Николай Сорокин: О чем меня допрашивали в налоговой по делу ГОЛОСа

11 апреля 2013 г.

Почтальон принес конверт с таким документом: «Повестка №202 о вызове на допрос в качестве свидетеля. Гр. Сорокин Николай Валерьевич! При проведении мероприятий налогового контроля возникла необходимость в получении свидетельских показаний и в соответствии со статьей 90 Налогового кодекса РФ Вам надлежит прибыть в Инспекцию Федеральной налоговой службы по Костроме для допроса в качестве свидетеля…»

Сегодня, в четверг 11 апреля 2013 г., я сходил в налоговую и узнал, что меня вызвали на допрос в связи с очередной проверкой Межрегионального общественного фонда «Голос – Центр», являвшегося партнером Ассоциации «ГОЛОС» по ряду регионов Северо-Запада и Центральной России, включая и нашу Костромскую область. Мне довелось работать региональным координатором МОФ «Голос – Центр» в нашей области в течение семи месяцев – с 1 сентября 2011 г. по 31 марта 2012 г.

Очень вежливая сотрудница налоговой вручила бланк с 15 вопросами, в котором я своей рукой записывал лаконичные ответы (по некоторым вопросам вообще ничего не вспомнил – память, знаете ли, иногда подводит ), а в конце написал замечание: «Ряд вопросов, по моему мнению, не относятся к предмету компетенции налоговой инспекции и сформулированы некорректно».

Вероятно, что на подобные допросы будут вызывать многих, поэтому я не поленился переписать все вопросы в блокнот:
«1. Работали ли Вы координатором МОФ «Голос-Центр» в 2010, 2011, 2012 гг.? Кто предложил Вам стать координатором?
2. Координатором какого уровня Вы являлись в 2010, 2011, 2012 гг.?
3. Принцип работы координатора? Что конкретно входило в Ваши обязанности?
4. С кем Вы работали (наблюдатели, агитаторы, участники митингов, участники соц. опросов, работники в интернете)?
5. В каком регионе Вы работали?
6. Как вы находили наблюдателей (агитаторов, участников митингов, участников соц. опросов, работников в интернете)?
7. Кто (каким образом) заключал договор с наблюдателями (агитаторами, участниками митингов, участниками соц. опросов, работниками в интернете)? Вы, от лица фонда, если нет, то кто?
8. Каким образом оплачивали Вашу работу (налично, безналично)? Расписывались ли в ведомостях о получении заработной платы? Сколько конкретно Вы получили?
9. Вы работали по договору? Какому (трудовому, контракту, гражданско-правовому)? Можете представить его копию?
10. Каким образом производился расчет с наблюдателями (агитаторами, участниками митингов, участниками соц. опросов, работниками в интернете)? Какие документы при этом оформлялись?
11. Как Вы отчитывались перед фондом за выплату денежных средств наблюдателям (агитаторам, участникам митингов, участникам соц. опросов, работникам в интернете)? Какие документы составлялись?
12. Можете назвать наблюдателей (агитаторов, участников митингов, участников соц. опросов, работников в интернете), с которыми Вы работали?
13. Как часто Вы встречались с наблюдателями (агитаторами, участниками митингов, участниками соц. опросов, работниками в интернете)? Вы их как то контролировали? Как?
14. Каким образом наблюдатели (агитаторы, участники митингов, участники соц. опросов, работники в интернете) отчитывались перед Вами о проделанной работе?
15. Составлялись ли Вами какие либо акты, фиксировались ли нарушения, каким образом урегулировались ситуации при выявлении нарушений на избирательном участке?»

Согласитесь, что некоторые из этих вопросов имеют, мягко скажем, весьма косвенное отношение к налоговому законодательству. Особенно обращает на себя внимание настойчивое повторение про «агитаторов, участников митингов». Приходилось в ответах каждый раз повторять, что у нас заключались договора только с корреспондентами газеты «Гражданский голос», а никаких «агитаторов, участников митингов» мы на работу никогда не нанимали. Создается впечатление, что за подобными вопросами стоит вовсе не налоговая инспекция, а совсем другие организации.

Ну что же, пусть проверяют. Поработав в ГОЛОСе, я убедился насколько тщательно там всегда подходили к любым юридическим и бухгалтерским вопросам. Иногда, честно признаюсь, это казалось буквоедством, занудством и придирками. Зато теперь – трудитесь на здоровье, господа проверяющие! У ГОЛОСа – исключительно «белая» бухгалтерия и грамотные сотрудники. Может именно поэтому организацию так сильно любыми способами хотят закрыть?
А если бы в опроснике налоговой инспекции был вопрос «Как Вы относитесь к своей работе в ГОЛОСе?», то я бы ответил – «с гордостью!»