«Я не волшебник, я только учусь»

6729-detail_picture_774048_67081806
14 ноября 2012 г.
Текст: Александр Ягодкин
Фото: mk.ru

Как любимая партия российского электората делает выборы в Воронежской области

Через 11 месяцев после выборов депутатов Госдумы Воронежский областной суд отказался признать фальсификации и отказал в удовлетворении апелляционной жалобы КПРФ, «Справедливой России» и «Яблока» на решение Калачеевского райсуда от 23 июля.

Это решение легко было предсказать: признание означало бы наличие тяжкого преступления против государства российского – покушения на основополагающий его постулат о том, что власть в России принадлежит народу. Очевидность фальсификаций вывела на акции протеста сотни тысяч граждан, а власть их так и не признала, показав готовность подавить протесты любой ценой. А председателя Воронежского облизбиркома сам президент Путин наградил орденом Почета.

Областному суду и прокуратуре истцы неоднократно заявляли отводы как косвенно заинтересованным: они фактически покрывают манипуляторов «суверенной демократией»: несмотря на массовые нарушения на выборах никто в Воронежской области до сих пор не понес за них ответственность. Ни разу! Хотя в стране есть прецеденты отмены итогов голосования: например, во Владимире суды удовлетворили три заявления реготделения КПРФ и лишили партию власти 7398 голосов.

Отводы были отклонены. Ранее облсуд рассмотрел 28 жалоб партий и граждан и во всех случаях отказал, кроме дела по заявлению Крапивкина В.С. (участок 16/06), где «Единой России» приписали больше тысячи голосов, – здесь даже самый гуманный к фальсификаторам суд посчитал прекращение производства по делу преждевременным. Три калачеевца оспорили отказы в Конституционном суде.

Апелляционная жалоба КПРФ, «Яблока» и «Справедливой России» на решение Калачеевского райсуда от 23 июля по заявлениям о защите избирательных прав была вот о чем: данные копий протоколов, выданных наблюдателям и членам комиссий, отличались от тех, что ввели в ГАС «Выборы», на 4495 голосов в пользу «Единой России». Забавно: представитель УИК признал, что копии итоговых протоколов выданы с нарушением законов, но прокуратура отнеслась к этому, как три китайские обезьянки (ничего не вижу, ничего не слышу, ничего никому не скажу), и сделала суду предложение, от которого тот не смог отказаться: фальсификации не признавать.

Интересы «Яблока» и «Справедливой России» на суде представлял Илья Сиволдаев, КПРФ – Владимир Торубаров, в советские времена работавший в воронежской прокуратуре; в прениях он с досадой сказал, что прокуратура вместо закона защищает нарушителей. А секретарь Калачеевского райкома КПРФ Александр Баландин напомнил суду, что отсутствие в суде правды приводит к самосуду.

Председатель Калачеевской ТИК Сергей Малеванный в суд не явился (занят очень), а представитель участковых комиссий Роман Новиков оказался главным специалистом по правовым вопросам исполкома Воронежского отделения «Единой России» и членом облизбиркома от нее же.

Что это было?

На декабрьских выборах в Калачеевском районе «Единая Россия» собрала в свои урны на 30% больше голосов (6635), чем даже ее лидер в марте на президентских. Хотя по всей области Путин набрал больше. С подачи избиркомов получилось, что «Единую Россию» народ любит даже больше, чем самого Путина! Ну, перестарались, бывает…

Служение партии происходило так. Под присмотром наблюдателей комиссии подсчитали бюллетени и утвердили итоги голосования. А в итогах, переданных с двухчасовым опозданием в райизбирком (а тот внес их в сводную таблицу и протокол итогов голосования по району и отправил в ГАС «Выборы»), на 18 участках оказались другие цифры! Члены УИК трудились, как грузчики, вписывая «Единой России» чужие голоса. Время на это нашли так: у них, типа, компьютеры зависли. Десятки свидетелей подтвердили, что данные исходных протоколов не совпадают с тем, что отправлено в ТИК. А секретари и председатели УИК, сплошь деятели «Единой России», на суде пожимали плечами: ну, маленько ошиблись с арифметикой: дело-то житейское…

Особенно потрошили электорат ЛДПР: в итоговом протоколе их голоса чуть ли не полностью перекладывали в корзину ЕР. Однако местная ЛДПР (Журавлев С.В.) исков подавать не стала. И у федеральной ЛДПР «зачистка» не вызвала протестов.

А «Правое дело» (Михин П.В.) и «Патриоты России» (Кочетов С.Н.) продемонстрировали еще большую верность идеалам демократии и требовали прекратить расследование фальсификаций: мол, по делам, затрагивающим интересы неопределенного круга лиц, в суд может обращаться только прокуратура.

В протоколах, переданных в ТИК, фальсифицировали не только голоса, но и подписи членов комиссий. На суде эти члены прямо говорили: подпись не моя! А эксперты смущенно объясняли, что им не удалось установить ни подлинность, ни поддельность подписи.

Были и другие странности: аномальные явки со всеобщей любовью к «Единой России», большое количество голосовавших «на дому». На участке 1606 на 18 часов явка составила 52,99%, а на 20 часов – 87,41% (2146 избирателей). То есть, в последние два часа потоком шло больше трети избирателей участка (850) в темпе восемь секунд на человека.
Как бы то ни было, постановлением Центризбиркома РФ № 70/576–6 от 09.12.2011 г. выборы были спешно признаны состоявшимися и действительными.

Очевидное – неподсудное

19 декабря 11 граждан – избирателей, наблюдателей от КПРФ и членов комиссий – обратились в Калачеевский райсуд с заявлениями о грубых фальсификациях на выборах депутатов Госдумы в пользу «Единой России» на 18 избирательных участках района. Еще 18 аналогичных заявлений в тот же суд направили КПРФ, «Яблоко» и «Справедливая Россия». Месяц-другой райсуд изучал их, советуясь с областным судом, потом определил: права заявителей не нарушены фальсификацией итогов голосования, а право обращения в суд имеют лишь федеральные партии, участвовавшие в тех выборах.

Прокуратура обращение о защите избирательных прав переправила в следственный отдел. А тот переслал его в облизбирком. А тот предложил ждать решений суда.

Уполномоченный по правам человека в Воронежской области на обращения о фальсификациях отвечал, что коль суды не вынесли частных определений о нарушении закона, то оснований для прокурорского реагирования не имеется.

В общем, обычная канитель, когда всем все понятно, но приходится покрывать вопиющие безобразия.

Лишь к июлю Калачеевский райсуд созрел для рассмотрения заявлений о фальсификациях. И пришел к такому выводу: «Заявители не представили доказательств, которые с достоверностью свидетельствуют, что при подсчете голосов и определении итогов голосования избирательное законодательство было нарушено… Установлено, что голосование, подсчет голосов и итогов голосования, оформления протоколов УИК об итогах и выдачи копий протоколов осуществлялась в соответствии с избирательным законодательством РФ. Доводы заявителя… строятся на предположениях, эмоциях, которые не могут быть приняты судом во внимание.

…Суд считает копии протоколов участковых избирательных комиссий об итогах голосования на избирательных участках не допустимым доказательством. Сведений о возбуждении уголовного дела в отношении членов УИК не представлено, следовательно, фальсификация итогов голосования не нашла подтверждения».

После чего дело пошло черепашьим ходом в областной суд; в ноябре и он исполнил свой долг перед самой народной партией.

Комментарии Андрея Бузина, руководителя отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»:

– При убедительных доказательствах фальсификации протоколов 18-ти из 45 УИК района, при абсурдных версиях представителей избиркомов, при совершенно сказочном сюжете подведения итогов в ТИК суд не только не нашел оснований для отмены итогов голосования, но и повторил все бредовые версии в своем решении: что в 18 УИК были сделаны «описки» в копиях протоколов, выданных наблюдателям. Именно эти 18 УИК сдали протоколы только через два часа после «технического сбоя» в 3 часа ночи, когда уже 21 комиссия сдала протоколы. «Описок» было сделано на 4495 голосов в пользу «Единой России» – 12,3% от числа проголосовавших избирателей.

Результат «Единой России» к трем часам ночи после ввода в ГАС «Выборы» данных по 21 УИК составил 48,1%. Для руководства района это большая неприятность – можно кресла лишиться. Что произошло с ГАС «Выборы», неизвестно: перегрызал ли суперзащищенный канал связи лично глава района или он дал сигнал системному администратору, но государственная автоматизированная система «зависла». Когда она восстановилась, появились и нужные итоги: шесть УИК, у которых данные совпали с копиями протоколов наблюдателей, показали результат 54,5%, а остальные 18 – 66,8%; общий показатель «Единой России» в районе составил 60,3%.

Бонус «Единой России» по статьям 142 и 142.1 УК РФ сложился так:

- 2109 бюллетеней, фиктивно выданных в 8 УИК;

- 99 бюллетеней, фиктивно выданных «на дому» в УИК № 1639;

- 188 бюллетеней, превратившихся из недействительных в действительные;

- 1725 бюллетеней, перекочевавших от либерал-демократов;

- 119 бюллетеней от патриотов;

- 205 – от яблочников;

- 50 – от праводельцов.

Распределение фальсификаций по строкам протокола в целом такое же, как в эталонном сыктывкарском случае: почти равные части приходятся на «вброс» (фиктивную выдачу бюллетеней) и на «переброс» голосов от партий к «Единой России», а также на превращение недействительных бюллетеней в действительные. Однако партийная структура «переброса» сильно отличается от эталона: подавляющее число голосов украдено у ЛДПР, ни одного – от КПРФ и СР. Удивительно, что именно КПРФ, СР (и Яблоко) подали в суд, а ЛДПР отказалась участвовать в иске.

При сравнении протоколов УИК, полученных наблюдателями от КПРФ и СР, и итогов на сайте облизбиркома количество голосов, приписанных «Единой России», – 4502 из 22108. Каждый пятый голос «Единой России» в Калачеевском районе попал в итоговый протокол выборов в Госдуму руками ее же функционеров в УИК.

После отказа облсуда истцы намерены продолжать борьбу с фальсификаторами. Воронежское отделение ассоциации «ГОЛОС» подготовило спецдоклад «Абсурд вместо суда о фальсификации итогов голосования в Калачеевском районе», подготовлен материал для уполномоченного по правам человека в РФ, который еще в декабре 2011-го заявил: сообщения о фальсификациях выборов вызывают крайнюю озабоченность, каждый сигнал надо тщательно проверить, фальсификаторы должны предстать перед судом! Направлено обращение в Совет при президенте по развитию гражданского общества и правам человека. Ждут разбирательства в Конституционном суде РФ и в Европейском суде по правам человека.

МК — Воронеж