Внеплановая проверка «ГОЛОСа»

6936-904106
04 марта 2013 г.
Фото: Депутат Владимир Овсянников. Фото: «Эхо Москвы»

21 февраля налоговая нагрянула с проверкой в сразу три региональные отделения «Голоса» — в Самаре, Челябинске и Новосибирске. Эксперты связывают проверку с заявлением депутата Госдумы от ЛДПР Владимира Овсянникова, который счел, что Ассоциация получает иностранное финансирование, но не признает себя иностранным агентом и в связи с этим обратился в Следственный комитет и прокуратуру.

Ирина Скупова: «Проверяющие организации неровно дышат к «Голосу» на протяжении многих лет»

Эту новость экспертному порталу Засекин.Ру прокомментировала уполномоченный по правам человека в Самарской области Ирина Скупова.

- Заявление Овсянникова, скорее всего, стало толчком. А поскольку различные проверяющие организации неровно дышат к «Голосу» на протяжении многих лет, здесь достаточно было лёгкого сигнала, чтобы опять прощупать организацию на предмет какой-то антигосударственной деятельности.

«Голос» – это не иностранный агент, это не организация, которая подрывает конституционный строй. Я много лет знаю и Лилию Шибанову, и Людмилу Кузьмину, это люди, смысл общественной деятельности которых заключается в контроле за соблюдением избирательных прав. Какая подрывная деятельность? Это настолько несовместимо с тем, что они делают. Поэтому я очень надеюсь, что эти проверки будут объективными.

Людмила Кузьмина: «Налоговики ищут деньги, которые мы, на их взгляд, прячем на какую-то революцию»


Людмила Кузьмина. Руководитель самарской региональной общественной организации «В защиту прав избирателей «Голос»

Как рассказала экспертному порталу Засекин.Ру, руководитель НКО Людмила Кузьмина, она связывает визит фискалов с прозвучавшей 20 февраля просьбой к Следственному комитету и Генпрокуратуре от депутата Госдумы от ЛДПР Владимира Овсянникова, который подозревает общественную организацию в утаивании зарубежного финансирования.

- Я не знаю, совпадение это или нет, но господин Овсянников из ЛДПР сделал заявление, что «Голос» не регистрируется как иностранный агент, однако получает средства от иностранных служб. На следующий день к нам уже прибежала налоговая служба, и не только в Самаре, но и в Челябинске, Новосибирске – там, где у нас межрегиональные центры.

Нам предоставили решение налоговой о проведении выездной налоговой проверки, предоставили список документов, который они хотят увидеть – на 4 страницах. Проверка идёт с 5 февраля, мы так договорились с налоговиками. Они хотели начать немедленно – с 21 февраля, но мы не строили свой день с расчётом на то, что к нам придёт налоговая, мы строили свои планы по-другому, поэтому проверка началась в понедельник.

-Мешает ли внеплановая проверка работе организации?

- Да, всякая проверка выбивает напрочь из колеи, потому что они требуют, чтобы мы день и ночь ксерокопировали им огромное количество документов. Я отказалась это делать, раз она выездная, выезжайте, садитесь здесь и просматривайте документы-первоисточники. Тем не менее, нужно постоянно присутствовать, за несколько лет поднимать все документы, о каждой копейке, о каждом мероприятии. Они поднимают наших контрагентов: организации, которым мы платили во время выборов. Мы заключали договоры с такси, брали в аренду помещения для круглых столов. Они сейчас копируют часть документов, безусловно, это занимает всё время.

- Как вы думаете, что ищет налоговая?
– У меня такое впечатление, что они ищут деньги, которые мы, на их взгляд, прячем на какую-то революцию. Но я отношусь к этому с большой иронией. Бессмысленно у нас что-то такое искать, потому что настолько у нас всё прозрачно, что я не знаю.

- Как-то повлияет эта проверка на работу «Голоса» на ближайших выборах?

- Нет, я так не думаю. Пусть проверяют – это их работа, я отношусь к этому спокойно. Работайте, пишите все замечания, ставьте подписи, печати. А дальше, если мы не согласны с этими замечаниями, мы будем судиться.
Они ищут какие-то деньги и были чрезвычайно удивлены, когда увидели договоры о безвозмездном оказании услуг. У нас добровольцы, неоплаченные, выступают корреспондентами на выборах. И чтобы к нам не было никаких претензий, мы заключаем с ними договоры о безвозмездном оказании услуг.

Налоговая чрезвычайно удивлена, что есть люди, которые могут идти добровольно, сидеть чуть ни сутки на участках, потом писать репортажи, заполнять дневники, собирать нарушения. Проверяющие даже отксерокопировали один такой договор о безвозмездном оказании услуг. Как они будут это интерпретировать, я не знаю. Я не понимаю этого интереса к безвозмездному оказанию услуг. Я им объяснила, что у нас всегда, на протяжении многих лент очень много добровольцев. Но изначально они пришли искать сокрытые доходы.

Потому что у нас в налоговых отчётах по нулям стоит налог на доходы. Я им объяснила, что у нас нет дохода. Мы получаем пожертвования, они у нас расписаны, мы документально доказываем расход этих пожертвований.

В целом меня, конечно, удивляет абсолютное незнание работниками проверяющих органов таких явлений как общественные организации, у которых нет доходов, как добровольцы и добровольный вклад усилий во что-то. Абсолютное незнание. Мне приходится часами объяснять, как это происходит.

Марк Фейгин: ««Голос» очень раздражает нынешнюю власть»


Марк Фейгин. Депутат Государственной думы РФ первого созыва от Самарской области

Эту новость экспертному порталу Засекин.Ру прокомментировал адвокат, экс-представитель администрации города Самары в Москве, депутат Государственной думы РФ первого созыва от Самарской области Марк Фейгин.

- Подобного рода проверки политически мотивированы. Это очевидно, потому что организация «Голос» на протяжении последних лет подвергалась очень серьёзному давлению со стороны власти, потому что это масштабное объединение по контролю над ходом выборов. А это очень чувствительно для власти, потому что организация имеет широкую сеть по России и независимый источник финансирования. Ни для кого не секрет, что «Голос» получает какие-то деньги из иностранных источников, в чём нет никакого нарушения законодательства или антипатриотизма. Их функции предельно локальны: они не участвуют в выборах, это не политическая организация, они проводят мониторинг выборов. Организация «Голос» — одна из последних таких крупных НКО, которая очень раздражает нынешнюю власть.

Проверка налоговая юридически бессмысленна, потому что «Голос» как НКО имеет публичную отчётность. Поэтому проверка налоговой могла бы вестись и в более штатном режиме. Проверить все цифры можно спокойно, в рамках плановых процедур. А если подобное проходит в нескольких субъектах по отношению к одной организации, это вызывает недоумение.

Почему таким внештатным проверкам подвергаются организации типа «Голоса»? Почему нельзя было проверить Оборонсервис, пока там ещё не разворовали миллиарды рублей? Годами не проверяли, чтобы не допустить кражи денег, которые шли из государственного бюджета – из кармана налогоплательщиков…

Засекин.ру