Четыре ремарки по итогам дополнительных выборов в Ивановскую городскую думу

22 марта 2013 г.
Текст: Виталий Аверин, координатор «ГОЛОСа» в Ивановской области

Касательно дополнительных выборов депутата Ивановской городской Думы пятого созыва по одномандатному округу № 1 считаю нужным сделать четыре ремарки (в качестве дополнения, а где-то и критического отзыва к заметке Б.Б. Надеждина).

1) О 100% честности подсчета не может утверждать ни Б. Надеждин, ни корреспонденты от «Голоса» и наблюдатели СОНАРа. Сам Борис Борисович остался на подсчет на избирательном участке № 7. Корреспонденты от «Голоса» и наблюдатели СОНАРа остались на подсчет на следующих избирательных участках (их телефонные номера были аккредитованы в системе СМС-ЦИК, благодаря чему мы могли получать данные итоговых протоколов до их отправки в ОИК): №№ 10, 11, 12, 33, 34, 37. На еще двух избирательных участках (№№ 44, 45) имелась персональная договоренность с наблюдателями (ЧСГ) от кандидатов (политических партий) об отправке данных в СМС-ЦИК. Таким образом, Б. Надеждин может на 100 % говорить о 8 % честности подсчета, «Голос» и СОНАР (+ все остальные наблюдатели, интегрированные в систему СМС-ЦИК) — о 66 % честности подсчета. Данные остальных избирательных участков мы узнали только тогда, когда были доставлены в ОИК (горизбирком) итоговые протоколы.

2) Отдельно про удаление из помещения для голосования избирательного участка № 12 начальника Департамента здравоохранения Ивановской области М. Ратманова. Не совсем ясно, в каком качестве он находился. Если в качестве наблюдателя, то он МОЖЕТ попадать под ограничения, т.к. находится в прямом подчинении у губернатора. Это ограничения для лиц, находящихся в прямом подчинении у глав субъектов РФ предусмотрены п. 4 ст. 30. ФЗ-67. Но может и не подпадать, если Ратманов не находится в прямом подчинении у М. Меня. Это должна была выяснить участковая комиссия.

3) Что касается нарушения прав наблюдателей, членов комиссии с правом совещательного голоса и представителей СМИ, то Б. Надеждин, к сожалению, ограничился одной оценочной ремаркой: «Удаление наблюдателей от оппозиции — обычная история». А имели место быть и запреты на фото- и видеосъемку (УИК №12), и отказы в ознакомлении со списками избирателей (УИК №10), и удаления, как немотивированные, не основанные на законе (УИК №33), так и вовсе без письменного решения (УИК №12, УИК №34). Наконец, имели место быть куда уж более грубые нарушения, чем удаление М. Ратманова (чей статус нужно прояснить), а именно немотивированное удаление кандидата в депутаты А. Автонеева и удаления двух ЧСГ А. Жукова (УИК №37) и Е. Федина (УИК № 12, по решению, принятому после его фактического выдворения сотрудниками полиции) — вопиющие нарушения, так как членов комиссии нельзя удалять, их при нарушении закона о выборах отстраняют от работы в комиссии.

4) По вбросу на избирательном участке № 37, о совершении которого говорят наблюдатели и ЧСГ от кандидатов Автонеева и Захарова, а также член комиссии с правом решающего голоса от КПРФ, Борис Борисович высказал одну версию, я выскажу другую: в таком случае, если вброс был совершен при сговоре с комиссией (или с одним из членов комиссии), для того, чтобы скрыть его следы, необходимо проставить фиктивные подписи в списке избирателей. Вот вам и весь фокус. К сожалению, при такой работе комиссий и при таком отношении к наблюдателям, отследить, как заполняются списки избирателей очень сложно… Как видно, могут даже удалить.

В остальном с оценками, данными Борисом Надеждиным, в особенности касающимися работы горизбиркома (комиссии-организатора), хода избирательной кампании, ее результатов и выводов, которые должна сделать оппозиция, я согласен. Я только бы не стал обобщать: ни я, ни Надеждин не были свидетелями фальсификаций, но зато их очевидцами стали другие люди. К тому же, имели место быть нарушения прав наблюдателей и представителей СМИ, которые никак не могут способствовать укреплению доверия к избирательным комиссиям и сравнительно часто являются подготовительными мероприятиями к совершению фальсификаций.
Блог Виталия Аверина