удальцову и Алексею Навальному. Отрицательное отношение к господину Удальцову у 21% граждан, при этом 52% россиян его не знают. Господина Навального не любят 16%, 55% респондентов он неизвестен.

По мнению президента ФОМ Александра Ослона, источник уверенности россиян в том, что КС не превратится в серьезную политическую силу,— «это присущий людям здравый смысл». «Здравомыслящие люди и не хотят, чтобы этот совет стал влиятельным»,— считает социолог. «Если 24% россиян действительно знают о том, что есть координационный совет оппозиции — это просто фантастика, это колоссальная цифра, учитывая, что в федеральных медиа практически отсутствовала какая-либо информация о КС»,— заявил “Ъ” политолог Александр Кынев. В то же время он считает некорректной формулировку вопросов о перспективах совета, которые задавали своим респондентам социологи ФОМ. «Перспектива и отношение — это не одно и то же, и я здесь вижу подмену понятий»,— пояснил господин Кынев.

Коммерсантъ