Фальсификация выборов и «мракобесие» избирательной комиссии

6940-81630_falsifikatsia02
04 марта 2013 г.
Текст: Семен Терешонков

В Сыктывкарском городском суде состоялось заседание по заявлению Наталии Захаровой об отмене решения УИК №64 г. Сыктывкара, которым были утверждены сфальсифицированные результаты голосования на выборах в Государственную Думу. Заседание было достаточно эмоциональным.

Наталия Захарова, известная также как ЖЖ юзер iagan (ЯгАнь), обратилась в Сыктывкарский суд с требованием об отмене решения УИК № 64 г. Сыктывкара, утвердившем сфальсифицированные результаты голосования на выборах в российский парламент в 2011 году. Г-жа Захарова в своем заявлении в частности указала, что в данном случае было нарушено ее право, гарантированное ей ст. 3 Дополнительного протокола к Европейской конвенции по правам человека.

27 февраля в Сыктывкарском суде состоялось заседание, в котором приняли участие сама заявительница со своими представителями, председатель Территориальной избирательной комиссии Сыктывкара Всеволод Хорунжий, член Избирательной комиссии Республики и прокурор. Председательствовала судья Юлия Агранович.

Первым взял слово представитель г-жи Захаровой правозащитник Эрнест Мезак:

– Уважаемый суд, в ночь с 4 на 5 декабря 2011 года в Сыктывкаре произошло преступление против основ конституционного строя нашей страны. В эту ночь были переписаны, т. е. сфальсифицированы, протоколы голосования по большинству избирательных участков в городе…

По поводу этого заявления г-н Хорунжий выразил протест. На что г-н Мезак попросил не перебивать его:

– Я могу высказывать свою позицию, и я ее выскажу. Ваша честь, – продолжил он, – я совершенно ответственно об этом утверждаю. Потому что я знаю об этом от непосредственных исполнителей данного преступления. В результате переписывания протоколов партии Единая Россия было приписано около 30 000 голосов. По оценкам ассоциации Голос, это самая массовая, применительно к отдельному населенному пункту в проценте по отношению к его населению, фальсификация выборов в парламент в 2011 году. Лично я сам, к сведению г-на Хорунжего, узнал об этой фальсификации от члена Избирательной комиссии Республики Коми Марущака Павла Олеговича, который, вечером 5 декабря 2011 года, комментировал результаты выборов по городу Сыктывкару весьма цинично: «Если бы у нас не кончились избирательные бюллетени, мы бы еще лучше результат нарисовали Единой России». Я совершенно уверен, что г-н Хорунжий в курсе данного преступления. Если он и не был соучастником, то он, безусловно, был в курсе.

– К сожалению, в том числе и в силу бездействия органов следствия и прокуратуры, – посетовал правозащитник, – этот вопрос так и не стал предметом тщательной проверки. Власть уж слишком формально отреагировала на допущенные фальсификации. Единственный вариант их доказать в нашем случае – предъявить суду и компетентным органам видеозапись подсчета голосов. Из видеозаписи, которую мы представляем суду, совершенно очевидно следует, что результат был один, а в ТИК Сыктывкара ушел совершенно другой результат – Единой России было приписано около 40 процентов голосов.

– Мы полагаем, – добавил г-н Мезак, – что право моей заявительницы, гарантированное ей Конвенцией о правах человека и Конституцией России, конечно, не сводится к простой возможности проголосовать на избирательном участке. Потому, что сама процедура голосования теряет всякий смысл, если власти начнут фальсифицировать результаты выборов. Поэтому мы просим суд обозреть видеозапись и допросить в качестве свидетелей членов УИК № 64, сведения об именах и месте жительства данных свидетелей просим истребовать у Территориальной избирательной комиссии Сыктывкара. Также мы просим суд истребовать у прокуратуры материалы проверки, которая проводилась по выборам на данном избирательном участке.

Судья поинтересовалась, откуда взялась видеозапись.

– Я получил эту видеозапись от своего коллеги Владимира Зубкова, – ответил представитель. Откуда она взялась у него – мне не известно. Мы хотели вызвать г-на Зубкова в качестве свидетеля, но, к сожалению, он сейчас в Новороссийске. Я думаю, в следующем заседании мы обеспечим его участие. Видеозапись была выложена мной на сайте YouTube в марте прошлого года и, конечно, г-н Хорунжий лукавит, когда говорит, что он ее не видел. Конечно, он ее видел. В свое время она наделала много шума. Естественно, он не мог, в силу своей должности, ее проигнорировать, это очередное вранье, так свойственное моему оппоненту…

Тут г-н Хорунжий снова заявил протест, и судья Агранович предложила все-таки не переходить на личности. В ответ на что г-н Мезак объяснил: «Ну если врет человек, что же я буду говорить, что он не врет?»

После очередного возмущения со стороны г-на Хорунжего, правозащитник обратился к нему:

– Успокойтесь. Вы должны стойко нести тяготы службы.

– Эрнест Александрович, – снова попросила судья, – давайте будем сдерживаться.

– Да, просто цинизм вот этот поражает, ваша честь, – объяснил представитель, – рисовать результаты…

После этого слово взяла г-жа Захарова, которая предоставила сведения, подтверждающие факт ее голосования на участке № 64 и рассказала, как была удивлена, когда позднее увидела опубликованные результаты голосования: на соседнем, тоже крупном, участке, оборудованном, в отличие от УИК № 64, системой электронного голосования, цифры существенно отличались не в пользу партии власти. Заявительница попросила приобщить предоставленные ею документы, косвенно подтверждающие факт ее голосования на участке № 64 к материалам дела, и, при необходимости, вызвать свидетелей, которые также смогли бы это подтвердить.

Наконец, суд приступил к просмотру предоставленной видеозаписи, на которой было видно, как происходил подсчет голосов: гасилось множество неиспользованных бюллетеней, а председатель УИК № 64 вносил в протокол совершенно другие цифры, чем те, которые впоследствии были официально опубликованы:

По окончании просмотра г-н Мезак попросил разрешения прокомментировать запись:

– Согласно официальным данным, не использован и погашен был только один бюллетень, в то же время, на записи мы видим, что погашено было 200 с лишним штук. Совершенно очевидно, что гасили не один бюллетень, а огромную пачку. И второй факт совершенно бессовестной фальсификации – это количество голосов, украденных у партии «Яблоко». Большая пачка бюллетеней, и сто с лишним голосов в итоге трансформировались в шесть. Как они трансформировались, видимо, надо у г-на Марущака спрашивать. Мы еще раз просим вызвать для дачи пояснений членов УИК № 64.

– Вам есть, что сказать? – задала судья вопрос г-ну Хорунжему.

– Да, есть, – поднялся председатель ТИК. – Это фильм, с титрами и перебивками. Я не вижу, что это запись от 4 декабря. Я не вижу на увеличенной копии протокола номера избирательного участка, что за избирательный участок нам пытаются показать? Шестьдесят четвертый или какой-нибудь семьдесят пятый? Было ли это в день голосование?

Обратив внимание в частности на неправильный порядок заполнения протокола, г-н Хорунжий продолжил:

– Может, это было не в день голосования, а была какая-то учеба. Мы не видим, кто сортирует бюллетени – есть какие-то руки, которые что-то перекладывают. Я, например, не вижу, кто и какая комиссия сортирует бюллетени. Что касается видео: видео, на мой взгляд, не говорит о шестьдесят четвертом участке практически ничего. Это первое. А второе, основной момент – в данном случае, если говорить была ли фальсификация или не была – вопрос касается пассивного права. У нас в России есть партии. И, несмотря на такое видео, которое появилось в интернете в марте, ни одна из семи партий не заявила о фальсификации. Хотя это было бы естественно со стороны, например, «Яблока», которое считало бы, что их голоса не учтены. Они должны были бы сказать, что их пассивное избирательное право нарушено. Но, активное избирательное право заявительницы нарушено не было – она пришла и проголосовала, опустила бюллетень. Ее активного избирательного права никто не лишал. Считаю, что в данном процессе не представляется возможным говорить, что ее право нарушено и уже на основании этого заявительнице можно отказать в ее требованиях.

– Вопросы будут? – поинтересовалась судья у г-на Мезака.

– Да, – ответил представитель.

– Скажите, пожалуйста, – обратился г-н Мезак к председателю ТИК, – какие учебы вы вообще проводили? Ролевые игры с заполнением бюллетеней и полным воспроизведением процедуры подсчета голосов?

– Какое это имеет отношение к рассматриваемому вопросу, – возразил г-н Хорунжий.

– Просто вы утверждаете, что, возможно, это было какое-то учение, – пояснил правозащитник. Вот я и хочу уточнить – Территориальная избирательная комиссия такие ролевые игры устраивала?

– У нас ролевые игры устраиваются на разных этапах. И Территориальной избирательной комиссией и участковыми комиссиями. На счет УИК № 64 я ничего не могу сказать, я не председатель УИК.

– То есть, председатель УИК могла сама организовать такую игру?

– Могла.

– Ваша честь, – обратился г-н Мезак к судье, – пусть тогда она придет в суд и подтвердит это под присягой. Будет очень интересно. И еще я хочу прокомментировать позицию, высказанную оппонентом. Я считаю, что право моей доверительницы было нарушено. Если г-н Хорунжий считает, что обязанности государства по обеспечению реализации права моей доверительницы ограничиваются моментом голосования, то мне очень жалко, что Территориальная избирательная комиссия имеет председателем такого мракобеса.

После очередного протеста со стороны председателя ТИК, судья вынуждена была опять попросить участников не переходить на личности.

– Это мое оценочное суждение, – заметил представитель г-жи Захаровой, – и я имею право его высказать, потому что считаю позицию г-на Хорунжего совершенно мракобесной. Мы считаем, что активное избирательное право теряет всякий смысл, если результат голосования будет сфальсифицирован. Зачем голосовать, если потом кто-то приходит и пишет цифры «от балды»?

– А что касается содержания видеозаписи, – добавил правозащитник, – мы для этого и просим вызвать в качестве свидетелей членов УИК. Пусть они нам расскажут, что это была ролевая игра. Все вопросы снимутся.

Наконец, после небольшого перерыва, суд определил пока не вызывать свидетелей и дождаться материалов проверки по УИК № 64, которые обещал предоставить прокурор. Следующее заседание назначено на 15 марта.

7×7

Документы

6667-81631-falsifikatsia03