Надеждин мне друг, но как лизнул!

6813-4128-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
23 декабря 2012 г.
Текст: Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»

Изучая опыт ЦИК РФ по внедрению пиар-формы открытости и гласности на российских выборах с интересом прочитал о разных встречах, которые Владимир Евгеньевич Чуров провел с общественностью после своего второго цикла федеральных выборов. Позже я еще напишу о том, как он охмурял партии и свой же «Общественный комитет «За честные выборы!», а вот про «молодых юристов» под руководством Борис Борисовича Надеждина напишу сейчас. Потому, что с Надеждиным знаком давно, как мне кажется, хорошо его понимаю (сказывается единый бэкграунд), читаю с удовольствием его блог и даже, можно сказать, занимаюсь близкими проблемами.

Поэтому его высказывания про наши выборы на совместной видеоконференции ЦИК России и представителей Корпуса наблюдателей «За чистые выборы» 10 октября (к сожалению, прочитал только что) не то, чтобы неприятно удивили (в конце концов, человека можно понять: надо содержать кучу детей), но скорее вызвали желание подискутировать (надо заметить, что высказывания Чурова или Борисова не вызывают уже такого желания, поскольку вполне ожидаемы).

Напомним, что Борис Борисычу после выборов депутатов Госдумы, когда народ ломанулся в общественные наблюдатели, было поручено сформировать очередное квазиобщественное движение «правильных наблюдателей», что он и сделал, возглавив т.н. Корпус наблюдателей «За чистые выборы». Движение это, естественно, привечали во всех государственных органах, начиная с Администрации Президента и заканчивая избирательными комиссиями. Как утверждает Б.Б., ему удалось покрыть 85 тысяч избирательных участков, правда, по моим сведениям видели их реально не везде, а когда видели, то, в основном, это были ребята вялые. Ну, в общем-то, так и должно было быть, когда общественное движение создается по разнарядке на юридические факультеты. Мы и раньше видели наблюдателей, которые приходили на участок с единственной целью – получить копию протокола, чтобы отчитаться перед штабом.

Б.Б. и его Корпус не стал сотрудничать с народившимися в то же время «Гражданином наблюдателем», «Лигой избирателей» и другими возмущенными гражданами, что, конечно, не облегчило последним взаимодействие с избиркомами, которым было сообщено, какие наблюдатели правильные, а какие — нет. Ну, да бог с ним: пусть хоть так студенты посмотрят на наши выборы.

Сам по себе Корпус наблюдателей ничего конкретного про своё наблюдение не опубликовал. Б.Б., как и положено медиатору, публикует «и нашим, и вашим». Ну, то есть, он выражает примерно такую точку зрения: да, нарушения есть, даже грубые (вот они, смотрите), но их мало. Обычно чуть резче и намного интереснее, чем какой-нибудь «Гражданский контроль», менее резко, чем «ГОЛОС». Нормально. Люди всякие нужны, люди всякие важны…

10 октября, сидя рядом с витающим в эмпиреях Владимиром Евгеньевичем Чуровым, имеющий немалый реальный опыт общественного наблюдения Борис Борисович Надеждин, рассказал следующее:

«Корпус наблюдателей появился в 2011 году после декабрьских выборов в Государственную Думу, когда, к сожалению, достаточно большая часть населения не поверила результатам голосования, свидетельством чему были массовые митинги в Москве, в некоторых других городах. Весь Интернет был заполнен роликами про вбросы, переписанные протоколы и т.д.

В связи с этим я могу сказать следующее. Я специально разбирался, что это такое было. В стране существует 95 тысяч избирательных участков (примерно) на федеральных выборах. Я специально пересчитал все эти ролики, которые были вывешены, и обнаружил, что они вывешены примерно по 400 избирательным участкам вообще. В основном это Москва, а также некоторые другие города.

На части роликов действительно изображены реальные нарушения законодательства, это правда, но дальше смотрите, надо отдавать себе отчет, почему такой эффект получился. Во-первых, это меньше 1% участков вообще, то есть это какая-то доля ничтожная. В то же время никто же из наблюдателей не вешал ролик про участки, где все было идеально честно. Это неинтересно, зачем показывать, что все честно и по закону, а вот если, не дай Бог, был конфликт наблюдателей с комиссией или действительно какие-то факты вброса бюллетеней – это все размещали.

Второй момент. Дело в том, что действительно бóльшая часть населения страны верит в избирательную систему, в выборы, но значительная часть, а это именно молодые, образованные люди, получают информацию о том, что вообще происходит в мире с помощью Twitter, Facebook, YouTube и т.д. И вот если вы живете только в YouTube и включаете его, у вас возникает полное ощущение, что караул, катастрофа, сплошные фальсификации. Это ощущение, естественно, неадекватное, но оно сыграло огромную роль в том, что действительно большое количество людей решило, что все плохо.»

Будем считать, что стенограмма не врёт. Тогда можно сделать вывод, что Б.Б. очень старался понравиться Владимиру Евгеньевичу, и, полагаю, цели своей достиг. С одной стороны, сказал главное: всё это ребята, — мелочи, «ничтожная доля» ну, подумаешь, 400 нарушений на 96 тысяч участков. С другой стороны, объяснил, почему у граждан страны, смотрящих не в телевизор, а в компьютер, возникает неправильное впечатление от наших почти правильных выборов. С третьей стороны, подтвердил социологию: «действительно бóльшая часть населения страны верит в избирательную систему». И сделал это как независимый эксперт: «Я специально разбирался, что это такое было». В общем, вполне наработал, если не на орден Невского, то хотя бы на место завкафедрой.

Не сомневаюсь, что Борис Борисыч, со своим очень даже рациональным мышлением не может не понимать следующего:

1) Найденные им 400 роликов представляют собой лишь малую часть нарушений, которые были зафиксированы, о чем свидетельствует большое число зафиксированных другими способами нарушений (заявления в комиссии, сообщения на горячие линии и в СМИ);

2) Даже 400 обнаруженных нарушений ставят под сомнение всю избирательную систему, поскольку непонятно, почему их нельзя было избежать;

3) Свидетельства о явных фальсификациях и о переписывании протоколов (правда, Корпусу наблюдателей повезло: он наблюдал за одними из самых честных выборов 2000-х годов) говорят о том, что на выборах представительных органов, результат мог бы быть иным. Например, Госдума могла бы иметь другой состав, что могло бы повлиять на пути развития страны;

4) Исследования Б.Б. нельзя назвать полными и системными, в частности постольку, поскольку они не касаются нарушений процедур, а видеозаписи показывают, что нарушения процедур были повсеместными (и об этом говорилось, когда речь шла о видеозаписях из Астрахани);

5) Некоторые из этих 400 роликов вполне тянут на уголовщину. А много ли было уголовных процессов по этим роликам? Все участники видеоконференции с трудом вспомнили пару наказанных. А отсутствие наказания – лучший стимул к дальнейшим нарушениям.

6) Шпилькин, конечно, молодец, но Б.Б. про распределение Гаусса, пока с политикам общался, уже забыл;

7) Влияние Твиттера, Фейсбука и Ютюба вряд ли пока может пересилить массированную пропаганду по телевизору. Выводы о выборах граждане будут делать в первую очередь из собственных наблюдений, особенно за работой государственной машины. А про оболваненных этими зловредными штучками и «почему такой эффект получился» Чурову и другим полезным людям будет приятно послушать.

Борис Борисыч всё понимает. Политик!

Блог Андрея Бузина