Ростов в дни конференции ОНФ: снег и вялые проверки активистов

7001-rian_01427609.hr600
05 апреля 2013 г.
Текст: Алиса Иваницкая
Фото: Руслан Кривобок/РИА «Новости»

В Ростове-на-Дону началась конференция Общероссийского народного фронта (ОНФ).

В пятницу на мероприятии выступит Владимир Путин. Накануне визита президента в Ростов PublicPost поговорил с гражданскими активистами и оппозиционерами о том, как живет город в эти дни.

Иван Орлов, координатор ассоциации «Голос» в Ростовской области:

«Погода слегка испортила встречающей стороне планы: они только начали дороги, поврежденные зимней снеговой бомбежкой, латать, как снег опять выпал, второй раз за год. Это ж надо, в первый чуть мэра не сняли, а тут под приезд Путина опять снег. Погода радеет за смену областной власти.

А если серьезно, то прокуратура зовет на беседы гражданских активистов, задает вопросы довольно разнопланового характера, от «где будете находиться» до «с какими общественными организациями имеете связи». Случайность или нет, но перед приездом на профилактические беседы в прокуратуру вызвали многих — ждем посадок на сутки за «непристойное поведение в общественных местах» особо рьяных любителей митингов.

В Ростове есть привычка: когда намечается митинг или приезд московского руководства, оппозиционеры выключают телефоны и вытаскивают батарейки.

— А на жизни обычных граждан приезд Путина как-то сказался?

У нас сейчас до сих пор снег на улицах лежит, пытается таять, но его иногда морозцем подбивает — на улицах гололед, ужас, слякоть. Людям в принципе все равно, кто там к ним приехал, но если дороги перекроют, все почувствуют себя несчастными.

Все стараются передвигаться короткими перебежками. Для Ростова снег — это все, мы же привыкли в тепле жить.

Этот приезд ощущается не сильно. Пока дороги не перекрыты. Вот пару лет назад, когда Медведев приезжал, на каждой крыше по снайперу сидело. Тогда было жестко. Тогда в каждую дверь постучались определенные люди и сказали, что «если вы будете сильно плохо выходить из дома — тогда, когда не надо, — вам будут предъявлены обвинения», — всем тем, кто живет вокруг Театральной площади".

Алена Рудько, координатор «Гражданина наблюдателя» в Ростовской области:

«Я сейчас живу у мамы. А ее квартира в районе «ВертолЭкспо», где будет проходить съезд ОНФ, а это значит, что все оцепят и будут проверять всех входящих и выходящих. А я, как, с их точки зрения, неблагонадежная, могу попасть под ограничительные процедуры. Я не знаю, я никогда с этим еще не сталкивалась. Но более опытные коллеги предупредили, что если есть возможность уехать, то лучше это сделать.

— А с чем связаны массовые вызовы в прокуратуру ростовских активистов?

Сейчас, я так понимаю, по всей стране проходят тотальные проверки НКО. Вызывали меня, еще Юрия Мироненко, члена партии «5 декабря», и Владислава Рязанцева — лидера Левого фронта в Ростове. Чтобы повестку вручить, меня и в отделе кадров искали, и соседка передавала, что приходили участковые — один даже угрожал. В прокуратуру я пришла, хотя повестку так и не получила. Просто мне позвонила помощник прокурора и порекомендовала прийти. Я решила пойти на встречу — мне скрывать нечего.

Вопросы были в основном про проект — кто участвует (списков нет, люди набираются под конкретные выборы), кто финансирует (бюджета нет), каков юридический статус (его нет) и т. д. Юру спрашивали про партию «5 декабря», она еще не зарегистрирована в Ростове, он просто активист, и как проследили его связь с партией — непонятно.

Во время допроса я увидела у прокурора табличку, разлинованную на столе, — каждый день у нее было по 3–4 встречи с представителями различных общественных организаций. Но это просто тотальная проверка всех".

Владислав Рязанцев, активист Левого фронта в Ростовской области:

«Я еще 19 марта уехал из города. Просто у нас перед приездом Путина или Медведева активистов Левого фронта и «Другой России» по придуманным административным нарушениям принято сажать на несколько суток: за нецензурную брань или неповиновение сотрудникам полиции. Поэтому гораздо безопаснее находиться в другом регионе в это время.

Обычно сотрудники полиции при таком предварительном задержании жестких мер не применяют, руки не выкручивают, просто говорят: «Вы сами знаете все. Не от нас зависит. Приказ начальства». Претензий к полиции у меня нет, но полицию лжесвидетельства в протоколах не красят, да и судьи постоянно во всех ходатайствах по делам отказывают и постановления об арестах штампуют. И каждый приезд высокого чиновника или любая круглая дата — повод вызвать на беседу тех, кто более-менее активен. Меня в этот раз тоже вызывали в прокуратуру для дачи разъяснений. Потом полиция еще приходила, но дверь не открыл.

Раньше, когда было заседание Госсовета с участием Путина, когда он просто приезжал, когда съезд партийный был, ходили патрули по дворам, оцепляли целые улицы, о снайперах слухи ходили — город был на осадном положении".

Борис Батый, активист «Солидарности» и Объединенного гражданского фронта:

«Сейчас у нас погода, которой я не помню, — метель, поэтому я надеюсь, что он все-таки не приедет. Из забавного: мне вчера рассказывали, как сотрудники МЧС в такую жуткую погоду красили заборы.

Засад перед домами активистов я не вижу, может, просто спрятались. Моих товарищей вызывали в прокуратуру. Меня — нет. Меня уже несколько лет не вызывают, подозреваю, потому что я туда не пойду. Я всем советую не ходить, чтобы не демонстрировать слабость. Все-таки разговаривают с тобой профессионалы, которых непросто обмануть: они тебя прощупывают, кто и что ты такой, интересен или нет для дальнейшего сотрудничества. Отказываешься приходить — перспективы дальнейшего сотрудничества резко падают. Законных требований они все равно не выдвигают — профилактические беседы вообще-то законом не предусмотрены. А мне вообще своего времени жалко.

В районе съезда будет все тоже огорожено и по маршруту следования (президентского кортежа — прим. ред.). Пару лет назад я вообще видел, как люки на дороге заваривали. А перед тем, как заварить, их милиционер с собакой осматривал. Это довольно стандартные методы безопасности".

Павел Нагибин, активист «Другой России»:

«Я в Ростове остался. Честно говоря, вообще забыл, что он приезжает, — работы много. Меня никуда не вызывали, не звонили. Но со мной давно не разговаривают. Видимо, у них другие задачи, и они других вызывают».

PublicPost