Про разводки и реальные исследования уровня фальсификаций

6956-i-m-0
13 марта 2013 г.
Текст: Александр Кынев, руководитель региональных программ Фонда развития информационной политики

Последние дни идет активное обсуждение выводов типа доклада «Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования" (которого никто не видел), то есть организации, поддерживаемой господином Якуниным, о том, что на выборах в Госдуму 2011 якобы победили коммунисты с результатом в 25–30%.

Изложение комментариев этой темы в СМИ вещь сложная, особенно когда звонящие не понимают разницу между альтернативным подсчетом голосов, который возможен только по копиям протоколов, и аналитическими исследованиями уровня вероятных фальсификаций. Видимо нужны специальные разъяснения, что к чему.

Пример — статья КПРФ-чемпион? Насколько достоверны альтернативные результаты выборов в Думу, где вроде бы объясняешь, как на самом деле проводятся исследования, а выходит в тексте каша, словно это оправдание Чурова — хотя никакой поддержки официальных итогов в комментарии нет, как нет и поддержки доклада.

На самом деле все описанные методы оценки искажений (сам факт их описания говорит об отношении эксперта к формальным итогам), которые журналист изложила как смогла, показывают, что официальные результаты «Единой России» существенно выше того, что говорят эти исследования, однако и цифры так называемого доклада данного центра тоже мягко говоря очень странные. Получается типичный пример ложной дилеммы — критику пиар-провокации преподносят как оправдание официальных итогов. На самом деле не надо мешать это в кучу: к итогам выборов у экспертов много претензий, но это не позволяет соглашаться с халтурой под видом доклада. Давайте критику ЦИК отдельно, а критику пиар-разводок отдельно.

1. Насчет цифр исследований экспертов. Анализ, который дают методы математического моделирования, анализ официальной статистики по спецкатегориям голосования и поствыборная социология, уже неоднократно приводился в разных статьях. Например в статье для The New Times Пределы фальшака

По всем исследованиям, ЕР в реальности должна была набрать меньше 49,5%, но все равно должна была быть на первом месте, хотя и с существенно меньшим процентом.

Если начать с анализа официальной статистики, то, к примеру на выборах Государственной думы 4 декабря 2011 года было формально объявлена явка 60,21% избирателей (около 65,8 млн избирателей из 109,2 млн). На момент закрытия участков в списках оказалось 109.237.780 человек (их них 336.998 за пределами РФ — с учетом г.Байконур).

Однако еще летом 2011 в Постановлении ЦИК было указано, что на 1 июля 2011 на территории РФ было зарегистрировано 108.153.615 человек (население страны, как известно, сокращается). Таким образом,минимум 837 тысяч человек, как можно предположить, в день выборов оказалось в дополнительных списках. На самом деле больше – если учесть выдачу голосования по открепительным (получило их в ТИК и УИК 1.796.939 человек, а проголосовало по ним 1.257.968), то еще 538971 человек, получая открепительные, были вычеркнуты из списков на своих участках, но нигде вписаны в списки не были, так как в итоге не проголосовали. То есть реальный объем «раздутия» списков, за которым может скрываться многократное голосование одних и тех же лиц, около 1,376 млн.

Как уже отмечено еще 1,257 млн проголосовало по открепительным, 170 710 голосовало досрочно, на дому голосовало 4 353 443 человека. Итого вместе на все эти категории, включая вероятно дополнительные списки приходится примерно 7,158 млн. Это составляет 10,9% от явки и 6,6% от общей итоговой численности избирателей. То есть, даже официальная статистика говорит о том, что около 11% голосов пришлось на специфические категории голосования без учета прямых вбросов, подкупа, переписывания (т.е. замены данных) протоколов и т.д.

Что касается иных методов, то наиболее нашумевшим в последние годы является метод математического моделирования одного из специалистов по электоральной статистике С.Шпилькина. В его основе графики: по одной оси координат процент голосов на участке, а по другой количество голосов на данном участке. Эти графики составляются на основании данных по всем УИК для каждой партии.

При нормальном распределении кривые всех партий должны иметь примерно сопоставимую форму, и эта закономерность отмечается на большинстве «нормальных» выборов. Однако в России отмечается особенность – график одной из партий («Единой России») устойчиво является «аномальным». Сопоставив кривые всех иных партий и кривую «Единой России» с помощью коэффициента примерно можно определить объем «аномальной» части голосов за нее на конкретных выборах.

По расчетам Шпилькина реальная явка на выборах 4 декабря 2011 года составила около 46,1% и составила около 50,4 млн (т.е. за счет «аномальной» части ее увеличили на 14% от численности избирателей и на 23% от объявленной явки), «Единая Россия» должна была по его расчетам получить 33,9% вместо 49,32% (т.е. аномальная часть для нее составила 15,42%). КПРФ 25% вместо 19,2%, «Справедливая Россия» 17,3% вместо 13,2%, ЛДПР 15,2% вместо 11,7%, «Яблоко» 4,5% вместо 3,43%.

Если обратиться к данным послевыборных соцопросов, которые в России для анализа электоральных искажений применяются редко, то по данным «Левада центра», по результатам опроса, проведенного в Москве (самый большой по числу избирателей регион страны – более 7 млн избирателей; данных аналогичного общероссийского опроса не имеется) 8–16 декабря 2011 года по репрезентативной выборке 1000 человек при погрешности данных исследования не более 4,3% при ответе на вопрос «Голосовали ли Вы на выборах депутатов Государственной думы России 4 декабря этого года, и если да, то за какую партию Вы проголосовали – или Вы пришли на выборы и унесли/испортили бюллетень?» получилось, «Единая Россия» по опросу в Москве должна была получить на 15% меньше, чем ей в Москве официально объявили (32% вместо 47%).

По Москве метод Шпилькина дает «Единой России» меньше на 17,52% или 1,088 млн голосов. То есть разница между этими расчетами не такая значительная и вполне сопоставимая – немногим более 2%. Что является дополнительным аргументом в пользу метода Шпилькина. В результате можно сказать, что оценка возможных искажений в масштабе страны на выборах в декабре 2011 года могла колебаться от 7,5 млн (доля специфических категорий голосования по официальным данным) до 15,3 млн голосов от объявленной явки (по методу Шпилькина).

2. Насчет якобы доклада «Центра проблемного анализа и государственно-управленческого проектирования"

По какой методике проводились расчеты, и проводились ли в реальности вообще, неизвестно.

Сам факт того, что данные провластного центра по степени радикализма оценок переплюнули все оценки которые дают все три метода которые я выше описывал, не может не обращать внимания. Все это очень похоже на провокацию с целью спровоцировать якобы победившие партии на неадекватные действия, исходя из ложной оценки реальности, подставить их поддержкой необоснованных выводов, и внести вклад в борьбу за роспуск Госдумы и новые выборы.

Изумительно, как на провокацию ведется «демшиза», которой радикализма всегда мало, любое радикальное суждение берется на веру, а анализа ситуации зачастую нет совсем. Раз авторы доклада, учитывая их позиционирование, на это пошли, значит это кому-нибудь нужно.

На мой взгляд, сегодня, если отойти от радикал-морализаторства и быть реалистами, роспуск Госдумы и проведение новых выборов в условиях полной моральной и организационной неготовности к ним оппозиции, и развала в ее рядах, приведет к избранию еще худшей Госдумы при не меньших искажениях при проведении выборов (так как причины искажений на большинстве регионов не устранены).

В таких условиях сторонников власти (возможно, с заменой ЕР на ОНФ и зачисткой внутренней оппозиции в системных партиях) станет в Госдуме РФ еще больше. Таким образом радикалов просто гонят в ловушку. Бесплатный сыр (критика одной из структур, лояльных власти, итогов выборов таким образом) бывает только в мышеловке.

ЖЖ Александра Кынева