Жуковский: взгляд на выборы из здания администрации

6991-0,,15575832_4,00
02 апреля 2013 г.
Текст: Андрей Бузин, ведущий эксперт Ассоциации «ГОЛОС»
Фото: www.dw.de

Я приехал в Жуковский со статусом члена территориальной комиссии (ТИК), комиссии, формально организующей эти выборы, и предполагал поездить по избирательным участкам, посмотреть что там делается, может быть, помочь разрулить какой-нибудь конфликт.

Не удалось: был только на одном участке (№617), прославившемся тем, что он своими решениями дезавуировал конституционные права и свободы (решение №1 – о запрете фото-и видеосъемки для наблюдателей; решение №2 – о дополнительных документах, подтверждающих статус представителя СМИ; решение №3 – о запрете наблюдателям разговаривать по мобильному телефону в помещении комиссии). Все остальное время провел в ТИК, расположенной, как это у нас принято, в здании городской администрации.

Наверное, я пропустил много интересного: очереди у пунктов подкупа избирателей, удаление наблюдателей с нескольких участков, поимку членов участковой комиссии, пытавшихся сфальсифицировать выездное голосование. Об этом можно прочитать в блоге Алексея Меняйло. С другой стороны, о главных событиях на всех 52-х участках города были известны в ТИКе, благо наблюдатели были на каждом участке, а в качестве бонуса можно было видеть работу старших организаторов выборов.

К выборам в Жуковском я готовился тщательно, следя за информацией, которая появлялась в Интернете (в наблюдательских группах и в постах Председателя Избирательной комиссии Московской области Ирека Вильданова). Я даже дважды посетил Жуковский до дня голосования. У меня в памяти остались воспоминания о выборах жуковского мэра в 2009-м, когда под председательством того же самого Евгения Кия ТИК умудрился кардинально извратить результаты выборов, присудив мэрство не тому, кому было отдано большинство голосов. На этот раз создавалось впечатление, что было решено провести если уж не правильные выборы, то хотя бы правильное голосование и подсчет голосов. Сигнал, вероятно, пошел с верхнего уровня областной администрации, быстро дошел до председателя облизбиркома, а чуть позже – и до Кия. До некоторых исполнителей в самом низу он, дойти не успел, но это уже погоды не делало. (Также, между прочим сработала и сигнальная система московских избирательных комиссий на выборах Президента в 2012 году: тогда по сигналу сверху было проведено первое с 2005-го года честное голосование, но до отдельных УИК сигнал не дошел).

Выборы в Жуковском сопровождались большим вниманием со всех сторон. Им посвятил отдельное напутствие В.Чуров. В помещении ТИКа в день голосования побывала масса корреспондентов, в том числе — иностранных, полдня присутствовал член ЦИКа Е.И. Колюшин. Был представитель Уполномоченного по правам человека; сам Ирек Раисович руководил процессом и разруливал конфликты, присутствовали и другие члены областной комиссии.
Всеми своими действиями Вильданов демонстрировал желание провести голосование и подсчет образцово честно и, в целом – без конфликтов. Ирек Раисович явно играл в этом действии первую скрипку. Кия, возможно, поддавливали с другой стороны, но в целом он вторил своему непосредственному начальнику. Был непохож на себя образца 2009-года и на себя в «смонтированном» ролике с инструкцией, которую он проводил с председателями УИК за неделю до дня голосования.

Отсюда – удивительные метания территориальной комиссии. За два дня ТИК умудрилась образовать пять «временных» участков и упразднить четыре из них. Преждевременно проинструктированные Кием председатели участковых комиссий стали было отменять конституционные права (см. первый абзац). При этом, кстати, использовали единую форму, которую им разослали из ТИК. А ТИК вдруг стал отменять эти драконовские решения.

Отменил решение УИК №617 (а потом аналогичные решения еще 4-х комиссий) о запрете пользования мобильниками и разрешил наблюдателям производить фото- и видеосъемку. При этом, правда, намекалось, что съемка разрешена ТОЛЬКО представителям СМИ и наблюдателям, то есть ни членам комиссии, ни другим лицам, присутствующим на избирательном участке, съемка не разрешена.

Поэтому, когда я ни свет, ни заря ехал в воскресенье в город Жуковский, я знал с чего начну. Во-первых, я должен был обратиться в ТИК с предложением созвать заседание комиссии и рассмотреть насущные вопросы:
– о возможности фото-съемки членами комиссии (конечно, подразумевались в первую очередь, члены с совещательным голосом);
– об отмене еще не отмененного решения №2 УИК №617 (о перечне документов, которые должны представлять в УИК представители СМИ);
– о порядке приема документов от УИК в ТИК.

В действительности третий вопрос был более важным, чем первые два. Дело в том, что фальсификация протоколов УИК обычно происходит благодаря несоблюдению пункта 2 статьи 69 ФЗ «Об основных гарантиях избирательных прав…» (о том, что доставляемые в ТИК протоколы сразу же заносятся в увеличенную форму сводной таблицы ТИК, которая находится в помещении, где присутствуют наблюдатели). Помню, как в начале 2000-х мы боролись вместе с Иреком Раисовичем (тогда еще – простым российским гражданином) за выполнение этой нормы в ТИК города Балашиха. Эта норма, похоже, никогда раньше в жуковском ТИКе не выполнялась (хотя на заседании члены ТИК утверждали обратное). В частности, «предварительная обработка» протоколов и председателей УИК в кабинете Кия в 2009 году привела к тому, что мэром стал не тот кандидат, за которого было отдано большинство голосов.

Предложение о созыве заседания комиссии с этими вопросами в повестке дня было передано мной Кию в 9:30, который назначил заседание на 12 часов. Я поехал на избирательный участок №617, где посмотрел в глаза председателю УИК, смело отменяющего Конституцию. Вид него был какой-то вялый, но больше меня огорчило то, что он наотрез отказался выдать мне заверенную копию решения №2. Пришлось писать жалобу.

Надо заметить, что на участке было много активных наблюдателей, которые наседали на председателя с требованием показать реестр заявок для голосования вне помещения. При мне показали. Действительно, оформлен неправильно.

Тут надо дать пояснение по поводу голосования «на дому» в Жуковском. СМИ сообщили, что было слишком много голосующих на дому. В действительности доля голосования на дому составила лишь 2,3% процента от числа проголосовавших – вполне приемлемую цифру. Правда, эти низкие проценты получились после того, как были отменены результаты голосования на дому по нескольким участкам. Наблюдателей взволновала практика принуждения к голосованию вне помещения. Эта практика заключается в том, что перед днем голосования в УИК передаются списки якобы желающих проголосовать на дому, составленные собесами, советами ветеранов или просто администрацией. В эти списки часто включают избирателей вне зависимости от их желания голосовать. Поэтому в России постоянно растет число голосующих на дому, поэтому часто приехавшие по такому списку члены комиссии обнаруживают, что избиратель совсем не хотел голосовать на дому, а иногда и вообще умер. Так, например, по свидетельству Б.Надеждина на УИК №649 из 153 заявленных желающих проголосовать на дому проголосовало всего 8.

В Жуковском в разряд «голосующих на дому» были переведены несуществующие работники тех самых «предприятий непрерывного цикла», которые первоначально хотел сформировать ТИК. Из этого получился большой конфуз с голосованием на «секретной овощебазе», на которой не оказалось ни одного человека (см. блог Меняйло).

Кстати, тот факт, что первоначально временные участки пытались организовать на пяти «предприятиях непрерывного цикла», четыре из которых оказались фиктивными, говорит о том, что у Кия первоначально не было плана проводить кристальные выборы, и план этот был ему навязан Вильдановым. Одно предприятие «непрерывного цикла» («Водоканал») все-же сформировало свой участок. И вот результат: явка на этом участке составила 93%, а результат победителя – 71% при средних по городу 38,5% и 37% соответственно.

Извините, отвлекся. Вернувшись в 11:15 в ТИК, я обнаружил, что заседание уже началось. Правда, мои вопросы были отложены: решено было сначала рассмотреть жалобы, коих к тому времени поступило 17. В 12 приехал Вильданов, заседание прекратилось в связи с пресс-конференцией, Потом не могли созвать членов комиссии, потом наступил очередной этап обзвона УИК на предмет явки. И поехало….

Меня очень умиляет традиция наших выборов, собирать чуть ли не каждые два часа сведения о явке избирателей. Эта процедура не предусмотрена законом! Традиция возникла в те времена, когда на выборах существовал порог явки. При этом администрация обычно выделяла собственных сотрудников для обзвона УИК, чтобы знать, в какой момент надо подключать дополнительные силы для натягивания явки (в 90-е годы по городу начинали передавать радио и теле-призывы, запускали машины с громкоговорителями и т.п.). Администрация отвечала за явку.

Явка отпала, а традиция осталась. В Жуковском явку каждые два часа её выясняли члены ТИК. И надо было видеть, с каким упоением они это делали! Как будто эта никому не нужная работа была главной задачей комиссии.

Пресс-конференции Вильданова, который, кстати, в самом дружелюбном ключе, разруливал конфликты, возвращал на участки выгнанных наблюдателей, давал интервью и инструктировал Кия, беготня членов ТИК, а также увлеченный и регулярный сбор информации о явке никак не позволяли приступить к рассмотрению предложенных мной вопросов повестки дня. Заседания назначались каждый час и с таким же успехом, откладывались. Наконец, за полчаса до закрытия участков, в 19:30 удалось принять Порядок приема протоколов. Не буду приписывать исключительно себе заслугу того, что на этот раз председатели УИК первым делом после прибытия в ТИК вносили итоги голосования в увеличенную форму сводной таблицы (после чего переписать протокол было уже труднее), но все же думаю, что принятый Порядок сыграл и еще сыграет свою роль на выборах в Жуковском.

Остальные два вопроса благополучно повисли в воздухе.

Немного о нарушениях на выборах. Многие СМИ сообщили о беспрецедентном количестве нарушений на выборах в Жуковском. Оно, может быть, и беспрецедентно для Шотландии, журналист из которой провел полдня в ТИКе. Но не для Подмосковья и не для России в целом. «Беспрецедентное количество нарушений» в Жуковском – это следствие беспрецедентного количества настоящих и дотошных наблюдателей, которые могли собраться в одном недалеком от Москвы месте, где проходили внеурочные выборы. Учитывая это обстоятельство, организаторы выборов сделали голосование и подсчет голосов максимально приближенными к закону. Настолько, насколько они вообще это могут сделать, насколько это им позволяет компетентность и характер председателей участковых комиссий. Да, хотелось, — на уровне города, но сверху пришел сигнал, и хотелки отпали. В чиновничьей вертикали без разрешения не забалуешь!

Правда, в необычно большом количестве были зафиксированы факты подкупа. Не думаю, что эти факты сильно повлияли на результат выборов: непонятно даже, в пользу кого осуществлялся этот подкуп. И вряд ли станет понятно, несмотря на то, что полиция более активно, чем обычно реагировала на эти факты.

На выборах действительно было зафиксировано большое количество нарушений, но это – скорее следствие большого количества грамотных и активных наблюдателей. Опять возникла проблема с фото-и видеосъемкой. Подтвердилось повсеместное нарушение правил составления реестра заявок на голосование вне помещения. Опять были проблемы с доступом наблюдателей в помещение для голосования и в ТИК после 20:00. Есть неопределенности с вопросом о проведении контрольного ручного пересчета при использовании КОИБ. Опять удаляли наблюдателей и членов комиссии (но ведь не в массовом порядке, что бывает при твердом намерении фальсифицировать выборы).

При таком положении дел я бы сказал, что голосование и подсчет голосов в Жуковском прошли образцово-показательно. Сигнал сверху прошел. А когда качество выборов зависит от сигнала – это не совсем выборы.

Блог Андрея Бузина