Давид Канкия: политическая жизнь Кубани оживится только после ухода Ткачева

6791-imag0015-255x350
12 декабря 2012 г.
Текст: Андрей Кошик

Ассоциация «Голос» о результатах местных выборов

Результаты выборов 9 декабря, когда глав избрали жители Крымского и Абинского районов, Славянска-на-Кубани и Кореновска, трех сельских поселений, по большей части оказались ожидаемыми. Никто, даже с запредельной фантазией, не верил, что активно работающего четыре месяца в пострадавшем от большой воды Крымске и.о. главы Анатолия Разумеева победит 23-летний кандидат «Коммунистов России» Дмитрий Печинский, в ходе кампании так ни разу и не побывавший в городе.

Крайне малым дотянуть хотя бы до второго тура был и шанс снятого с выборов кандидата «Яблока» Евгения Витишко. Но экспертов удивила высокая явка крымчан. Вызывает серьезные опасения и здоровье подавляющей части избирателей Славянского района, почему-то проголосовавших на дому. О результатах выборов 9 декабря в Краснодарском крае мы беседуем с координатором регионального отделения ассоциации «Голос» Давидом Канкия:

- Результат был вполне ожидаемым, разве что удивила высокая явка в Крымске. В октябре, на выборах в кубанское Законодательное собрание, явка там составила 34%. Сейчас, спустя два месяца, практически вдвое выше – 64%. При этом в Крымске ни тогда, ни сейчас фактически не было агитационной кампании, людей на участки никто массово не зазывал. Конкурентов у Разумеева тоже не было. То, что не допустили коммуниста, сняли Витишко – тоже показательно. Причем Витишко сняли вообще по «сказочному» поводу – якобы некий мужчина незаконно раздавал за него агитацию.

- Напомню, что с выборов в Крымске отстранили двух кандидатов. Представителя КПРФ Дмитрия Цымбала, которому отказали в регистрации из-за неодновременно поданных документов первого финансового отчета, и кандидата «Яблока» Евгения Витишко, широко известного по делу о «даче Ткачева». Вместе с экологом Суреном Газаряном он получил три года условно за нанесение на забор надписей и поломку нескольких секций… Вы отметили, что конкурентов у Разумеева не было. Почему?

- Конечно, в этом виноваты и партии, которые не смогли организоваться. Но у них есть причина – в подобных условиях участвовать в выборах в Краснодарском крае, по сути, не представляется возможным. Партии отрезаны от ресурсов, нет кадрового потенциала, нет возможности достучаться до избирателя. Чтобы получить в районе хороший результат, нужен местный кандидат с уже сложившейся репутацией. Человек со стороны, пусть и известный, как Витишко, провести в таких условиях удачную кампанию просто не смог бы.

- Давид, у меня сложилось впечатление, что партии крайне неохотно участвовали в этих выборах. Из семи кампаний КПРФ довело до бюллетеня только трех кандидатов, ЛДПР и «Яблоко» – двух, «Коммунисты России» – трех. После провальных выборов в октябре «Справедливая Россия» вообще отказалась участвовать…

- Это действительно еще одна характерная черта декабрьских выборов на Кубани. У партий наступило разочарование в этом институте. По моему оценочному суждению, партии провели эту кампанию крайне неактивно – просто не успели или не захотели участвовать. После 14 октября им нужно было собраться, подумать, что произошло и как дальше работать: поменять стратегию или искать новые пути в политической жизни. Когда у вас провалена большая кампания, тут же вписываться в маленькую укороченную (а выборы 9 декабря провели по укороченной схеме за три недели) без сильного кандидата просто бессмысленно.

То же можно сказать и об избирателях. В условиях безальтернативных выборов, когда голосование теряет всякий смысл, людям просто непонятно, зачем приходить на участки. Поэтому-то в Славянском районе явка 30%, Кореновске 35%. У нас всегда федеральные кампании пользуются большим интересом населения, муниципальные, поселковые менее популярны – такая перевернутая пирамида. Хотя во всем мире политика – это то, что происходит в твоем округе, городе, районе.

- Уже в сам день голосования партия «Яблоко» заявила о многочисленных нарушениях в ходе выездного голосования в Славянске. Они имеют под собой основания?

- Посмотрите на итоговые данные: вне помещения проголосовали 7318 человек, на участках – 6543. Получается, большая часть избирателей настолько тяжело больна, что не смогла дойти до стационарной кабинки? Просто фантастические цифры! Нет ни одного участка, где бы на дому проголосовало несколько десятков человек, везде четыреста-шестьсот.

В сельской местности намного меньше внимания уделяют хотя бы формальному соблюдению законности выборов, более простой уровень их проведения. В том же самом Славянске никто не заморачивался. И если для Краснодара независимые наблюдатели на участке уже в порядке вещей, то там приехавшие активисты «Яблока» стали страшной неожиданностью.

- А сколько избирателей в час, в среднем, может посетить выездная группа с переносной урной?

- Оценки разнятся, но если учитывать сельскую местность, где большинство жителей друг друга знают, думаю, максимум 20–25 человек в час. Больше просто невозможно. И это при том, что в Славянске изначально было понятно, что победит кандидат «Единой России». Все равно применяются такие технологии. Может, уже разучились по-другому организовывать выборы? В Крымске Разумеев получил 95% спустя шесть месяцев после наводнения, когда еще много недовольных, остаются вопросы с компенсациями, документы людей теряются в судах и администрации. Картина повторяется – не далее как в этом мае те же 95% на выборах мэра Крымска получил Владимир Улановский, сейчас вместе с главой района Крутько находящийся под следствием.

- Сейчас меняется процедура формирования участковых комиссий. Есть ли, на ваш взгляд, хотя бы небольшая надежда, что новые постоянные комиссии в Краснодарском крае начнут работать по-новому?

- Будет зависеть от тех же оппозиционных партий. Если они смогут добиться, чтобы в комиссиях их представляло большое число грамотных, не подконтрольных администрации людей, которых нужно все пять лет поддерживать, вести с ними системную работу, то ситуацию можно изменить. Но такой сценарий маловероятен, поскольку нет кадров.

В больших городах – Краснодаре, Сочи, Новороссийске – кандидатов в члены комиссий оппозиционные партии еще смогут набрать, а в районах, мне кажется, даже если весь партактив согнать, все равно большая часть участков не будет закрыта. Думаю, те же люди, которые сегодня состоят в УИК – работники школ, больниц, социальных учреждений, в том или ином статусе будут записаны и в новые комиссии уже на постоянной основе. Используют и спойлерские партии, от их лица будут направляться удобные администрации люди. Как все произойдет на самом деле, увидим уже этой весной.

- Давид, несколько раз вы говорили о кадровом голоде в оппозиционных партиях на Кубани. А у «Единой России» ситуация такая же?

- И такая, и не такая. Если человек хочет сделать политическую карьеру, у него единственный путь – рекрутинг в «Единую Россию». Поэтому партия власти вбирает в себя и много талантливых, хороших управленцев, и всякой сволочи полно – карьеристы, приспособленцы, флюгеры также оказываются там.

Мотивация человека, который приходит в оппозиционную партию, иная. Карьеру там сделатть практически невозможно, получить материальную поддержку, реализовать свои идеи тоже. В «Единой России», естественно, больше конкуренция, но там и возможностей гораздо больше пролезть в список депутатов. А придя в «Яблоко», понятно, что депутатом ты не станешь, управленцем не станешь. В оппозицию приходят либо по идейным соображениям, а в наших условиях постмодерна это очень большая редкость, либо там сидят люди еще с 90-х годов, уже по привычке.

- Подведем итог нашему разговору. Ближайшая избирательная кампания – мартовские довыборы депутатов городской думы Краснодара. На ваш взгляд, что-то изменится в стратегии партий за эти несколько месяцев?

- Пока тренд негативный. Я не вижу, что может измениться – лидеров нет, точек опоры нет. Только если поменяется федеральная картина, что-то случиться в Москве, произойдет резкий виток экономического кризиса или раскол внутри правящей элиты. Ну, или на уровне региона что-то случится, хотя предпосылок для этого, опять же, нет. В Краснодарском крае есть мощный “дуб” — Александр Николаевич, в тени которого ничего не растет.

Когда не станет Ткачева, тогда политическая жизнь оживится. Пока партии могут разве что выстраивать свою внутреннюю структуру, пытаться решать локальные задачи на местах – помогать жителям в решении конкретных проблем, ТСЖ, парки, парковки, наращивая этим свой электоральный потенциал.

Кавказская политика