Иркутские политологи о «Прямой линии " Путина

7063-baratov_25.jpg_thumbnail0
30 апреля 2013 г.
Текст: Оксана Цепилова
Фото: Алексей Петров, региональный координатор ассоциации ГОЛОС

Известные иркутские политологи прокомментировали традиционную «Прямую линию» с президентом Путиным, которая состоялась 25 апреля и продлилась 4 часа 48 минут.

Алексей ПЕТРОВ, политолог, региональный координатор ассоциации «Голос»:

Запомнилась продолжительность выступления президента. Только непонятно, зачем столько времени? Путин президент с 2000 года, а вопросов с каждым годом все больше, значит, не все так хорошо, как передается и пишется в федеральной прессе…

Что касается текста, то собственно ничего нового президент не сказал, все достаточно предсказуемо и однообразно, колких вопросов не было, резонансные темы обошли. Даже скандалы (например, когда вместо журналиста в Перми вопрос задает чиновник) какие-то однообразные. Единственное, о чем беспокоюсь – почему никто не спросил, как здоровье у лабрадора Кони? Может, она сдохла уже?

Сергей ИЛЬИН, политолог, гендиректор Байкальского аналитического центра:

Как и прежде смотрел «Прямую линию президента» от начала до конца (профессия обязывает). Получил определенное удовольствие от искрометного дискурса президента. Думаю, что состав аудитории в студии, репортажи с дальних мест, некоторые вопросы, ответы и решения – это постановка. Но были ситуативный экспромт, неудобные вопросы, новости и моментальная реакция. В общем, такой формат общения народу нравится и оправдывает себя.
Общее впечатление можно сформулировать так: все чиновники знают проблемы, должны решать их в автоматическом режиме, но им, видимо, очень интересно, что скажет о них Путин. Он много говорил, в частности, о них, ЖКХ. Особое впечатление произвела «старая гвардия» — ветеран ВОВ из Омска, 85-летняя Алевтина Рапацевич. Результат не заставил себя долго ждать, прокуратура внесла представление мэру Омска по фактам нарушений при рассмотрении обращения. На бывших сотрудников управляющих компаний, на которых жаловалась омичка, завели уголовное дело.

Правда в Санкт-Петербурге сначала не в той управляющей компании прошли обыски, но какая разница, какую проверять, везде одно и то же. Конечно, полномочия президента позволяют быстро решать вопросы «в режиме ручного управления». Но с этим что-то тоже делать надо? Президент и сам понимает, что это отражение сбоев и провалов в управлении на местах. Думаю, модернизация управления в регионах стала неотложной задачей.
Из недостатков хочу отметить, что линия несколько длительной получилась – пять часов. В т.ч. потому, что несколько долго формулировались вопросы, а задающие их чаще думали о своем собственном пиаре. Хотя сам президент к концу остался полон сил, энергии и юмора.

Юрий ПРОНИН, политический обозреватель:

Выражу мнение скептика. На мой взгляд, «Прямая линия» президента (во всяком случае, в нынешнем ее формате) уже не взывает дополнительного интереса в сравнении с предыдущими годами. По существу, подобное шоу находит внимание и заинтересованность лишь у части общества (хотя и многочисленной), в то время как другая часть относится к этому мероприятию все более равнодушно, ибо уже давно ясно, каким будет подбор вопросов и что примерно (по содержанию и по манере) скажет Владимир Путин.

Вот уже второй год не слежу внимательно за столь длительным мероприятием, а те отрывки, что случайно вижу, слышу, читаю, подтверждают сказанное: ничего стратегически нового — то, что глава государства скажет именно это и именно так, можно предсказать заранее.

Вызывает сомнение и целесообразность постоянного, из года в год, увеличения прямой линии" по времени. При этом каждый раз отмечается, что «прошлогодний рекорд побит». Видимо, через несколько лет «Прямые линии» будут в духе Чавеса или Фиделя Кастро — часов по шесть-семь.

АиФ в Восточной Сибири