Новая инициатива Президента, или Бег с барьерами

73-arton4775
25 июня 2011 г.

Наш Президент, видимо, любит рубить хвост собаке по частям. Сначала он, признав, что 7%-ный барьер чрезмерен, сказал, что он, тем не менее, против его снижения до 5%, и взамен предложил давать партиям, получившим голоса избирателей в интервале между 5 и 7%, один или два «утешительных» мандата. Сейчас, в уже цитированной пояснительной записке, признается, что это было не очень удачное решение. Но, тем не менее, оно сохраняется для ближайших выборов.

Президент РФ вновь проявил и безбрежный либерализм, и завидную оперативность: 18 июня в интервью «Файнэншл Таймс» сказал, что хорошо бы опустить заградительный барьер на думских выборах до 5%, и уже 24 июня внес соответствующий проект в Государственную Думу. Можно было бы поаплодировать, если бы спикер Грызлов заранее не обнадежил, что этот проект Дума будет рассматривать уже в новом созыве. Впрочем, и так ясно, что к думской кампании проект не успеет стать законом: до конца весенней сессии осталось меньше двух недель, и даже самые срочные законы обычно проходят дольше. Да и в пояснительной записке, размещенной на президентском сайте, сказано, что проект этот предназначен для выборов Думы седьмого созыва и последующих. Подтвердил это и сам Президент в интервью газете «Московские новости».

Но я свой комментарий хочу начать с цитаты из интервью «Файнэншл Таймс»:

«Мы, например, в какой-то момент подняли планку прохода [партий] в Государственную Думу до 7 процентов. Я считаю, что, может быть, это и правильно было именно потому, чтобы произошла структуризация политических сил. Не может быть такой ситуации, когда в стране сотни партий. Это несерьёзно, это признак недоразвитой политической системы».

Здесь все перевернуто. Для структуризации политических сил вполне достаточно было 5%-ного барьера. Количество списков, участвовавших в думских выборах, с 1995 года неизменно сокращалось: 43, затем, 26, затем 23 (какие же тут сотни?!). Шел естественный процесс структуризации. И шел бы он более эффективно, если бы сама президентская администрация перед выборами 2003 года не настрогала партий–спойлеров.

Но повышение барьера до 7% как раз никакой роли в «структуризации» не сыграло. Скажем, многие либеральные деятели хотели, чтобы «Яблоко» объединилось с СПС, аргументируя этот тем, что порознь они 7% не преодолеют. Не получилось.

«Структуризацию» осуществили более грубым способом, подняв планку численности партий до 50 тысяч. Плюс еще целый набор административных методов. И число партий снизили до семи.

А Президент в интервью «Московским новостям» рассуждает о том, что барьер нужен, чтобы в Думе не было маргиналов. Он то ли сам не понимает, о чем говорит, то ли думает, что читатели не понимают! Какие могут быть маргиналы при 50-, 45- или даже 40-тысячной планке численности?! Да еще при таких придирчивых проверках Минюста (с привлечением МВД)?!

В этих условиях говорить о снижении барьера до 5% – смешно. Когда партий всего семь, барьер вообще не нужен.

Но наш Президент, видимо, любит рубить хвост собаке по частям. Сначала он, признав, что 7%-ный барьер чрезмерен, сказал, что он, тем не менее, против его снижения до 5%, и взамен предложил давать партиям, получившим голоса избирателей в интервале между 5 и 7%, один или два «утешительных» мандата. Сейчас, в уже цитированной пояснительной записке, признается, что это было не очень удачное решение. Но, тем не менее, оно сохраняется для ближайших выборов.

Здесь надо бы пояснить, что для снижения барьера достаточно кратчайшего закона: в статье такой-то число 7 заменить на число 5. И все. А реализация предложения Президента об «утешительных» мандатах (или, как их прозвали острословы, «приставных стульчиках») потребовало создания довольно сложной и громоздкой конструкции: большие изменения были внесены в пять федеральных законов. Так что если бы сейчас барьер был снижен до 5%, получилось бы, что тот сложный закон от 12 мая 2009 года № 94-ФЗ, над которым полгода работали квалифицированные юристы, попросту не потребовался бы.

Но главное – партии, которые при пропорциональном распределении мандатов могли бы получить 25–30 мандатов, по этой системе получают 1–2 мандата. Понятно, что истинная причина сочинения столь сложной конструкции вместо простого снижения барьера состояла в том, чтобы создать видимость повышения представительности Думы, но чтобы при этом «партия власти» потеряла не более одного–двух мандатов.

А что будет с барьером на следующих выборах, которые пройдут аж в 2016 году, – кого это сейчас волнует?! Помните про падишаха и ишака?!

Аркадий Любарев