Избирательная система как подопытный кролик

6793-scr-pic4-350x-81942
12 декабря 2012 г.
Текст: Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»

Скажу сразу: мне импонирует идея вернуться к смешанной системе выборов в Государственную Думу. Этим я отличаюсь от большинства партийных руководителей семипартийщины – от Зюганова до Явлинского, которые с удовольствием зафиксировали бы пропорциональную систему везде. Это и понятно: эта система, особенно при небольшом числе снабжаемых из одной и той же тумбочки партий, обеспечивает партиям «стабильность», уменьшение конкуренции со стороны одномандатников.

Понятны и метания «Единой России»: им пропорциональная система в определенный момент оказалась невыгодной, поскольку протестные настроения стали перемещать голоса «кому угодно, только не ЕР» — хоть коммунистам, хоть партии черта лысого. А одномандатные округа хорошо регулируются местными администрациями.

Напомню, что полностью пропорциональная система выборов в Госдуму была введена при довольно сильном сопротивлении региональных властей и продолжала тенденцию на централизацию власти. Понятно, что управлять семью участниками выборов можно и из Кремля, а когда их пятьсот – тут надо доверяться региональным властям. Противоречие между желаниями губернаторов и Кремлем, естественно, было разрешено в пользу последнего. В порядке компенсации первым разрешили «пропорционализировать» подведомственные региональные и местные выборы, что и не заставило себя ждать.

Тут важно еще раз обратить внимание на такой факт: введение полностью пропорциональной системы на выборах в Госдуму произошло отнюдь не по той причине, что такая избирательная система более эффективна для современной России с точки зрения реализации конституционного предназначения выборов (см. ст.3 Конституции РФ), а по той причине, что это было более выгодно вертикальной администрации. Это было выгодно и большинству партий, заседавшим на тот момент в Госдуме, но – обратите внимание – не большинству депутатов Госдумы, которые просто подчинялись своему руководству, и не большинству в Совете Федерации. И это не было выгодно российскому народу, поскольку работало на снижение конкурентности выборов. То есть получается, что Администрация меняла закон, исходя из своего политического интереса, прямо как какая-то незарегистрированная политическая партия.

Настали другие времена. Партий стало много, за всеми не уследить. Пропорциональная система на федеральных выборах дала сбой. Пропала уверенность в том, что «многопартийная система в Российской Федерации стала стабильно функционирующим, общенациональным политическим институтом» (вообще-то, этот пассаж из послания Президента 2009 года звучал как «партсистема под контролем»). И начался поиск очередных изменений избирательной системы. Сначала – в мягкой форме: в феврале 2012 года в Думу был внесен президентский законопроект о выборах депутатов Госдумы с паллиативным решением – введением 225 региональных групп. Но в отличие от других президентских законопроектов этот «повис»: не тот президент подавал.

Оппозиционным партиям в Госдуме будущее возвращение одномандатников невыгодно. «Единой России» — ровно настолько, насколько администрация пообещает поддерживать их одномандатников, а она пообещает. Представителям региональных властей в Совете Федерации – выгодно: контроль за частью федеральных выборов возвращается на региональный уровень. Так что сомнений в том, что одномандатники будут возвращены остаётся мало.

Ну и слава богу! В общем случае это должно повысить конкурентность выборов, то есть улучшить их по главному параметру, по которому наши выборы нормальными выборами не являются. Интересы администрации в данном случае совпали с интересами народа! И партийное представительство последнего в Госдуме здесь ни при чем: мы опять имеем реформы, выгодные администрации.

Но это – в общем случае. В частных же может произойти следующее.

Во-первых, администрация может опомниться. Ну, например, вспомнить, что выборы – штука опасная. И велики шансы, что нововведение пойдет в качестве эксперимента: ну, например, мажоритариев будет не половина, а одна треть. Или, например (подсказываю Володину) можно так нарезать избирательные округа, чтобы они были более управляемы (известный приём, использованный в Америке еще в 19-м веке и получивший название «джеримендеринг»). Да, кстати, теперь округа нарезают сразу на 10 лет вперед.

Во-вторых, к одномандатникам-самовыдвиженцам можно в полной мере применять отработанные до совершенства приемы отказа в регистрации и отмены регистрации. Напомню три факта: 1) в отличие от партий самовыдвиженцы обязаны для своей регистрации собирать подписи избирателей; 2) при наличии политической воли по подписям можно не зарегистрировать всегда и 3) в наших судах снять нежелательного кандидата можно по абсурдному основанию. Так что, будет ли это законодательное благодеяние работать в пользу выборов, зависит еще и от практики, которую мы увидим предположительно в 2016-м.

Ну, и пара слов о еще одном откровении из послания – про избирательные блоки. Было бы совсем неплохо, если бы их тоже вернули (напомним, что администрация этого же президента их усиленно вычистила в 2005-м из нашей избирательной системы). Но тут ничего не гарантировано: «Давайте подумаем отдельно над этим вопросом» — говорит Президент. В 2009-м президент обещал посмотреть на предложение распространить полностью пропорциональную систему на региональные выборы. Посмотрели: невыгодно. Сейчас уже полгода смотрят на законопроект (застрявший в мае после первого чтения) о возможности отзыва партиями назначенных ими членов избиркомов.

«Давайте подумаем…». Кого он имел в виду?

Блог Андрея Бузина