К годовщине либерализации закона о партиях

6993-4775-4160-%d0%9b%d1%8e%d0%b1%d0%b0%d1%80%d0%b5%d0%b2%202
03 апреля 2013 г.
Текст: Аркадий Любарев

2 апреля 2013 года исполнился год со дня подписания Президентом РФ Дмитрием Медведевым Федерального закона № 28-ФЗ «О внесении изменений в Федеральный закон «О политических партиях», который снизил до 500 человек требования к численности политической партии. 4 апреля исполняется год, как этот закон вступил в силу.

К этой дате я подготовил аналитический материал о новых партиях.
Ниже – заключительный раздел этого материала.

Каков же результат партийной реформы Дмитрия Медведева? Прежде чем обсуждать этот вопрос, следует ответить на другой: а что можно было ожидать от подобной реформы?

Я полагаю, что было два аспекта ожиданий. Один – в большей степени политический – связан с выборами по партийным спискам. Другой – в большей степени политтехнологический – связан с выборами по мажоритарной системе.
Эксперты в период 2008–2011 годов неоднократно отмечали, что созданная под руководством кремлевских политтехнологов система из семи партий – искусственная и не отражает всего спектра политических предпочтений российских избирателей. Это подтверждалось и социологами. Так, согласно опросу Левада-центра, проведенному в сентябре 2011 года, 28% респондентов не считали ни одну из семи существовавших тогда партий выразителями их интересов.

В связи с этим можно было предполагать, что у значительной части избирателей (около четверти) есть потребность в новых партиях. И соответственно можно было ожидать, что новые партии получат на выборах по партспискам значительную поддержку.

Однако 14.10.2012 этого не произошло. Если не считать тех особых случаев, когда одна–две новые партии выступили особенно успешно благодаря соответствующему составу кандидатов (Карачаевск, Березовский, Каменск-Уральский), суммарный результат новых партий оказался совсем небольшим: 12,7% во Владивостоке (7 партий), 9,0% в Краснодарском крае (10 партий), 8,6% в Твери (6 партий), 7,5% в Северной Осетии (12 партий), 7,1% в Петропавловске-Камчатском (6 партий); в других регионах и городах еще ниже.
10.03.2013 в Узловой четыре новые партии получили в сумме всего 14% даже при отсутствии в избирательном бюллетене «Справедливой России».

Иными словами, потребность избирателя в новых партиях оказалась заметно ниже, чем можно было ожидать.

Также можно было ожидать, что появление новых партий повысит активность избирателей, у которых появляется больше возможности для выбора. Однако и этого в основном не произошло. Там, где сравнение с предыдущими выборами наиболее корректно (Сахалинская область) показатель явки даже снизился (с 30,6% 12.10.2008 до 27,5% 14.10.2012).

Все это можно объяснить двумя факторами. Во-первых, избиратели, которых не удовлетворяют старые партии, по-видимому, в значительной степени разочарованы в самом институте выборов. И потому партийная реформа без коренной реформы избирательного законодательства и правоприменительной практики и не могла серьезно подействовать на эту часть электората.

Кроме того, можно предположить, что эти не удовлетворенные старыми партиями избиратели в значительной степени относятся к той части электората (составляющей 20–30%), которая участвует только в федеральных выборах, но игнорирует выборы региональные и особенно муниципальные. В этом случае потребность в новых партиях должна будет проявиться лишь на выборах в Государственную Думу.

Во-вторых, следует обратить внимание на спектр новых партий, участвовавших в выборах 14.10.2012. В соответствии с предложенной нами классификацией, из 56 зарегистрированных новых партий, к политическим мы отнесли только 17, плюс еще 8 – к лидерским. Полагаем, что у неудовлетворенного избирателя есть потребность именно в таких партиях. Однако в выборах 14.10.2012 имели право участвовать только четыре партии из «политической» группы («Альянс Зеленых – Народная партия», Российская экологическая партия «Зеленые», «КОММУНИСТЫ РОССИИ», Партия За Справедливость!) и одна партия из «лидерской» группы (Народная партия «За женщин России»). Не удивительно, что именно эти партии и показали наилучшие результаты.

Сейчас ситуация немного лучше. Из 30 новых партий, получивших право участвовать в выборах, 10 относятся к «политической» группе и 3 – к «лидерской». И можно надеяться, что к июню, когда начнется кампания по выборам 08.09.2013, их число еще вырастет.

Что касается выборов по мажоритарной системе, то основное ожидание проистекало не только из партийной реформы, но и сопутствовавшего ей изменения избирательного законодательства, благодаря которому кандидаты от всех партий (в том числе и новых) были освобождены от сбора подписей. При этом правила регистрации по подписям остаются предельно жестокими, позволяющими при желании отказывать в регистрации любому неугодному кандидату, что и продемонстрировали выборы 14.10.2012: отсев среди самовыдвиженцев на выборах депутатов представительных органов региональных центров составил 73,4%.

В связи с этим можно было ожидать, что сильные оппозиционные кандидаты предпочтут выдвижение от новых партий, не вызывающих аллергию у избирателя, самовыдвижению, которое связано со значительно большим риском отказа в регистрации. Соответственно и новые партии должны были искать таких кандидатов и делать ставку на них. Однако на выборах 14.10.2012 этого еще не было заметно. Сейчас данное явление начинает проявляться в отношении двух партий – Российской партии пенсионеров за справедливость и «Гражданской платформы» (обе в выборах 14.10.2012 еще не имели права участвовать). Можно полагать, что на выборах 08.09.2013 все это проявится в большей степени. При этом, в отличие от выборов по партийным спискам, более востребованными могут оказаться политтехнологические партии со всеядными названиями.

В целом можно сделать вывод, что от партийной реформы не следовало ждать быстрых результатов. Впрочем, в условиях, когда на выборах по-прежнему доминирует административный ресурс, долговременные последствия партийной реформы также могут оказаться малозначительными.