Муниципалитеты потеряют бюджетную независимость

30 ноября 2006 г.

Свое мнение относительно идеи назначения мэров городов, отмены порога явки избирателей и участия молодежи в выборах Алтайскому отделению Ассоциации «ГОЛОС» озвучил Асеев Сергей Юрьевич – к.и.н., доцент кафедры политологии Алтайского государственного университета.

– Как вы можете прокомментировать попытку введения практики назначения мэров городов губернаторами регионов?

– Назначение мэров укладывалось в логику централизации власти, поскольку этот шаг был гарантирован губернаторам в рамках инициирования процедуры назначения; т.е. когда им говорили, что вводится процедура назначаемости, а не выборности глав субъектов, в качестве компенсации им будет предоставлено такое же право назначать мэров. Затем эта процедура затянулась, и на сегодняшний момент, не самый удачный, эта инициатива разыгрывается в рамках противостояния двух партий власти: мироновской «Справедливой России», которая сразу выступила против, и «Единой России», которая пошла на попятную, отказавшись от этого. Но: здесь необходимо учитывать, что муниципальная реформа состояла из двух частей, и власть поступилась только незначительной ее составляющей, публичной. Публичная часть состоит из того, что отменяется выборность мэров столичных городов, которые автоматически являются административными центрами самих субъектов. В них предлагалось трансформировать модель управления на районный уровень, т.е. выборность глав районов города. От этой части они отказались. Вторая часть – финансовая, т.е. то, что эти субъекты теряют бюджетную независимость, и эту часть отыгрывать никто назад не намерен. Поэтому какие бы ни были регламентные полномочия у этого мэра, при отсутствии реальной финансовой силы и значимости его голоса, он автоматически становится лицом второстепенным в рамках этого управления. Представительный орган, не имея собственного механизма контроля над финансами, сразу потеряет значимость и будет находиться в абсолютном подчинении главы субъекта. Это уже никто сейчас не оспаривает. Власть не дает никаких оснований пересматривать предлагаемые реформы. А при той ситуации, что уже в законе «Об основных гарантиях организации деятельности местного самоуправления» поставлен вопрос о том, что муниципалитетам предоставлено право выбирать из нескольких моделей организации системы управления. Муниципалитеты сами могут закрепить не выборность мэра, а его назначаемость из состава представительных органов, т.е. опосредованное назначение из числа депутатов самими депутатами; параллельно с этим также есть возможность назначения на контрактной основе главы Администрации, а не главы муниципального образования. Все это, так или иначе, оставляет то самое правовое поле для игры амбициями, ресурсами власти и пр., когда за счет субъективных противоречий, расположения сил, власть губернатора, федеральная власть может убрать тот самый спорный институт выбранного непосредственно населением мэра.

– Как можно расценить идею отмены минимального порога явки избирателей на выборы?

– Отмена порога явки. Здесь упрощается сама процедура с согласия всех действующих сильных субъектов избирательного процесса. Отмена порога явки всего-навсего гарантирует правомочность избрания с первого «захода» представительного органа в правомочном составе, поскольку убирается голосование «против всех», а порог явки соотносится именно с этим. Отмена порога явки и голосования «против всех» в совокупности устраняет возможность признания выборов несостоявшимися. Это выгодно всем политическим партиям, поскольку отмена явочного порога и голосования «против всех» повышает пропорциональную результативность, т.е. они будут получать больше голосов для преодоления отсекающего барьера; поскольку пункт «против всех» отсутствует, значит, эти голоса распределяются между партиями и прочими субъектами кампании. И здесь устраняется любая возможность оппозиционного волеизъявления; голосуя, допустим, против совокупности данных кандидатов, либо голосуя «ногами», просто срывая выборы, возможности нет. «Выборы состоятся при любой погоде» раньше говорили, теперь можно смело говорить, что выборы состоятся при любой явке, никаких оснований для их срыва нет. Многие эксперты говорили, что этого следует ждать. Первоначально оценка была дана еще когда перешли на полностью пропорциональную модель формирования Государственной Думы, поскольку противостояние идеологий, т.е. партийных списков не предусматривает голосование против всех. Это упрощает деятельность всех избирательных комиссий, у которых теперь не будет такой головной боли, как обеспечение явки избирателей и, прежде всего, лидирующих партий. Оппозиция, не имея шансов на победу, могла мобилизовать население голосовать против всех или не ходить на выборы. Теперь это не будет конструктивным шагом, т.к. последствий значимых не будет.

– Как вы относитесь к законодательно закрепленной идее внесения в избирательный список партии представителей молодежи. На что она направлена?

– Через это мы проходили еще в советской модели, когда у нас были квоты по предоставлению мандатов различным социальным группам (коммунисты, комсомольцы, профсоюзы, ветеранские движения и т.д.) Это можно посмотреть в историческом разрезе. При закрытой системе рекрутирования, когда уже полностью состав кандидатов в партийном списке зависит от точки зрения партии как таковой. Эти структуры вынуждены сохранять внешнюю легитимность списков по отношению к избирателям. Ведь молодежная инициатива, по сути, вторичная. Вначале ставился вопрос о том, что необходимо соблюдать некую минимальную пропорцию представительства по демографическому (половому) признаку. Говорили о необходимости закрепления минимального количества мест для женщин. На сегодняшний момент понятно, что игра с молодежным электоратом идет со всех сторон. И «Единая Россия» и иные сильные партии вынуждены уделять большее значение молодежному движению, это квотирование – закрепление некой значимости молодежных лидеров. Они показывают, что молодежная политика не только реализуется, но и реализуется непосредственно молодежью. Это популистский ход. Продолжение может быть еще больше: в рамках идеологических махинаций и доходов можно будет заявить о гарантии мест тем же профсоюзам, прийти к квотированию для работников различных сфер: культуры, образования, сельского хозяйства, промышленности. Это просто-напросто формальная попытка сохранить легитимность структуры в глазах избирателей.