Разговор не на равных: кубанская оппозиция проигнорировала «Единую Россию»

6841-img_4707
20 января 2013 г.
Фото: Николай Петропавловский считает, что изменения в законе о митингах выгодны прежде всего оппозиции, которая сможет теперь прикрывать им свою малочисленность. Источник «ФедералПресс»

В Краснодаре обсудили годовщину протестной активности и краевой закон о митингах

В четверг, 13 декабря, состоялось очередное заседание кубанского Клуба политических дискуссий, посвященное итогам годовщины протестного движения в России и принятым в первом чтении поправкам в региональном законе «Об обеспечении условий реализации права граждан на проведение собраний, митингов, демонстраций, шествий и пикетирований». На диалог пришли сразу два медийных депутата краевого Законодательного собрания от «Единой России» и ни одного, за исключением представлявшего нейтральный «Голос» члена «Яблока» Михаила Велигодского, весомого спикера от оппозиции. Поэтому и диалога как такового не состоялось, передает с места событий корреспондент «ФедералПресс.Юг».

Открывая заседание клуба, председатель комитета по вопросам местного самоуправления, административно-территориального устройства и социально-экономического развития территорий Законодательного собрания Краснодарского края Николай Петропавловский, на протяжении 11 лет возглавлявший краевой социологический центр, отметил: «На днях известная и весьма легитимная социологическая фабрика – «Левада-Центр» озвучила данные по уровню протеста. Объективность и непредвзятость центра признается оппозицией как системной, так и внесистемной и, во всяком случае, аппелирование к ним, а не к данным ФОМа или ВЦИОМа, у существующей российской оппозиции является наиболее актуальным». Так вот, социологи пришли к выводу, что готовность выйти на протестную акцию сегодня есть у совершенно незначительной части населения страны – 80% россиян не готовы участвовать ни в каких формах протеста. «У нас, на Кубани, желающих выйти на улицы городов и районов с политическими лозунгами еще меньше в силу консервативной ментальности жителей, – продолжил Петропавловский. – Несколько больше уровень потенциального протеста, если речь идет о защите уровня жизни, неполитических ценностей, связанных с ростом цен, тарифов ЖКХ, но все сходятся к тому, что даже для болезненных для кармана форматов уровень протеста не более 30%».

Говоря об итогах октябрьских выборах в заксобрание, на которых «Единая Россия» получила 95 из 100 депутатских мандатов, Петропавловский указал, что это далеко не полностью заслуга партии власти, а «массовое разочарование в системной, либо парламентской оппозиции»: «На самом деле это очень плохо. Потому что проблем меньше не стало, протестное движение растворилось в песке и не конвертировалось в новые нормальные партии, новые идет, новые подходы».

Участники клуба с разными политическими убеждениями сошлись во мнении, высказанном руководителем межрегионального общественного фонда «Голос-Юг» Михаилом Велигодским – «если будет нужная повестка, народ самоорганизуется. Такой опыт был в конце 80-х, и в 90-х». Был приведен даже конкретный пример – сход жителей Крымска, только что переживших страшное наводнение, к которым вышли губернатор Александр Ткачев и другие представители власти. Естественно, уведомление о сходе заранее не подавалось в администрацию. Та же история и с совсем недавним собранием жителей краснодарского микрорайона «Юбилейный», выступивших против застройки зеленой зоны. Когда протест не искусственный, выражающийся группой из десятка «профессиональных» гражданских активистов, а выражает настроение большой части жителей, власти не могут к нему не прислушаться.

«Нужно прекратить заниматься имитацией, нужно делать системную реформу партий, которая по факту началась. Так, многие наработки, которые раньше были в режиме имитации, тот же праймериз, перестали быть имитационными, когда партии власти нужно было выставить самых сильных представителей, которые будут работать, проводить мероприятия, отнимать электорат у оппозиции. «Единая Россия» с этим справилась… Недавно депутатский мандат получил кандидат, шедший под номером 50 в краевом списке партии. Получилась такая «электоральная Чечня», теперь «Единая Россия» и команда губернатора отвечают за все в крае. А по итогам выборов оппозиция согласилась с тем, что ей нужно учиться, и все, кто не будет учиться, не имеют будущего», – рассказал о своем видении результатов выборов Велигодский.

Несколько раз в ходе дискуссии представители власти напоминали: поправки в краевой закон о митингах приняты в соответствии с федеральным законодательством, по сути, кубанские парламентарии могли изменить краевой закон еще летом, но на Кубани сразу несколько избирательных кампаний еще прошли со старыми, довольно либеральными, определениями порядка проведения митингов, шествий и пикетов.

«Вначале власть пыталась выстроить дискуссию с протестной активностью, но после декабря и марта был май, где протест перерос в битву с ОМОНом. В старой редакции закона был целый ряд моментов, который не устраивал ни одну из сторон. И федеральная оппозиция пришла к тому, что закон ужесточили», – выступил депутат законодательного собрания Андрей Булдин. Присутствующим в зале представителям городского комитета КПРФ он напомнил, что из четырех депутатов-коммунистов, находящихся на момент принятия закона в зале, против закона проголосовало только двое. Членом предложившего к рассмотрению законопроект комитета по вопросам законности, правопорядка и правовой защиты граждан является депутат-коммунист Сергей Лузинов, который, по словам Булдина, «проголосовал на комитете за этот закон». Для молодых представителей КПРФ такая новость стала полной неожиданностью, вызвав даже растерянность – они тут же принялись звонить по сотовым телефонам.

«К уровню протестного движения поправки не имеют никакого отношения, на протестную активность влияет, прежде всего, качество жизни. Пока оно устраивает население, никто на улицы не выйдет. Люди принимают решение идти на митинг или нет, не читая закон, а глядя, например, в пустую тарелку или карман. Краснодарский край – территория, в которой последний белый партизан был пойман за полгода до Великой Отечественной войны, когда по всей стране уже двадцать лет была советская власть, они скрывались в приморско-ахтарских плавнях, – привел пример депутат Петропавловский. – Когда Советский Союз развалился, Краснодарский край был одним из оплотов коммунизма, потому что население консервативно. Сегодня консерватизм и партия власти имеют определенный баланс друг с другом».

«Мы были консервативны и в 41-м году, и в 96-м, и даже сейчас, когда члены одной партии друг друга не видят. Стыдно говорить, что вы члены партии и не знаете, как ваши депутаты голосовали. Если они промолчали, не вашим – не нашим, это еще хуже», – поддержал Петропавловского сопредседатель краевого отделения организации «Деловая Россия» Георгий Давитлидзе. Он также согласен с тем, что поправки не повлияют на протест: «Будет ли он больше или меньше, закон никакой роли не играет, это обычный технический регламент. Есть две модели поведения – одна как МЧС, когда оппозиция выезжает на условный «пожар», а вторая – работать на опережение. С 26 сентября, люди, которых мы не видим на федеральных каналах, – Володин, Иванов, Анисимов, создали систему противовесов и упреждающих ударов, они работают на опережение ситуации. Сейчас в стране антикризисные механизмы и система против Болотной выстроены так, что усиливается Рогозин, Прохоров, уменьшается финансовое влияние «Единой России». Это и есть борьба с митингами. В ближайшие три-четыре года мы увидим реальную борьбу серьезнейшего клана Рогозина, Прохорова и «Единой России» с Медведевым, и я не уверен, что «Единая Россия» будет победителем».

Взявший микрофон преподаватель факультета управления и психологии Кубанского государственного университета, один из лидеров цыганской культурной автономии Краснодарского края Тимур Халилов считает: «Проест ушел в песок, потому что стратегически был задуман на оценку «два». Мероприятия нужно по-другому конструировать, люди выходили не «за», а «против», и поддерживали не идеи, а личности, которые никогда не могут быть автоматически одобряемы всеми».

Конечно, в изменениях краевого закона есть еще много недоработок, по словам Велигодского, «получилось двойное понимание, тут нужна очень точная юридическая техника». Например, в законе говорится, что на специальных площадках мероприятия до 100 участников могут проводиться без уведомления, но тут же указывается на необходимость проинформировать органы власти, то есть фактически уведомлять. Жестко разработчики изменений подошли и к техническим нормам – если в федеральном законодательстве написано о расстоянии между одиночными пикетами – до 50 метров, то кубанские парламентарии указали как раз 50.

Но конструктивных предложений от оппозиции о том, что конкретно, по пунктам нужно поменять, на заседании клуба не практически прозвучало. Разве что руководитель регионального отделения Национал-демократической партии России Мирослав Валькович предложил к возможным местам проведения акций добавить площадки перед зданиями тех государственных органов, на нарушения в работе которых жалуются митингующие, и направлять чиновников, отвественных за тему митинга или пикета, чтобы они могли донести гражданам позицию власти по поводу озвучиваемой проблемы.
Несмотря на попытку провести своеобразные общественные слушания по закону о митингах, пусть и в форме Клуба политических дискуссий, приглашение представителей всех оппозиционных партий, настоящего диалога не получилось. Потому что оказалось: гражданским активистам нечего сказать по существу.

ФедералПресс