К слушаниям в Общественной палате

6844-4128-%d0%91%d1%83%d0%b7%d0%b8%d0%bd%203
21 января 2013 г.

Председателю комиссии по развитию гражданского общества и взаимодействию с общественными палатами субъектов российской федерации Общественной палаты Российской Федерации Дискину И.Е.

Уважаемый Иосиф Евгеньевич!

Благодарю Вас за предложение участвовать в слушаниях на тему: «Организационно-технические вопросы проведения выборов в условиях политической реформы». К сожалению, я получил его слишком поздно (21 января). 23-го января меня не будет в Москве, и я не смогу участвовать в мероприятии.

Тем не менее, кратко изложу свое мнение по предполагаемым к обсуждению вопросам, и прошу Вас довести его до участников слушаний.

Первые два вопроса:

- сложности и проблемы технической организации голосования и подсчёта голосов на избирательных участках, организация наблюдения за голосованием и подсчетам голосов на избирательных участках в условиях резко увеличившегося количества политических партий;

- сложности и проблемы технической организации голосования и подсчёта голосов на избирательных участках, специфика организации общественного наблюдения за голосованием и подсчетом голосов на избирательных участках в условиях перехода к смешанной системе выборов

очевидно, подразумевают сложности, связанные с большим количеством наблюдателей в помещении для голосования (в данном тексте будем понимать под наблюдателями всех лиц, указанных в п.3 ст.68 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…»).

Истоки таких опасений, по моему глубокому убеждению, кроются в умышленном или неумышленном непонимании некоторыми организаторами выборов сути самого института выборов. Выборы теряют свой конституционный смысл (см. ст.3 Конституции РФ) в том случае, если им не доверяют. Поэтому организаторы выборов обязаны обеспечить максимальное удовлетворение ЛЮБЫХ пожеланий наблюдателей, касающихся открытости и гласности избирательного процесса, по крайней мере, тех их пожеланий, реализация которых непосредственно возложена на организаторов выборов законом.

Так, если в законе написано, что «наблюдатель имеет право визуально ознакомиться с рассортированными бюллетенями», то это значит, что по требованию наблюдателя комиссия обязана показать ему все бюллетени в пачке. Таких прав у наблюдателей достаточно много, Вам они известны не хуже чем мне.

Подавляющее большинство инцидентов в участковых комиссиях связано с тем, что достаточно грамотные наблюдатели встречаются с безграмотностью, с сознательным или бессознательным нежеланием выполнять закон со стороны руководителей комиссии. Повышение наблюдательской активности в 2012 году, увеличение численности наблюдателей на некоторых выборах этого года обусловлено резким ростом недоверия граждан к выборам, а в качестве следствия имело увеличение числа выявленных нарушений. Попытка представить рост наблюдательской активности как угрозу выборам – ни что иное, как реакция организаторов выборов на попытки общества заставить их добросовестно выполнять свои обязанности. Очень жаль, что Общественная палата идет на поводу у таких организаторов выборов и обсуждает не вопросы нарушений на выборах, а спровоцированный организаторами вопрос о том, как нейтрализовать грамотных наблюдателей.

Страшилки в форме расчётов Ивлева-Борисова по поводу того, что на участках будет по 2х2х40=160 наблюдателей основаны не на практике, а на большом желании, подкрепленном бюджетными средствами, оградить наши псевдовыборы от критики. В подавляющем большинстве случаев никакого избытка наблюдателей не будет, поскольку партии и кандидаты не обладают соответствующими ресурсами. В местах повышенной политической активности населения (это, в основном – крупные города) следует заранее предусмотреть соответствующие помещения для голосования и подготовить руководителей комиссий.

Второй вопрос, который Вы собираетесь обсудить на слушаниях – о модернизации комплексов обработки избирательных бюллетеней (КОИБ) и других технических средств – также не является пока насущным на фоне проблем наших выборов. Но если уж обсуждать этот вопрос, то можно сказать следующее.

Если говорить о технических средствах, то в данный момент более актуальным является вопрос о видеокамерах, а не о КОИБах и КЭГах. Огромные средства, вложенные в видеокамеры должны окупиться повышением открытости выборов. Частично это произошло на выборах Президента РФ в 2012 году, но на последующих выборах видеокамеры применялись не в надлежащем объёме. Общественная палата, будь она реальным общественным органом, могла бы поставить перед государственными органами следующие вопросы:

- о полном использовании на всех выборах видеокамер;

- о доработке регламента использования видеокамер;

- об изменении правил получения видеозаписей;

- об использовании видеозаписей в избирательных спорах, разрешаемых в судебном и внесудебном порядке.

Несколько слов об автоматизации подсчета голосов – о развитии КОИБов и КЭГов. В последнее время существует абсолютно правильная с моей точки зрения тенденция на такую автоматизацию, на покрытие большинства избирательных участков средствами автоматизации. При этом мы наблюдаем умышленное нежелание одновременно с этим процессом развивать те положения законодательства, которые бы обеспечили доверие общества к автоматизации. Это нежелание очень опасно, поскольку оно приведет к дальнейшему росту недоверия граждан к выборам. Несомненно, что при сохранении такой ситуации мы придем к тому, что большинство граждан обвинят организаторов выборов в автоматизации фальсификаций. У Общественной палаты есть шанс содействовать разрешению зреющего противоречия.

С уважением,

Андрей Бузин,

председатель Межрегионального объединения избирателей,

ведущий эксперт ассоциации «ГОЛОС»,

незарегистрированный иностранный шпион (индивидуал) в области избирательного права

Блог Андрея Бузина