Еще одна федеральная судья закрыла амбразуру грудью

6886-5723784946_89900482e6_z
05 февраля 2013 г.
Текст: Андрей Бузин, руководитель отдела мониторинга выборов ассоциации «ГОЛОС»

Я уже много раз писал о том, что судиться по поводу выборов (как рекомендует наш гарант) надо только ради того, чтобы официально зафиксировать для истории российское электоральное шарлатанство. Ждать правосудных решений здесь не приходится: слишком очевидны для самого судьи последствия, которые последуют за такими решениями. С другой стороны, неправосудные решения приходится хоть формально обосновывать; понятно, что из-за этого противоречия решения получаются не только нелогичными, но и просто абсурдными.

Через каких-нибудь пару десятков лет следующее поколение конформистов будет с ухмылкой приводить такие судебные акты в качестве примера абсурдности юриспруденции путинского периода, также как нынешнее поколение с возмущением приводит примеры сталинского «правосудия».

Ниже я кратко проиллюстрирую свои слова решением одной дамы-судьи из Семилукского районного суда Воронежской области. Даму зовут Сошина Л.А. Страна должна знать своих героев. Заранее прошу прощение за почти сплошной плагиат: документ саморазоблачительный, да и добыт не непосредственно мной, а Ильей Сиволдаевым, который и является участником дела.

Итак, решение Семилукского районного суда Воронежской области от 27.12.12 по заявлению КПРФ о защите избирательных прав. Речь идет о выборах Президента РФ, проходивших 04.03.12.

Юристы, представлявшие КПРФ, поработали на славу: они представили в качестве свидетелей 15 человек — членов УИК с решающим и совещательным голосом, а также видеоматериалы с тех самых «путинских» видеокамер. Эти свидетели дружно показали, что на семи избирательных участках а) процедура грубо нарушалась; б) права наблюдателей и членов комиссий были нарушены не только грубо, но и цинично; в) в некоторых случаях результаты были нагло сфальсифицированы. Показания этих свидетелей занимают в общей сложности 8 страниц из 19-ти.

Понятное дело, что во всех комиссиях не соблюдалась процедура подсчета голосов: ни последовательность операций, ни оглашение и предъявление бюллетеней, ни заполнение увеличенной копии протокола. Но это, как известно, мелочи, ибо «это обстоятельство нельзя признать свидетельствующим о невозможности выявления подлинного волеизъявления избирателей». Не в Германии, чай, чтобы процедуру соблюдать. В этом отношении мы уже привыкли к лицемерию апологетов наших выборов, которые много разглагольствуя о процедуре, начинают говорить, что нарушение ее «не свидетельствует о фальсификациях», когда их тыкают носом в повсеместное нарушение этой самой процедуры.

Свидетели поведали о том, что им не только не давали убедиться в правильности подсчета, но просто не подпускали к столу, где этот подсчет производился. Для этого в комиссии появились некие «наблюдатели», которые стол охраняли, а в некоторых случаях им помогали сотрудники местной администрации. Несколько цитат:

«Незадолго до окончания времени голосования подошла группа молодых людей, они находились в помещении участка и в момент подсчета бюллетеней. Стол, на котором велся непосредственный подсчет голосов избирателей, был огорожен с помощью стульев и лески, по периметру стояли эти мужчины» (УИК №35/01).

«Незадолго до закрытия избирательного участка пришли какие-то люди, они оказывали угрожающее давление, не давали подойти к месту подсчета голосов» (№35/06).

«Представители заявителя ссылаются на неправомерные действия председателя УИК Пономарева Д.В., который запретил членам комиссии и наблюдателям вести любую видео и фотосъемку, знакомиться с реестром заявлений о голосовании на дому, разрешил присутствовать при подсчете голосов заместителю главы администрации Семилукского района Обручникову и группе неизвестных молодых людей в количестве 15 человек».

Про этих неизвестных «защитников выборов от наблюдателей» судья ничего в решении не пишет. Зато он отмечает, как это принято, отсутствие жалоб, поданных в УИК. Жалоб не было потому, что они не отмечены в протоколе! Судья не обратила внимания на многочисленные показания, что их просто не принимали (также как и особые мнения, которые пытались вручить члены комиссии с правом решающего голоса).

Судье Сошиной так хочется, чтобы выборы были честными, что все эти мелочи она парирует классическим «достоверно не подтверждено их влияние на волеизъявление на выборах».

Свидетели говорят о том, что им, вопреки строгому указанию закона и лично Чурова, отказались выдавать копии протоколов. Ну и что? Но ведь цифры, которые были подсчитаны, не совпадают с официальными данными!

«По результатам подсчета голосов за Путина В.В. проголосовало более 600 избирателей, она сама голосовала за данного кандидата. Данные цифры ни у кого не вызывали никаких сомнений. Потом председателю комиссии поступил телефонный звонок, после чего он засуетился и стал распаковывать опечатанные конверты с бюллетенями. Все это происходило в присутствии членов комиссии, наблюдатели к тому моменту уже разошлись. Она сделала председателю комиссии замечание, но он потребовал не мешать ему, принимать жалобу отказался. Увеличенная форма протокола не висела на стене, заполнялась секретарем, все записи в ней сделаны карандашом. Затем Беспалов передал по телефону данные, согласно которым за Путина В.В. проголосовало более 800 избирателей. Копию протокола об итогах голосования ей не выдали» (показания свидетеля Травниковой – члена УИК №35/26).

Я бы сказал: преступление было совершено с особым цинизмом (это не единственная комиссия, где такое произошло). Но и тут судья Сошина закрывает фальсификаторов грудью: _«В судебном заседании председатель УИК № 35/26 Беспалов пояснил, что при упаковке пачек он увидел, что в стопке за кандидата Путина В.В. лежат бюллетени с отметкой голосов избирателей за Зюганова Г.А., поэтому он их переложил, это было сделано до подписания итогового протокола. Согласно видеоматериалам на данном участке после завершения подсчета избирательных бюллетеней несколько раз были названы конкретные цифры, в точности, недействительные бюллетени — 7, за Миронова проголосовало 26 избирателей, за Жириновского — 52, за Прохорова — 31, за Путина — 614, за Зюганова — 165, видно как стопки вначале упаковывают, а потом производят повторный подсчет бюллетеней. По итоговому протоколу голоса избирателей распределились следующим образом: за Жириновского В.В. — 20, за Зюганова Г.А. — 11, за Миронова С.М. – 5, за Прохорова М.Д. — 2, за Путина В.В. – 850». Вы поняли? У Путина было 614, но некоторые от него были переложены к Зюганову, после чего у Путина стало 850! Как же надо хотеть, чтобы писать такую чушь в судебном постановлении!

Впрочем, у судьи Сошиной есть оправдание: «При этом необходимо отметить, что ни у представителей ПП «КПРФ», ни у свидетеля Травниковой не возникло никаких сомнений в том, что на этом избирательном участке за кандидата Путина проголосовало больше всего избирателей, голоса за данного кандидата фактически в три раза превышают голоса избирателей, поданных за кандидата Зюганова». Вот такое правосознание у судьи…

Квалификация судьи Сошиной, конечно, вызывает сомнения. Но кое-что она из теории помнит. Ну, например, прием «противоречивость свидетельских показаний». Вот, например: «По избирательному участку № 35/18 представители ПП «КПРФ» настаивали на том, что наблюдатели, члены комиссии с правом совещательного голоса не имели возможности удостовериться в правильности подсчета голосов избирателей, поскольку были ограничены в доступе к столу, на котором производился подсчет голосов избирателей, при этом указывали, что отдельные члены комиссии, наблюдатели видели, как в стопку за кандидата Путина В.В. складывают бюллетени с отметкой голосов за кандидата Зюганова Г.А. Суд находит данные объяснения противоречивыми».

Ну, и т.д.

Понятно, что показания всех этих 15 свидетелей, представленных заявителями, судьей были найдены «не заслуживающими доверия», и к ним она отнеслась критически. Зато показания семи председателей комиссий (в решении процитировано лишь одно из них, и оно занимает полстраницы), «не подтвердили наличие каких-либо нарушений». Убедительно, правда?

На всякий случай судья Сошина в конце решения выдвигает еще один характерный для наших судов аргумент. Приведу дословно, поскольку это нуждается в комментариях только для нашего Верховного суда. «Ссылка представителей заявителя о нарушении оспариваемыми решениями избирательных прав избирательного объединения, выдвинувшего Зюганова Г.А. в качестве кандидата в Президенты РФ, не может быть принята судом, поскольку ими не представлено никаких доказательств, подтверждающих нарушение прав политической партии. При этом суд исходит из того, что решения УИК об итогах голосования касаются пассивного избирательного права кандидата Зюганова Г.А., а не избирательного объединения».

Ребята, слушайтесь шэфа! Ходите в суд! Пусть он пишет такие решения. Мы их потом шефу в настоящем суде предъявим. Если, конечно, разыщем его.

Блог Андрея Бузина