Честные выборы, независимый суд и свободные СМИ – триада для оппозиции

6764-4775-4160-%d0%9b%d1%8e%d0%b1%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%202
29 ноября 2012 г.
Текст: Аркадий Любарев

Я долго избегал писать о протестном движении. Казалось, что об этом сказано все или почти все. Что же меня сейчас подтолкнуло? Трудно сказать. Может быть, посты Радзиховского и Зеличенко, может быть, споры в КС, может быть, еще какие-то обсуждения. В общем, я решился.

Но раз я еще не писал об этом, то придется начать издалека, то есть с событий годичной давности.

Я помню зимние споры: что подвигло людей на протест? Простой ответ – фальсификации на выборах – почему-то многих не устраивал. Левые все время пытались убедить, что на самом деле люди протестуют против социально-экономической политики власти. Политологи напоминали: граждан возмутила «рокировка» 24 сентября. Кто-то при этом добавлял: народ не захотел возращения Путина.

Но тогда резонен вопрос: почему до 5 декабря не было массовых протестов? Почему после 24 сентября народ не вышел на улицы?

Ответ, мне кажется, очевиден. До 5 декабря масса граждан верила. Ну, не то чтобы в честные выборы. Все, конечно, знали про административный ресурс, все видели, как армия чиновников использует свои ресурсы для поддержки известно какой партии. Да и фальсификации предвиделись. Но все же люди верили, что они в состоянии сменить власть – если их окажется большинство. Да, сменить ту самую власть, которая проводит не устраивающую их социально-экономическую политику, которая оскорбляет их своим явным пренебрежением (в т.ч. и «рокировкой»).

И вот 5 декабря они поняли, что власть не позволит им ее сменить, несмотря на то, что большинство желает этой смены. Что масштаб фальсификаций оказался намного выше, чем они могли ожидать. И что эти фальсификации были настолько наглыми…

И тогда на площадь вышли сотни тысяч. Увы, не миллионы. И власть сначала испугалась, а потом поняла: сотни тысяч – это еще не страшно. Столько и она сама сможет собрать – с разнарядками и подачками.

И – обратите внимание – самые массовые акции были в Москве. Но и самые наглые фальсификации – тоже в Москве.

Власть, кстати, поступила достаточно умно, признаем это. Она решила 4 марта обойтись в Москве без фальсификаций, точнее, снизить их до самого минимума. А недополученное в Москве наверстать в других местах – Питере, Подмосковье и др.

И у нее получилось. Протест в Москве после 4 марта был уже не тот.

Впрочем, есть еще один момент, который упорно не хотят признавать наши радикалы. Путин победил на выборах – это факт. Выборы не были честными, но они были даже менее нечестными, чем те, на которых победил Медведев (а ведь против победы Медведева я даже немассовых протестов не помню). Можно гадать: победил бы Путин, если бы был другой набор кандидатов, если бы у оппозиции был доступ к центральным телеканалам? Но в чем я уверен – на основании анализа электоральной статистики – так это в том, что Путин победил бы – с этими же кандидатами и с этими же СМИ – но без фальсификаций.

А это – принципиальный момент. Напомню, что легитимность – это вера народа в то, что люди, находящиеся у власти, имеют на это право. Пусть люди, которые голосовали за Путина, оболванены пропагандой, но они голосовали искренне. Большинство проголосовало за Путина, и значит – он легитимен. В отличие от Государственной Думы.

Но вернемся к протестам. Требования декабрьских митингов были вполне логичными для той ситуации: отмена результатов фальсифицированных выборов, наказание виновных, изменение законодательства о выборах и партиях, новые выборы в Госдуму. Была, правда, сложность с тем, в какой последовательности все это должно происходить: ясно, что новые выборы должны проходить по новым законам, но кто их мог принять, если Дума нелегитимна? Впрочем, это все можно было решить, если бы протест был сильнее.

А потом прошли президентские выборы. Может быть, если бы они были не через три месяца после думских, а где-то через годик, все сложилось бы иначе. Но не будем увлекаться сослагательным наклонением!

Что же теперь? Потеряли ли актуальность требования годичной давности?

Думаю, что в главном – не потеряли. Но их, наверное, стоит несколько расширить.

Какие требования могут объединить всех, кто недоволен нынешним режимом? Их, я думаю, не так много, но они фундаментальные.

Да – честные выборы. Путь некоторым кажется, что этот лозунг уже надоел. Что сами по себе честные выборы ничего не решат. Не знаю, поймут ли меня гуманитарии, но для меня это очевидно: честные выборы – условие, конечно, не ДОСТАТОЧНОЕ, но совершенно НЕОБХОДИМОЕ. Без них никакое движение вперед невозможно. Если будет избран парламент, отражающий волю народа (а народ – это не гомогенная масса, а очень разные люди, поэтому и в парламенте должны быть представлены самые разные политические позиции), то уже он должен решать все остальные вопросы. И о социально-экономической политике, и о мигрантах, и даже о Конституции.

Поэтому я бы не хотел, чтобы наша оппозиция (КС или какая угодно другая) тратила силы на ненужные сейчас споры: парламентская или президентская республика, таможенные пошлины, ограничения миграции и т.п. (это я прямо иду по пресловутому «Политическому компасу»). Это все споры для легитимного парламента. А нам для начала нужно его избрать.

Но есть несколько аспектов, без которых и честные выборы невозможны. Это в первую очередь – независимый суд и свободные СМИ. Поэтому было бы наиболее разумно сосредоточиться на этих трех моментах – честные выборы, независимый суд, свободные СМИ. Думаю, что именно они смогут объединить всю оппозицию. И всех недовольных нынешним режимом граждан.

Но, конечно, эти лозунги нужно наполнять реальным содержанием. Говорят, что у оппозиции должны быть позитивная программа. Это верно, если не требовать от нее невозможного – программы по всем животрепещущим вопросам. Но вот по этим трем вопросам программа должна быть.

Блог Аркадия Любарева